Как определить размер компенсации морального вреда: разъяснения ВС РФ

Суд первой инстанции учёл все обстоятельства и правильно определил размер компенсации морального вреда. Апелляция, отменив это решение, подошла к решению вопроса формально. Верховный Суд исправил эту ошибку.

Суть дела

В 2016 году гражданка А. встала на учёт по беременности. Беременность была третьей, врачи обследовали женщину в полном объёме и отнесли пациентку по состоянию здоровья к низкой группе риска.

6 сентября 2016 года состоялся консилиум врачей для уточнения прогноза жизни и здоровья при выявлении патологии плода. Врачи пришли к выводу, что «прогноз для жизни плода сомнительный, зависит от исхода оперативного лечения, при благополучном исходе хирургического вмешательства в дальнейшем прогноз для здоровья ребёнка благоприятный».

9 сентября у А., срок беременности которой был 31-32 неделя, поднялась температура. Приехавшая по вызову «скорая помощь» госпитализировала женщину в краевую больницу. Ее поместили в инфекционное отделение, врач-гинеколог провёл осмотр и опасений за состояние ребёнка не высказал.

10 сентября А. при утреннем осмотре пожаловалась на плохое самочувствие со стороны гинекологии. Однако, несмотря на ее неоднократные жалобы, врач-гинеколог осмотрел ее только в 17.00. Он зафиксировал отсутствие сердцебиения, а в 20.00 установили внутриутробную гибель плода.

По факту происшедшего была проведена ведомственная проверка. Проверка установила, что врач слишком поздно отреагировал на жалобы пациентки, за что его привлекли к дисциплинарной ответственности.

Страховая компания провела экспертизу качества медпомощи, оказанной А., и также пришла к выводу о несвоевременной и ненадлежаще оказанной медпомощи. А несвоевременный осмотр врача-гинеколога привёл к запоздалой диагностике антенатальной гибели плода.

А. обратилась с иском в суд к больнице о компенсации морального вреда в размере 2,5 млн руб. Истица пояснила, что ей была оказана некачественная медпомощь, что привело к гибели плода; это причинило ей физические и моральные страдания.

Что решили суды?

В материалах дела сказано, что в 2017 году по постановлению следователя СК была проведена комиссионная судебно-медицинская экспертиза.

Экспертиза пришла к выводу, что:

  • медпомощь была оказана с недостатками;
  • однако смерть плода не связана с действиями/бездействием врачей, она связана с особенностями протекания острого инфекционного процесса у матери.
  • «<…> задержка с осмотром гинеколога на несколько часов существенного значения для наступления неблагоприятного исхода беременности в данном случае не имела, так как временной фактор не определял особенности патогенетических механизмов развития острой гипоксии плода».

Суд по ходатайству больницы назначил комплексную судебно-медицинскую экспертизу. Согласно заключению экспертов:

  • в действиях врачей были нарушения: не проведены необходимые исследования при поступлении А. в больницу; несвоевременный осмотр гинеколога;
  • смерть плода А. напрямую не связана с действиями/бездействием врачей;
  • тем не менее, при своевременном обследовании пациентки и установлениях состояния плода, принятии мер к своевременному родоразрешению «снижало бы вероятность наступления антенатальной гибели плода, но полностью его не исключало». Достоверно судить о том, что уже утром 10 сентября «имела место антенатальная гибель плода, невозможно, так как отсутствуют объективные данные о наличии сердечной деятельности плода (аускультация, УЗИ, КТГ)».

Суд пришёл к выводу, что ненадлежаще и несвоевременно оказанная медпомощь привела к гибели плода А., что причинило ей физические и моральные страдания.

Суд первой инстанции иск удовлетворил. С больницы в пользу А. взысканы компенсация морального вреда в размере 1,2 млн рублей, а также потребительский штраф в размере 300 000 руб.

Апелляционный суд согласился с тем, что медпомощь была оказана некачественно, однако выводы сделал противоположные выводам суда первой инстанции. И изменил решение, снизив размер компенсации: 600 000 рублей и штрафа 150 000 руб.

Суд пояснил, что:

  • негативных последствий для А. не наступило в виде утраты трудоспособности либо репродуктивной функции;
  • Кроме того, не установлена прямая причинно-следственная связь между допущенными нарушениями медучреждения и антенатальной гибелью плода.

А. обратилась в ВС с просьбой отменить решение апелляции и оставить в силе решение суда первой инстанции.

Что решил Верховный Суд?

ВС отметил:

  • Расчёт размера компенсации морального вреда является сложной задачей. «Она особенно трудна в деле, предметом которого является личное страдание, физическое или нравственное. Не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль, физическое неудобство и нравственное страдание и тоску» (Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 марта 2010 г. по делу «Максимов (Maksimov) против России»);
  • Суд, при разрешении вопроса о размере компенсации морального вреда, должен в совокупности оценить действия причинителя вреда, причинённых страданий потерпевшего, учесть требования разумности и справедливости, баланс интересов сторон. При этом суд должен в своём решении привести мотивы о размере компенсации.

На что указал Верховный Суд?

1. Апелляционный суд снизил размер компенсации на основании вывода о том, что отсутствует прямая причинно-следственная связь между оказанной медпомощью и гибелью плода. Однако суд не мотивировал это решение, не привёл доказательств, на основании которых он пришёл к такому выводу.

2. Суд апелляционной инстанции при проверке решения суда первой инстанции нарушил процессуальный закон. Больница обратилась с апелляционной жалобой, в которой была не согласна с размером компенсации в 1,2 млн руб., считая его завышенным. Однако доводов, по которым этот размер компенсации больница считает завышенным, не привела.

Апелляция, мотивируя снижение размера компенсации, пояснила, что отсутствуют негативные последствия для физического здоровья А. в виде утраты трудоспособности либо утраты репродуктивной функции. При этом, в жалобе больницы не приводятся такие обстоятельства в качестве основания для снижения размера компенсации.

Суд апелляционной инстанции вышел за пределы доводов апелляционной жалобы больницы «и не привёл в определении мотивы, послужившие основанием для выхода за пределы доводов апелляционной жалобы ответчика. Подобные нарушения процессуального закона искажают смысл и задачи гражданского судопроизводства и противоречат принципу состязательности и равноправия сторон».

Верховный Суд пришёл к выводу, что апелляционный суд формально подошёл к рассмотрению дела, что нарушило права А. на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту. Суд отменил решение апелляции и оставил в силе решение суда первой инстанции.

 

Источник: карточка дела № 53-КГ19-3.

По теме:

Даже если смерть пациента была обусловлена тяжестью заболевания, его близкие имеют право на компенсацию из-за несвоевременной и некачественной медпомощи

5 млн рублей в качестве минимальной компенсации за гибель человека и единая формула расчета

24.07.2019

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.