Москва +7 (495) 789-36-38 +7 (800) 500-76-44 Ваш город Москва? Да Выбрать филиал в вашем городе
Главная страница/ База знаний/ Статьи/ Экспертиза/

Экспертиза распространения порочащих сведений

Использование специальных знаний в уголовном и гражданском судопроизводстве по делам о диффамации (см. определение Википедии) - важнейший инструмент для правильного и всестороннего разрешения споров и расследования преступлений данной категории. Статья 23 Конституции РФ гарантирует каждому защиту его чести и доброго имени, ст. 152 ГК РФ, ст. ст. 129 и 130, 319 УК РФ также предусматривают судебную защиту от посягательств на права и свободы человека и гражданина, честь и достоинство граждан и представителей власти. Вместе с тем действенного механизма такой защиты до сих пор не выработано.

говорун

Существует множество проблем и неясностей в применении норм права. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» ответило на многие вопросы, возникающие у правоприменительных органов. Но данное Постановление решило только часть проблем. До сих пор без изменения остались пробелы в механизмах применения защиты чести и доброго имени в уголовном и арбитражном процессах.

Вместе с тем правильная квалификация деяния как диффамационного и выработка необходимых мер правовой защиты чести и достоинства граждан, деловой репутации юридических лиц и авторитета представителей власти судам представляются затруднительными. Поэтому суды вынуждены обращаться за помощью к специальным знаниям, носителями которых являются эксперты.

Анализ судебной практики показывает, что суды и следователи не имеют четкого представления о современных классификациях и возможностях судебных экспертиз. У участников судопроизводства возникают проблемы с выбором не только рода (вида) экспертизы, но и в определении экспертного учреждения или эксперта, оценке его компетенции.

Особую сложность испытывает правоприменитель в оценке заключения эксперта.
Спецификой данной категории дел является также то, что диффамационные высказывания или публикации в СМИ, в Интернете оказываются доступными для обсуждения широкой публики. Понятно, что и заключения экспертов по таким общественно-резонансным делам становятся предметом обсуждения и критики.

До настоящего моменты ученые не выработали единый подход к содержанию, сущности и правовой природе применения специальных знаний по делам о диффамации. Отсутствуют и единые критерии оценки профессиональных качеств экспертов. Нет рекомендаций по подготовке материалов и назначению экспертиз, выбору рода (вида) экспертизы.

Как показывает практика, по одному материалу, содержащему признаки диффамации, могут быть даны экспертные заключения с абсолютно противоположными выводами. Представляется, что последствия отсутствия теоретических и процессуальных знаний по вопросам применения знаний по делам о диффамации могут быть крайне неблагоприятны как для лиц, вовлеченных в сферу уголовного и гражданского производства, так и для всего общества. Между тем без четкого определения критериев применения специальных знаний и внесения предложений о коррективах действующего законодательства реализация целого ряда конституционных прав и свобод человека, граждан может быть затруднена.

Объективную сторону при диффамации можно коротко обозначить как «высказывание во всеуслышание порочащих сведений». Отсюда следует, что средством диффамационного деликта всегда является, образно говоря, произнесенное (воспроизведенное) слово, а говоря конкретнее - продукт речевой деятельности, и именно этот продукт является краеугольным камнем при рассмотрении дел о диффамации.

Текст как продукт речемыслительной деятельности не только коммуникативное и эстетическое явление, неотъемлемое от общения людей, массовой коммуникации, шоу-индустрии, рекламной, креативной, интеллектуальной деятельности, но и орудие, в том числе и орудие преступления.

Приказом Минюста РФ от 9 марта 2006 г. N 36 в Перечень родов (видов) экспертиз, выполняемых в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции РФ, введена лингвистическая экспертиза как исследование продуктов речевой деятельности. Включение ее в указанный Перечень было обусловлено тем, что лингвистическая экспертиза нашла весьма широкое распространение, и в первую очередь именно по делам о диффамации, тенденция к росту числа которых была ярко выражена с конца 90-х гг.

Термин «судебная лингвистическая экспертиза» - во многом собирательный.

Ранее использовались наименования «текстологические», «филологические», «стилистические», «семасиологические» экспертизы и др. Однако все возрастающая потребность судебной практики в решении многообразных экспертных задач, касающихся продуктов речевой деятельности, потребовала выработки единого и достаточно понятного наименования, в качестве которого устоялся термин – «судебная лингвистическая экспертиза». Таким образом, очевидно, что данная экспертиза не может не являться ключевой при рассмотрении дел о диффамации.

Судебная лингвистическая экспертиза - это эффективная процессуальная деятельность по лингвистическому исследованию речевой информации (зафиксированной на любом материальном носителе), имеющей значение доказательства. Результаты этой деятельности, жестко регламентированной рамками уголовного, гражданского или арбитражного процесса, оформляются письменным заключением эксперта-лингвиста (или комиссии экспертов-лингвистов) по вопросам, разрешение которых требует применения специальных знаний в области языкознания.

Объектами судебных лингвистических экспертиз являются речевые произведения в форме письменного текста (от отдельного языкового знака до текста любого объема) или устной речи (зафиксированной на каком-либо материальном носителе).
Предметом судебных лингвистических экспертиз являются факты и обстоятельства, устанавливаемые на основе исследования закономерностей существования и функционирования в устной и письменной речи естественного или искусственного языка.

Наиболее общие задачи, решаемые в рамках судебной лингвистической экспертизы, можно представить так:
• исследование спорного текста, высказывания или языкового знака, например документа, газетной статьи, телепередачи, с целью установления его смыслового содержания;
• исследование спорного текста, высказывания или языкового знака с точки зрения жанровой, композиционной или лексико-грамматической формы выражения;
• разъяснение на основе профессиональных лингвистических познаний правил применения норм современного русского языка с учетом функционально-стилистической принадлежности спорного текста.

Перечень вопросов, разумеется, не является исчерпывающим, он может быть весьма широк, но все иные вопросы так или иначе будут производными от этих основных. Достаточно часто именно по результатам лингвистической экспертизы разрешается вопрос о наличии признака объективной стороны. Диффамационный деликт влечет за собой возмещение вреда и ущерба. Так, п. 5 ст. 152 ГК РФ устанавливает, что гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. Вопрос убытков (ст. 15 ГК РФ) - чисто экономический.

Вопрос морального вреда

Определить размер морального вреда без привлечения специалиста, обладающего специальными знаниями, невозможно. Согласно ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При этом характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Возникает очевидный парадокс: суд прибегает к заключению эксперта при разрешении вопроса, «воспринимается ли конкретная информация как умаляющая деловую репутацию указанных лиц, чернящая доброе имя, задевающая честь и достоинство г-на». Иначе говоря, с помощью эксперта суд решает вопрос: «А нанесен ли моральный вред?» После этого суд определяет размер этого вреда с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего.

Возникают как минимум два вопроса:
1) Какими способами распознает и как измеряет суд эти индивидуальные особенности?
2) Не требуется ли для распознавания и измерения индивидуальных особенностей человека привлечения эксперта, обладающего специальными знаниями, допустим, в восприятии именно этим психологическим типом личности порочащей информации?

В юридической практике неизвестен случай привлечения специалиста для разрешения подобного вопроса, несмотря на заявлявшиеся ходатайства. Изучением способов распознавания и измерения индивидуально-психологических особенностей человека с помощью специальных методов занимается психологическая диагностика. Суд не должен делать вывод по другой категории дел о степени вреда, нанесенного здоровью человека, без заключения медицинской экспертизы. Однако суды считают вправе делать вывод о степени вреда морального без привлечения каких бы то ни было специалистов вообще.

Данный вопрос следует разрешать при помощи экспертов в рамках комиссионной психолого-лингвистической экспертизы, дающей ответы на вопросы: воспринимается ли информация как умаляющая деловую репутацию, чернящая доброе имя, задевающая честь и достоинство и какова глубина этого восприятия (размер морального вреда)?

Несмотря на то что данная психолого-лингвистическая экспертиза в делах о диффамации пока распространения не нашла, хочется верить, что со временем она начнет все шире проводиться и в конце концов займет прочное место, тем более что сама по себе психологическая экспертиза имеется в Перечне экспертиз с 2003 г.

Вопрос о субъекте диффамационного деликта

Часто по делам о диффамации возникает вопрос о субъекте диффамационного деликта. Это случаи либо отказа лица от авторства распространенных сведений, либо неустановления лица, распространившего сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина. Во втором случае невозможно преследование неустановленного лица в уголовном порядке, и защита от диффамации возможна только в порядке п. 6 ст. 152 ГК РФ. В первом же случае вопрос идентификации автора сведений, соответственно, субъекта диффамационного деликта возможно разрешить с помощью судебно-автороведческой экспертизы.

Автороведческая экспертиза - исследование текста (чаще всего - печатного) с целью установления конкретного автора (или группового авторства, соавторства) либо получения сведений об авторе из ряда предполагаемых лиц, причастных к его созданию, или отрицание авторства лица, подозреваемого в составлении какого-либо текста.

До последнего времени автороведческая экспертиза проводилась редко по сравнению с другими экспертизами, связанными с исследованием текстов и документов, что объясняется их сложностью и трудоемкостью, недостаточным числом профессионально подготовленных экспертов-автороведов.
Сегодня эксперты лингвисты-автороведы используют собственные методики проведения автороведческих экспертиз, основанные на основных постулатах проведения судебной экспертизы.

Официальная методика проведения автороведческой экспертизы как таковая отсутствует.

Автороведческая экспертиза традиционно решает разнообразные задачи:
• идентификация и диагностика личности автора спорного текста;
• определение социопсихологических характеристик личности автора текста (определение возраста, профессии, родного языка, пола);
• установление состояния автора в момент создания текста, например определение эмоционального состояния.

В некоторых случаях задачи, решаемые автороведческой экспертизой, могут быть одновременно и диагностическими, и идентификационными, например установление факта соавторства, выполнения текста под диктовку.

При проведении автороведческой экспертизы специалисты решают идентификационные и диагностические вопросы, например:
• Является ли конкретное подозреваемое лицо автором текста?
• Является ли автором нескольких текстов одно и то же лицо?
• Каков пол и примерный возраст автора текста?
• Каковы социальные характеристики автора текста (уровень образования, профессия и род деятельности, культурный уровень, языковая компетентность и т.д.)?
• Имеются ли в тексте признаки составления письменного текста в необычных условиях, признаки намеренного искажения речевых навыков, выполнения текста под диктовку?
• Является ли текст спонтанным или подготовленным?

Автороведческая экспертиза имеет важное значение для идентификации субъекта диффамационного деликта.

Источники

• Земскова С.И. Судебная экспертиза по делам о диффамации. «Законы России: опыт, анализ, практика», 2011, N 12.
• Спорные тексты СМИ и судебные иски. Публикации. Документы. Экспертизы. Комментарии лингвистов. М.: Престиж, 2005.
• Памятка для судей, юристов СМИ, адвокатов, прокуроров, следователей, дознавателей и экспертов. 2 изд., испр. и доп. / Под ред. М.В. Горбаневского. М.: Юридический мир, 2006 (серия «Библиотечка юриста СМИ»).
• Цена слова. Из практики лингвистических экспертиз текстов СМИ в судебных процессах по защите чести, достоинства и деловой репутации. 3-е изд., испр. и доп. М.: Галерия, 2002.

Дата редакции: 28.08.2015




Теги:


Другие статьи


Новости

 

Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus