Москва +7 (495) 789-36-38 +7 (800) 500-76-44 Ваш город Москва? Да Выбрать филиал в вашем городе
Главная страница/ База знаний/ Статьи/ Судебная экспертиза/

Что следует изменить в институте судебной экспертизы?

Оксана Геннадьевна Дьяконова, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Тульского филиала Всероссийского государственного университета юстиции, кандидат юридических наук, проанализировала данные анкетирования адвокатов по вопросам, связанным с регламентированием институтов судебной экспертизы и участием специалиста в судопроизводстве.

Авторы материала опросили 334 адвокатов по уголовным и гражданским делам из Москвы и Московской области, Тульской, Самарской, Ивановской, Оренбургской, Волгоградской областей, Республик Татарстан и Крым.

закон

Цель анкетирования – узнать мнения представителей адвокатского сообщества по поводу законодательной регламентации и проблем практической реализации институтов судебной экспертизы и участия специалиста в судопроизводстве.

Что по мнению адвокатов стоит изменить в институте судебной экспертизы?

Насколько важна судебная экспертиза?

Более 40% опрошенных адвокатов в своей практике неоднократно обращались с ходатайством о назначении судебной экспертизы. Примерно в 50% случаев судьи удовлетворяют такие ходатайства.

В гражданском и арбитражном процессе количество поданных ходатайств о назначении судебной экспертизы более чем в два раза выше, нежели в уголовном.

  • 36% опрошенных считают заключение эксперта «царицей доказательств» и главным доказательством по делу;
  • 36% анкетируемых ответили, что, несмотря на важность, заключение эксперта должно оцениваться наряду с другими доказательствами и не является обязательным для суда; 17,5% ответили, что заключение эксперта имеет важное значение, не делая акцент на высокой значимости и правилах оценки доказательств;
  • 10,5% считают заключение эксперта одним из важнейших доказательств по делу.

Стоит ли расширить основания для обязательного назначения и проведения судебной экспертизы?

36% респондентов ответили, что перечень, предусмотренный законодательством (ст. 195 УПК РФ; некоторые случаи назначения судебной экспертизы определяет ГПК РФ, например, ст. 283), расширять не следует, поскольку и в существующем виде он удовлетворяет требованиям практики.

32,5% ответили, что перечень следует расширять. Несколько опрошенных предложили внести в этот перечень обязательное назначение экспертизы по ходатайству защитника.

31,5% опрошенных затруднились ответить. Часть анкетируемых адвокатов ответили, что чем больше будет оснований для обязательного назначения экспертизы, тем меньше будет отказов у следствия и суда в назначении экспертизы. Многие указали на то, что необходимости в расширении оснований для обязательного назначения экспертизы нет, так это предоставит сторонам дополнительную возможность для злоупотребления процессуальными правами.

Обязательно ли назначать судебную экспертизу во всех случаях, когда требуется разрешить вопрос с применением специальных знаний?

80% анкетируемых ответили, что при необходимости использования специальных знаний в процессе следует назначить судебную экспертизу;

2,25% респондентов ответили, что Закон обязывает назначать судебную экспертизу в этих случаях, хотя указание в законодательстве на основания обязательного назначения судебной экспертизы, скорее, исключение из правила, нежели собственно правило назначения и производства судебной экспертизы. Некоторые респонденты считают необходимым «назначать сразу комплексные судебные экспертизы, к примеру, дактилоскопические и генетические одновременно».

15,5% анкетируемых адвокатов считают необязательным назначение судебной экспертизы в случаях, когда требуется разрешить вопрос с применением специальных знаний. Они считают, что зачастую достаточно заключения специалиста, а в некоторых случаях в целях процессуальной экономии возможно ограничиться допросом специалиста, предупрежденного о даче заведомо ложных показаний.

2,25% опрошенных затруднились с ответом на данный вопрос.

О задачах, которые должны быть сформулированы для определения вида экспертизы

Ни один из респондентов не выделил «задачи» и «вопросы, формулируемые в зависимости от вида экспертизы» в качестве необходимого явления при определении вида экспертизы.

29% адвокатов указали, что необходимо охарактеризовать объект исследования и специальные знания, которые могут быть здесь применены.

25% респондентов указали в качестве необходимости определение обстоятельств дела и предмета доказывания по делу.

7% анкетируемых указывали выбор экспертной организации (ЭО), консультацию специалиста, а также доказательственную значимость заключения эксперта.

На какой стадии следовало бы допустить назначение и производство судебной экспертизы?

46,5% анкетируемых адвокатов высказались за возможность проведения судебной экспертизы на любой стадии процесса, при этом лишь несколько респондентов уточнили, что она необходима на всех стадиях, включая обжалование в апелляционной, кассационной инстанции.

25% анкетируемых указали, что нет необходимости что-то менять в действующем законодательстве в этом вопросе, т.е. что назначение и производство должны быть только на тех стадиях уголовного и гражданского процесса, на которых такая возможность сейчас предоставлена Законом.

9% адвокатов указали на необходимость производства судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела. 1,9% подчеркнули, что назначение и производство судебной экспертизы должны проводиться на «самых ранних стадиях процесса», «чем раньше, тем лучше».

0,9% анкетируемых, напротив, обозначили, что производство экспертизы должно происходить в конце процесса.

9,9% анкетируемых определили, что производство судебной экспертизы должно быть только в рамках предварительного следствия или дознания.

3,9%, напротив, определили возможность производства экспертизы только в рамках судебного следствия.

2,9% затруднились ответить на этот вопрос.

Встречали ли адвокаты ошибки в формулировках поставленных перед экспертом вопросов?

57% анкетируемых сообщили, что встречали ошибки. А о каких ошибках идет речь?

  • 28,5% указали на постановку перед экспертом вопросов, выходящих за пределы его компетенции; половина респондентов подчеркнули постановку перед экспертами правовых вопросов;
  • 25% указали на непонятные и некорректные формулировки вопросов;
  • 23% указали на неконкретность, обтекаемость, шаблонность формулировок вопросов, постановку общих вопросов, не имеющих значения для конкретной ситуации;
  • 9% отметили наличие вопросов, которые содержат ответы, т.е. наводящих вопросов;
  • 5,5% не указали, какого рода ошибки встречались;
  • 3,5% отметили в качестве ошибок дублируемые вопросы, поставленные перед экспертами;
  • 1,8% указали на неграмотность формулировок вопросов, которые были исправлены экспертами;
  • по 1,8% респондентов указали на наличие вопросов, не относящихся к делу, а также на постановку вопросов, не требующих специальных знаний.

35,7% указали, что с ошибками не сталкивались;

7% затруднились ответить.

Можно ли поставить перед экспертом вопросы, связанные с определением вменяемости/невменяемости, дееспособности/недееспособности подэкспертного, квалификации правонарушения/преступления

  • 32,7% анкетируемых ответили «да, возможно (безусловно)»;
  • 23,4% - нет, невозможно (безусловно);
  • 40,5% - возможно, но только в отношении определения вменяемости/невменяемости, дееспособности/недееспособности, но невозможно в отношении квалификации правонарушения/преступления. Затруднились ответить 3,4% опрошенных.

Об обращении адвокатов к специалистам и форме обращения

  • 23% адвокатов ответили, что ни разу не обращались к специалисту в своей практике, хотя теоретически такую возможность признают;
  • 77% обращались к специалисту, при этом 11% делают это регулярно (постоянно), а 11% обращаются к специалисту нечасто.

Из тех, кто ответил положительно, к специалисту обращались с целью:

  • 16,4%, чтобы получить ответ на запрос;
  • 1,7%, чтобы назначить исследования;
  • 21,5% за заключением специалиста (20% из них получили рецензию специалиста на заключение эксперта);
  • 11,5% для проведения устного опроса;
  • 14,6% для проведения допроса в судебном заседании (из них 12% указали, что проводился «опрос в суде», 12% указали, что специалист допрашивался в качестве свидетеля по делу, 76% оставили без уточнения);
  • 32,6% за консультацией/разъяснением, в том числе в неофициальном порядке, т.е. без последующего привлечения в суд специалиста;
  • 1,7% для привлечения специалиста для участия в осмотре.

Об указании в ходатайстве о назначении судебной экспертизы конкретного эксперта или конкретную ЭО

  • 17% респондентов ответили, что не заявляли такие ходатайства;
  • 84% такие ходатайства заявляли (из них 51% указали, что делали это часто и в большинстве случаев они удовлетворялись;
  • 13,5% отметили, что ходатайствовали по этому поводу редко;
  • 9,5% анкетируемых заявили, что суды обязывали их указывать, какому эксперту они хотели поручить проведение экспертизы;
  • 26% не пояснили свой ответ.

Большинство указали, что заявляли такие ходатайства только по гражданским делам.

В какие экспертные организации обращались?

  • 69,5% отметили, что обращались в государственные экспертные организации;
  • 13,7% назвали негосударственные организации;
  • 16,8% указали, что экспертизы назначаются примерно в равных долях в государственные и негосударственные судебно-экспертные организации либо для них не представляет значение, какие организации будут проводить экспертизу.

Как определяли компетентность эксперта или специалиста?

  • 49% анкетируемых ответили, что опирались на данные об образовании (дипломы, сертификаты и проч.) и опыте, стаже работы эксперта (трудовая книжка);
  • 24,5% признавали эксперта компетентным, исходя из личного убеждения и основанного на собственном опыте;
  • 12,5% указали лицензию/свидетельство о праве производства экспертизы (возможно, имелся в виду допуск) в качестве документа, подтверждающего компетентность эксперта;
  • 5,6% опрошенных указали на материалы дела, судебную практику, на основании изучения которых они могли сделать вывод о компетентности эксперта;
  • 6,6% указали Интернет и СМИ как источник сведений о компетентности эксперта;
  • 0,9% указали ученую степень/звание как подтверждение компетентности эксперта;
  • 0,9% затруднились ответить.

Важен ли для оценки результатов экспертизы её экспертный состав (единоличная или комиссионная)?

85,3% анкетируемых ответили, что коллегиальный состав комиссии имеет важное значение, большинство дополнительно указали, что экспертиза во всех случаях должна проводиться комиссионно. Из них:

  • 34% специально указали, что комплексная экспертиза должна быть только комиссионной; 7,8% адвокатов оставили без пояснения свой ответ, что не имеет значения - в коллегиальном или единоличном составе проведена экспертиза;
  • 4,9% отметили, что при проведении экспертизы состав не имеет значения, и дополнительно указали, что комплексная экспертиза может проводиться единолично; затруднились ответить на вопрос 1,9% анкетируемых.

Стоит ли предоставить эксперту, обладающему специальными знаниями в нескольких областях, нормативно закрепленное право единолично проводить комплексную экспертизу

  • 61% анкетируемых ответили отрицательно, мотивируя в основном тем, что «нельзя быть специалистом во всем», а также тем, что подобное положение даст возможность злоупотребления правами, в том числе может повлечь совершение преступлений.
  • 25% респондентов положительно отнеслись к идее, большинство из них в качестве условия отметили согласие сторон на проведение такой экспертизы единолично; воздержались/затруднились ответить 3,5%;
  • неоднозначно воспринимают инициативу 10,5% опрошенных.

О соблюдении сроков производства судебных экспертиз

  • 54,3% ответили, что сроки соблюдаются, при этом некоторые отметили, что «необходимое время для экспертизы предварительно согласовывается с учреждениями»;
  • 45,7% анкетируемых отметили, что сроки производства судебной экспертизы соблюдаются не всегда либо нарушаются.

Причинами нарушения сроков производства судебной экспертизы анкетируемые назвали следующие:

  • 46,3% - загруженность экспертов (в большей степени государственных ЭО), отсутствие экспертов необходимой специальности, многие указывают именно на загруженность;
  • 20,3% - непредставление материалов и/объектов исследования (неполнота представленных материалов);
  • 13% - волокиту следственных органов, неорганизованность экспертов, низкую инициативность и требовательность суда, злоупотребления правами сторон;
  • 7,3% - сложность исследования;
  • 6,5% затруднились ответить или ответили, что таких причин нет;
  • 4,2% - отпуск/временную нетрудоспособность эксперта;
  • 2,4% - несвоевременную оплату.

О реализации прав сторон (должным ли образом соблюдаются требования ч. 3 ст. 195 УПК РФ)

  • 59% ответили, что требования не соблюдаются, право на формулирование вопросов, выбор эксперта или экспертной организации не реализуются;
  • 38% указали, что требования соблюдаются (т.е. есть возможность сформулировать и представить свои вопросы).

Некоторые адвокаты отметили, что без подписи подозреваемого/обвиняемого в постановлении невозможно назначить судебную экспертизу; 3% затруднились ответить. Многие из отрицательно ответивших на данный вопрос указали, что обжалование в порядке ст. 125 УПК РФ не дает своих результатов, суды не считают недопустимым доказательством заключение эксперта, полученное с нарушением процессуального порядка ее назначения.

Какими правами в отношении назначения и производства экспертизы следовало бы наделить адвокатов - представителей по гражданским делам и адвокатов-защитников?

37,3% указали, что закон предоставляет достаточно прав, однако следует установить гарантии их реализации;

2% затруднились ответить;

60,7% опрошенных считают, что следует дополнить перечень прав адвоката. Из них:

  • 9,3% полагают, что следует установить право при ознакомлении с постановлением о назначении судебной экспертизы одновременно знакомить с объектами и всеми материалами, направляемыми на исследование;
  • 30,7% считают необходимым предоставить адвокату право «назначать» экспертизы;
  • 9,3% - право привлекать собственного специалиста при назначении экспертизы следователем с включением его в комиссию экспертов или выбирать эксперта;
  • 1,5% - право на обжалование экспертного заключения;
  • 3% - право обжаловать постановление/определение о назначении судебной экспертизы;
  • 16,9% - право присутствовать при производстве судебной экспертизы;
  • 9,3% - право на обязательное удовлетворение лицом/органом, ведущим процесс, ходатайства о назначении судебной экспертизы.

Надо ли нормативно закрепить права заинтересованных участников процесса обращаться к эксперту на основании гражданско-правового договора и получать экспертное заключение, которое выступает равнозначным доказательством с заключением судебной экспертизы, назначенной дознавателем?

  • 60,2% ответили: да, следует предоставить такое право (многие дополнительно указали условие - наличие обязательного предупреждения эксперта об уголовной ответственности);
  • 31,6% не согласны на предоставление такого права. Основная причина несогласия - отсутствие уголовной ответственности и механизма к ее привлечению.

Следует ли унифицировать законодательство в области судебной экспертизы с учетом специфики судопроизводства?

  • 18,5% затруднились дать ответ;
  • 37,8% ответили, что не видят в этом необходимости, поскольку положения действующего Федерального закона N 73-ФЗ вполне актуальны, кроме того, имеются разъяснения высших судов; 43,7% указали, что необходимо унифицировать законодательство, принять новый закон о судебной экспертизе и внести изменения в процессуальные кодексы.

Источник: статья О.Г. Дьяконовой «Регламентация институтов судебной экспертизы и участия специалиста в судопроизводстве глазами практиков: по результатам анкетирования адвокатов».

Литература

1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Федеральный закон от 18.12.2001 N 174-ФЗ) // СЗ РФ. 2001. N 52 (ч. I). Ст. 4921.

2. Федеральный закон от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» // СЗ РФ. 04.06.2001. N 23. Ст. 2291.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // БВС РФ. 2011. N 2.

4. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 04.04.2014 N 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» // Вестник ВАС РФ. 2014. N 6.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (Федеральный закон от 14.11.2002 N 138-ФЗ) // СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.

Дата редакции: 31.03.2017




Теги:


Другие статьи


Новости

Хотите оспорить судебное решение?
Рецензирование заключений
От 20 000
рублей
От 2 рабочих дней

 

Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus