Москва +7 (495) 789-36-38 +7 (800) 500-76-44 Ваш город Москва? Да Выбрать филиал в вашем городе
Главная страница/ База знаний/ Статьи/ Почерковедческая экспертиза/

Назначение почерковедческих экспертиз

Судебная экспертиза, назначаемая для разрешения вопросов, требующих применения специальных знаний (п. 1 ст. 79 ГПК РФ и п. 1 ст. 82 АПК РФ), является одним из важнейших средств объективизации процесса доказывания в гражданском и арбитражном процессе.

Стороны, лица, участвующие в процессе, в соответствии с п. 2 ст. 79 ГПК РФ, п. 2 ст. 82 АПК РФ представляют вопросы, которые должны быть разрешены при проведении экспертизы. Окончательный круг вопросов, по которым необходимо заключение эксперта, определяется судом, который исходит из того, что вопросы права и правовых последствий оценки доказательств относятся к исключительной компетенции суда.

почерк

В гражданском и арбитражном процессе судебно-почерковедческая и судебно-техническая экспертизы документов относятся к наиболее часто назначаемым и проводятся с целью установления фактов и способов фальсификации письменных документов. Несмотря на близость объектов исследования, эти два рода экспертизы документов до последнего времени развивались достаточно обособленно друг от друга. И хотя проблема комплексного судебно-почерковедческого и судебно-технического исследования документов активно обсуждается в экспертном сообществе, круг задач такой экспертизы до сих пор четко не определен.

На практике комплексная судебно-почерковедческая и судебно-техническая экспертизы документов проводятся крайне редко, в основном при решении задачи по установлению факта выполнения подписей (записей) с предварительной технической подготовкой. Так, в Российском федеральном центре судебной экспертизы при Минюсте России (далее - РФЦСЭ) в 2009 г. было проведено 697 почерковедческих экспертиз, из них 7 комплексных с привлечением экспертов - специалистов в области судебно-технического исследования документов, а в2010 г. - 511 судебно-почерковедческих экспертиз, и из них всего 2 комплексные.

В то же время современные цифровые технологии печати предоставляют широкие возможности для технической подделки рукописных реквизитов в документах, и в частности подписей. В настоящее время можно без особого труда выполнять вместо рукописных реквизитов внешне неотличимые от них цифровые изображения, в том числе с использованием красящего вещества одного цвета (а не путем наложения микроточек разного цвета), с имитацией нажима и даже пишущим прибором (пастами шариковой ручки или чернилами).

Стало возможным изготовление факсимиле подписи такого качества, что по одному оттиску такого факсимиле в документе его весьма трудно отличить от подписи, выполненной рукописно, даже эксперту, обладающему специальными познаниями в области технического исследования документов. Если же на исследование представляются копии документов, то по изображениям рукописных реквизитов распознать факт технической подделки - очень трудная задача.Цифровые технологии дают широкий спектр возможностей и для изготовления документов путем монтажа.

С одной стороны, смонтированные документы могут представлять собой копии, изготовленные с использованием фрагментов каких-либо других документов, как правило, с подписями, оттисками печатей. При этом чаще всего монтаж осуществляется в электронном виде путем соединения текста с цифровыми подписями (или другими реквизитами), отсканированными с другого документа. Затем такой электронный документ распечатывается, копируется и выдается за копию якобы существующего документа. Возможно изготовление в электронном виде не только "составных" текстов, но и подписей .

С другой стороны, в экспертной практике последние годы все чаще встречаются сфальсифицированные документы, обладающие всеми необходимыми признаками оригинала, способ изготовления которых, несомненно, также следует отнести к монтажу. К возможным способам изготовления таких документов относятся: выполнение текста на оборотной стороне листа другого документа с имеющимися на нем подписями (записями), оттисками печатей и частью текста (чаще всего это такие разделы, как "Заключительные положения", "Реквизиты сторон" и т.п.); использование свободного поля между текстом и подписью ранее существовавшего документа для выполнения нового текста, при этом часть или части листа с текстом первоначального документа удаляются; использование чистых листов бумаги с оставленными на них подписями должностных лиц, оттисками печатей для выполнения на них текстов фальсифицируемых документов.

Эксперты-почерковеды, не обладая специальными познаниями в области технического исследования документов, распознать факты подделки, выполненной на хорошем техническим уровне, как правило, не могут. Если же на исследование представляется копия документа, определение способа выполнения почерковых объектов в оригиналах является для экспертов-почерковедов непосильной задачей.

В последние годы у экспертов-почерковедов сложилась практика в выводах заключения эксперта по копии документа указывать, что, поскольку решение задачи по установлению возможности изготовления копии путем монтажа выходит за пределы их специальных познаний, вопрос о получении этого изображения на исследуемом документе не рассматривался. Таким образом, если по результатам исследования изображения подписи в копии эксперт приходит к выводу о том, что она является подписью того лица, от имени которого выполнена, категорический положительный вывод заменяется на условно-категорический вывод о том, что в оригинале подпись была выполнена от имени этого лица при условии, что документ не был изготовлен путем монтажа или другим техническим способом. Фактически в таком заключении эксперта налицо неполнота исследования.

Суммируя вышеизложенное, следует отметить, что в случае назначения и проведения в отношении документов, сфальсифицированных одним из вышеперечисленных способов монтажа, только судебно-почерковедческой экспертизы ее выводы, являясь объективными, тем не менее могут направить суд на ложный путь и привести к судебной ошибке. При проведении же судебно-технической экспертизы документов может быть установлен факт изготовления документа путем монтажа или факт выполнения почеркового объекта техническим способом, что является свидетельством его фальсификации. В этом случае необходимость проведения судебно-почерковедческой экспертизы вообще отпадает.

При назначении судом экспертизы по идентификации почеркового объекта по копии необходимо учитывать и тот факт, что копии документов могут быть представлены намеренно, с целью скрыть возможность установления экспертом способа его выполнения в оригинале. Поэтому при оспаривании документов в суде в отношении подписей (записей) по копиям необходимо назначение как почерковедческой, так и судебно-технической экспертизы документов. При этом судебно-техническая экспертиза документов с целью решения задачи о возможности изготовления документа путем монтажа или о выполнении подписей с использованием приемов технического копирования может проводиться самостоятельно, а может быть комплексной.

При проведении комплекса экспертиз эксперт-почерковед решает вопрос об идентификации исполнителя только на основании промежуточного вывода о способе выполнения объекта в оригинале.

Необходимость проведения комплексной экспертизы должна определяться экспертом-почерковедом. В соответствии с п. 1 ст. 85 ГПК РФ и п. 1 ст. 83 АПК РФ эксперт проводит исследование в пределах своих специальных знаний и вправе по своей инициативе ставить и решать вопросы только в пределах своей компетенции. Поэтому, если назначена только судебно-почерковедческая экспертиза, вопрос о способе выполнения почеркового объекта или о способе изготовления документа может быть решен только в рамках комплексной экспертизы. Так, например, установление факта выполнения подписи (записи) на плоттере возможно только при проведении комплексной судебно-почерковедческой и судебно-технической экспертизы документов, а иногда и судебной компьютерно-технической экспертизы .

Согласно ст. 21 Федерального закона от 31 мая2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" (с изменениями, внесенными Федеральным законом от 30 декабря2001 г. N 196-ФЗ) комплексный характер экспертизы определяется органом или лицом, назначившим экспертизу, либо руководителем судебно-экспертного учреждения, т.е. возможность эксперта ходатайствовать о привлечении экспертов других специальностей предусмотрена. Однако в арбитражном процессе в соответствии с рекомендациями, изложенными в Постановлении Пленума ВАС РФ от 20 декабря2006 г. № 66, в определении суда о назначении экспертизы указываются не только учреждение, но и фамилии, имена и отчества экспертов, которым поручена данная экспертиза . С формальной стороны таким образом исключается возможность привлечения в процессе производства данной экспертизы других экспертов, так как такая комплексная экспертиза может быть признана проведенной с нарушением процессуального законодательства. Однако как быть в случаях, когда необходимость привлечения эксперта другой специальности возникла уже в процессе производства экспертизы?

Во избежание таких коллизий рекомендуется указывать в определении суда, что в случае необходимости проведения комплексного исследования эксперту, которому поручено проведение экспертизы, разрешается привлекать экспертов других специальностей. В гражданском процессе вопрос о выборе конкретной кандидатуры эксперта, как правило, не возникает. Судьи придерживаются нормы п. 1 ст. 80 ГПК РФ о том, что в определении о назначении экспертизы достаточно указать наименование экспертного учреждения, которому поручается проведение экспертизы. Однако в случаях, когда стороны ходатайствуют о назначении экспертизы конкретным экспертам, рекомендуется также предусмотреть возможность проведения комплексной экспертизы.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что в современных условиях развития цифровых технологий печати правильность постановки судом вопросов при назначении экспертизы документов приобретает особое значение.

Дата редакции: 01.12.2014




Теги:


Другие статьи


Новости

 

Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus