Москва +7 (495) 789-36-38 +7 (800) 500-76-44
Главная страница/ База знаний/ Статьи/ Общие статьи/

А ну-ка, обмани! Об истории детекторов лжи в США (Часть 1)

* Данный материал старше двух лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.


Любая история начинается с представления главных действующих лиц. В нашем случае это полиграф, или детектор лжи. Да, это такая коробочка с проводками и датчиками, которые подключают к пальцам тестируемого. Полиграф – частый «гость» на страницах детективных романов и в кадрах полицейских боевиков.

Термин «полиграф» образовался из двух греческих слов: «поли» – много и «граф» – писать. Если отойти от этимологии, то полиграф – это техническое устройство, которое регистрирует и измеряет физиологические процессы в организме человека во время допроса, снимает его реакцию на определенные вопросы. О каких параметрах идёт речь? О дыхании, сердечно-сосудистой активности и сопротивлении кожи (кожно-гальванический рефлекс). Эти параметры фиксируют датчики. Сигналы преобразуются в цифровые коды. Результаты записи параметров появляются на бумажном или электронном носителе. Их называют полиграммой.

Прототип современных полиграфов появился в 20-х гг. XX века, в США. Детектор лжи сконструировал и применил полицейский из Калифорнии, Джон Ларсон. Тогда же впервые встал вопрос о доказательственном значении данных, полученных в ходе испытания на полиграфе.

При рассмотрении дела об убийстве суд отказался принять в качестве доказательства результаты исследования на полиграфе. Суд счел, что научных данных и опыта, подтверждающих надежность принципов исследования на полиграфе, еще не наработано. Более того, их еще не признали авторитетные ученые в области физиологии и психологии.

Дело Фрая, которое привело к созданию стандарта

Чуть позднее суд сформулировал стандарт для исследований на полиграфе - Frye standard. Он получил название по имени обвиняемого, на основании чьего дела, стандарт и появился. Увы, в настоящее время выяснить все аспекты Frye Case нельзя, мы можем оперировать только общепризнанными точками зрения.

Что же это за дело Фрая? Рассмотрим его основные вехи, а главное - последствия.

Вечером 25 ноября 1920 г. Роберта В. Браун засиделся на работе. Внезапно в помещении появился незнакомец, который выстрелил в Брауна. Браун скончался в результате полученных огнестрельных ранений. Нападавшим был Джеймс Фрай. Свидетелем происшествия был коллега Брауна, который безуспешно попытался остановить нападавшего. Убийца скрылся, но был задержан позже, спустя семь месяцев. Полиция допросила Фрая, и он сознался в убийстве Брауна.

Согласно распространенной версии, Фрай признался в убийстве по совету неизвестного лица, который сообщил, что семья погибшего готова поделиться частью компенсации, если Фрай возьмет ответственность на себя. По этой версии Фрай позднее отказался от показаний, поняв, что стал жертвой обмана. После отказа от признательных показаний его проверили на детекторе лжи. Полиграмма показала – Фрай говорит правду, Брауна он не убивал. Но суд не принял показания детектора за доказательства. Джеймса Фрая осудили и приговорили к пожизненному заключению. Одни считают, что именно убийца убедил Фрая дать показания. Другие – Фрай отказался от своих показаний после консультации с защитником.

К тому времени, когда дело было передано в суд, Фрай заявил о своем алиби. Однако защитник не мог представить доказательств, которые его бы подтвердили.

Судебное разбирательство длилось четыре дня, дело слушалось присяжными заседателями. Председательствующий судья не разрешил защите допросить специалиста, работавшего тогда с детектором лжи, перед жюри присяжных заседателей. Судья также запретил повторное исследование непосредственно во время судебного заседания. Присяжные совещались три часа. В результате они признали подсудимого виновным в убийстве. Фрая признали виновным в убийстве второй степени, то есть он избежал наказания в виде смертной казни.

Защита попыталась обжаловать то, что суд ошибочно исключил как недопустимое доказательство результаты исследования на детекторе лжи. Апелляционный суд округа Колумбия поддержал решение судьи об исключении результатов тестирования подсудимого на полиграфе из разбирательства дела. Именно тогда и был разработан стандарт, которому американские суды следовали 70 лет.

Даже после того, как судьи сформулировали стандарт Frye rule, судебная практика по вопросу о приемлемости полиграфа в качестве доказательства была неоднородной.

На уровне штатов суды приняли несколько компромиссных решений. Одно из них: испытание на полиграфе рассматривалось как средство допроса в ходе полицейского расследования.

Например, Верховный суд штата Орегон в 1975 г. заявил, что «полиграф является надлежащим инструментом для использования полицией при допросе лиц, подозреваемых в совершении преступлений, при условии, что эти лица добровольно согласятся подвергнуться таким испытаниям и что такие испытания проводятся надлежащим образом».

В том же году Нью-Йоркский суд по семейным делам постановил: «…хотя полиграф не может быть использован в качестве средства доказывания, установлено, что он достаточно надежен, чтобы быть использованным в качестве орудия следствия с согласия участвующих в деле сторон».

Продолжительное время «лай-детектор» являлся средством оперативного полицейского расследования. Однако для придания результатам такого испытания доказательственного значения судебная практика не находила достаточных оснований.

В решении Верховного суда штата Пенсильвания сказано: «Для того чтобы суды США принимали результаты таких испытаний как достоверные доказательства, нужно, чтобы с большей определенностью была установлена научная надежность и непогрешимость полиграфа и других методов психологического выявления обмана».

Верховный суд штата Нью-Мексико придерживался такого же мнения: показания, полученные с помощью полиграфа, недопустимы в качестве судебного доказательства, несмотря на то что участники процесса выразили письменное согласие подвергнуться данному испытанию.

Судебная практика эволюционировала. Правило, в соответствии с которым за результатами исследования на полиграфе признавалась доказательственная сила, постепенно сформировалось. Условие было такое: обе стороны - и обвинение, и защита - не возражают, чтобы результатам испытания на полиграфе был придан статус судебного доказательства.

О получении данных полиграфа статуса доказательства на примере дела Вальдеса

Наиболее полно это правило было сформулировано в решении по делу Вальдеса.

Суд отметил, что результаты допроса с использованием полиграфа имеют достаточную доказательственную ценность. И согласился допустить их в качестве доказательств, если стороны судебного процесса согласятся на это. В то же время суд счел необходимым соблюдение следующих условий:

  • обвинитель, обвиняемый и его защитник должны заключить письменное соглашение о том, что обвиняемый подвергнется испытанию на полиграфе и что впоследствии в суде будут использованы в качестве доказательства как результаты этого испытания, так и показания проводившего испытание оператора;

  • вопрос о допустимости результатов испытания на полиграфе в качестве доказательства в конечном счете решает судья, рассматривающий дело. Судья может отвергнуть результаты исследования на полиграфе, если усомнится в компетенции оператора, соблюдении условий, необходимых для проведения объективного анализа, и т.п.;

  • стороны вправе подвергнуть оператора перекрестному допросу по следующим пунктам: квалификация и степень подготовленности оператора; условия, при которых проводилось испытание; недостатки такого рода тестов и возможность ошибки;

  • если результаты испытания допущены в качестве судебного доказательства, судья должен в своем напутственном слове обратить внимание присяжных на то, что показания оператора направлены на установление лишь того факта, что в момент испытания обвиняемый говорил правду или говорил неправду. Дело присяжных заседателей определить, какое доказательственное значение следует в данном случае придать результатам психологического исследования.

В качестве иллюстрации – решение апелляционного суда штата Иллинойс. Сторона обвинения и сторона защиты единодушно заявили, что они согласны, чтобы суд решил вопрос о виновности на основании результата испытания на полиграфе.

Опираясь на данные, полученные в ходе этого исследования, суд первой инстанции вынес обвинительный приговор. В апелляционной жалобе осужденный указал, что суд принял результаты испытания на полиграфе, не определив квалификацию оператора.

Апелляционный суд, изучив прежние случаи, постановил: доказательственную ценность результатов испытания в этих условиях можно признать, если суд положительно оценит квалификацию лица, которое проводило испытание и интерпретировало показания полиграфа.

Однако, суд указал, что в случае, когда обе стороны согласились на применение полиграфа, недопустимо, чтобы в дальнейшем одна из сторон выражала сомнение в безошибочности исследования с его помощью.

Штаты всё чаще использовали результаты детекторов лжи

Практика использования результатов исследований на детекторе лжи как доказательства росла. На уровне штатов.

Например, в решении Верховного суда штата Нью-Джерси сказано, что «исследования на полиграфе достигли должной степени надежности». Если «в уголовном деле обвинение и обвиняемый достигли соглашения об испытании обвиняемого на полиграфе и результаты этого испытания будут представлены в качестве доказательства, такому соглашению должен быть дан ход. Исследования на полиграфе имеют достаточную доказательственную ценность, чтобы обосновать принятие их результатов в качестве доказательства при указанных обстоятельствах». При этом, подчеркивалось, что оператор должен иметь должную квалификацию. Испытание должно проводиться в соответствии с установленной методикой.

Верховный суд штата Висконсин, можно сказать, подытожил первый опыт использования детекторов лжи, приняв за основу правила, сформулированные в деле Вальдеса:

«Нам представляется ясным, что за 40 или 50 лет полиграфные испытания продвинулись от «сумеречной зоны» времен дела Фрая до такой степени стабильности и научного признания, что безусловное исключение экспертных показаний, основывающихся на полиграфных испытаниях, более не представляется целесообразным».

Продолжение: Часть №2 Об истории детекторов лжи в США

                         Часть №3 Об истории детекторов лжи в США

Литература

  • Гольцов А.Т. Детектор лжи в уголовном судопроизводстве США// «Журнал российского права», 2009, №4.
  • Jim Fisher. The Polygraph and the Frye Case.
  • Frye v. United States. 54 App. D.C. 46, 293 F. 1013 [1923].
  • State v. Clifton. 531 p. 2d 256 (1975).
  • Police Law Quarterly. 1975. Jan. P. 44.
  • J. Criminal Law, Criminology and Police Science. 1955. Nov. Dec. N 4. P. 602.
  • State v. Trimble. 68 N.M. 406, 362 p. 2d 788 (1961).
  • State v. Valdez. 371 p. 2d 894 (1962).
  • J. Criminal Law, Criminology and Police Science. 1967. N 1. P. 93.
  • Scientific Security/American Polygraph Association. Boston, 1974.
  • State of Wisconsin v. Stanislawski. 216 N.W. 2d 8 (1974).
Иллюстрация: обложка к фильму «Знакомство с родителями», Meet the Parents, 108 мин. 2000 год.

Дата редакции: 13.11.2015




Теги:


Другие статьи


Новости

Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus