Почерковедческая экспертиза в цифровую эпоху (Часть 2)

См. начало -  Часть 1.

Часть 2: Некоторые вещи не меняются никогда

«Поспешные выводы опасны» (Шерлок)

Дети обучались письму в школе, обводя и копируя буквы и фразы в прописях, которые были образцами чистописания. В прописях разных авторов был разный стиль письма, и эксперт мог с уверенностью сказать, по каким прописям учился человек: Палмера или Спенсера, или кого-то другого. Определив стиль письма, эксперт мог ограничить круг лиц, которые предположительно могли написать исследуемый текст. 


Письмо Спенсера было наиболее популярно в 1850 по 1925 год в США. Автор этого стиля, Платт Роджерс Спенсер, разработал каллиграфическое письмо в 1840 г., которое было с одной стороны весьма разборчиво, с другой - очень изящно. Этому стилю обучали в американских школах. Стиль Спенсера был стандартом до 20-х годов ХХ века, не устояв перед внедрением в жизнь пишущей машинки. Кстати, логотипы известных компаний «Кока-Кола» и «Форд» выполнены в стиле спенсеровского письма.

Источник фото: Википедия Письмо Спенсера.

Остин Норман Палмер (1860-1927) - создал свой стиль американского письма, которое пришло на смену стилю Спенсера. Он выпустил учебник в 1901 году «Метод делового письма Палмера», который стал популярен в 20-х годах благодаря тому, что автор предлагал более простой, разборчивый и быстрый (по сравнению со спенсеровским) метод письма. Широкое распространение метод письма получил в школах и в деловой среде.

Источник фото: Википедия Письмо Палмера.

В 50-е годы метод Палмера сменил метод Занера-Блоузера. Создатели методики - Чарльз Пакстон Занер и позднее присоединившийся Элмер Уорлд Блоузер - считали, что прежде чем обучать детей курсиву, необходимо научить их письму. Предложенный ими метод написания букв был еще более упрощён по сравнению со спенсеровским стилем и очень подходил ученикам начальной школы.

Источник фото: Википедия Метод Занера-Блоузера


Большинство детей уже не изучают курсив в школе, и неизвестно, помогает это или затрудняет работу эксперта. «Это может делать почерк человека более персонализированным, позволяя ему развивать свой индивидуальный стиль письма», - говорит Линтон Мохаммед, автор популярного учебника «Судебная экспертиза подписей» и соавтор отчета NIST. 

С другой стороны, это может усложнять задачу экспертам, лишая их системы классификации стилей. Это одна из причин, почему необходимо исследовать частоту ошибок, допускаемых экспертами. Изменились методы обучения письму, и исследование частоты ошибок может показать, успевают ли эксперты адаптироваться к этим изменениям. «Мы считаем, что успешно с этим справляемся», - говорит Линтон. - «Но насколько успешно в действительности?».

Для поиска ответа на вопрос о том, действительно ли эксперты более компетентны в проверке почерка, чем люди без подготовки, было проведено несколько исследований. Результаты дали достаточно информации не только об экспертизе почерка, но и о психологии человека.

Во многих из этих исследований участники должны были выполнить задание: сравнить пары подписей и сказать, принадлежат ли они одному и тому же человеку или одна из подписей - поддельная. Установить средний процент ошибки в сделанных участниками выводах - невозможно, так как условия проведения исследований были различны. Но неизменно, во всех исследованиях, доля правильных выводов была одинакова как у экспертов, так и у неспециалистов. Именно такой вывод сделала Элис Таулер из Университета Нового Южного Уэльса, Австралия, проведя в 2018 году метаанализ результатов всех исследований. При этом, люди без подготовки чаще делали ошибочные выводы, а эксперты чаще отказывались делать категорический вывод. Если подпись не отличалась сложными элементами или ее трудно было сравнивать по каким-то другим причинам, то эксперты быстрее отказывались делать конкретные выводы, считая образцы недостаточными для этого. Эта способность не выносить решение, не имея достаточных на то оснований, является решающей для уменьшения ошибок в судебно-экспертной деятельности.

Тенденция неспециалистов к поспешным выводам, когда в той же ситуации эксперты скорее не станут делать определённые выводы, отражает особенности человеческой психологии. Чем меньше человек знает о чем-либо, тем компетентнее он себя считает. Психологи, впервые описавшие эту особенность психологии, назвали ее эффектом Даннинга-Крюгера. И что касается почерка, люди особенно подвержены этому эффекту, ведь писать-то каждый умеет! Что тут сложного - исследовать почерк?

Исследования частоты ошибок показали, что некоторые эксперты, сталкиваясь со сложной задачей, осознают ограничения, не позволяющие делать категорические выводы. «Я занимаюсь этим более 30 лет и рано понял, что мы многого не знаем», - сказал Мохаммед. «Поэтому, мы должны быть очень осторожны в своих выводах».

Источник фото: ru.depositphotos.com

Так это закат почерковедческой экспертизы или новая эра?

Мохаммед, так же, как и Уилл, исследовал множество завещаний, договоров и доверенностей. Среди документов, попадавших к нему на экспертизу, были записки, письма с угрозами и даже один список жертв. А поскольку он работает в Сан-Франциско, где технологический бум способствовал росту финансовых компаний, то ему приходилось исследовать и договоры на покупку ценных бумаг, и брачные контракты.

Мохаммед начинал работать в Департаменте полиции Сан-Диего. Однако, сейчас он занимается частной практикой. В настоящее время в Северной Калифорнии нет государственных судебно-экспертных учреждений, которые занимаются экспертизой подлинности документов. И это отражает общенациональную тенденцию: согласно данным Минюста США, в 2014 году только в 14% государственных криминалистических лабораториях проводилась экспертиза подлинности документов. Для сравнения - в 2002 году таких лабораторий было 24%.

Эти цифры могут говорить не об исчезновении данного вида экспертизы, а о перераспределении объема работы. Если небольшие государственные лаборатории не могут содержать штатных экспертов из-за уменьшения нагрузки, то они могут передавать проведение исследований частным специалистам, таким, как Уилл и Мохаммед. В то же время, крупные федеральные лаборатории, как, например, Лаборатория ФБР и Центр криминалистики Минобороны США, продолжают содержать в штате отделы экспертизы документов. Отчасти это связано с тем, что деятельность этих ведомств направлена на борьбу с международным терроризмом, а документы по-прежнему являются важным источником разведданных. А также с тем, что они занимаются расследованием преступлений в масштабах всей страны. Преступления, связанные с рукописными текстами или подписями, до сих пор распространены, поэтому федеральным лабораториям необходим штат собственных экспертов. Один федеральный эксперт, отвечая на вопрос о том, не исчезнут ли эксперты-почерковеды, сказал: пока есть жажда наживы и мошенничество, будут востребованы и эксперты по почерку.

Мохаммед, отвечая на тот же вопрос, заметил, что технологический прогресс и в прошлом не уничтожил почерковедческую экспертизу. «Когда появилась шариковая ручка, люди сказали: «ну все, это конец экспертизы почерка», - сказал он. Тем не менее, несмотря на постепенное исчезновение перьевой ручки из постоянного обихода людей, отрасль сумела трансформироваться.

Мелисса Тейлор тоже считает, что экспертиза почерка останется по-прежнему востребованной и актуальной, если она успешно адаптируется к меняющимся требованиям в отношении научности и достоверности результатов исследований. И если новый отчёт, среди авторов которого много ведущих экспертов, является неким знаком, то можно считать, что изменения в сфере почерковедческой экспертизы уже происходят.

«Ещё будут документы. Ещё будут подписи», - говорит Мелисса. «Люди не печатают на своём принтере записочки-стикеры. Они пишут на них напоминания и приклеивают к приборной доске, прежде чем убежать в банк.»

Некоторые вещи не меняются никогда.

Источник: «Handwriting Examiners at a Crossroads in Today's Digital Age»

Перевод с английского Наталья Вознесенская


По теме:

Как современные условия обучения письму могут повлиять на методику почерковедческой экспертизы?

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.