Москва +7 (495) 789 36 38
Главная страница/ Новости/ Экспертиза/

Даже если смерть пациента была обусловлена тяжестью заболевания, его близкие имеют право на компенсацию из-за несвоевременной и некачественной медпомощи

Пациент слишком поздно обратился в больницу, а врач не смог правильно поставить диагноз и провести обследование. Пациент скончался, его жена потребовала от больницы компенсацию морального вреда.

Верховный Суд (ВС РФ) подтвердил её право на компенсацию морального вреда: хотя смерть пациента была обусловлена тяжестью заболевания, его жена испытала нравственные переживания по поводу несвоевременной и некачественной медпомощи.

Суть дела

В конце января 2017 года гражданин З. обратился в больницу с жалобами на повышенную температуру в течение недели, кашель и одышку. Врач поставил диагноз ОРВИ, острый бронхит, назначил лечение и оставил З. в больнице. Спустя три часа З. скончался. В бюро судебно-медицинской экспертизы была выдана справка с заключением о причине смерти: лёгочный отёк, лёгочная эмболия с упоминанием об остром лёгочном сердце.

Жена скончавшегося пациента, Н., обратилась в суд с иском к городской больнице о компенсации морального вреда в размере 3 млн рублей. Она пояснила, что её мужу был неправильно поставлен диагноз, его положили в непрофильное отделение и фактически оставили в палате, не оказав необходимую медпомощь. По мнению Н. это и привело к скоропостижной смерти ее мужа.

Кроме того, сотрудники больницы не смогли объяснить ей причину смерти, сказать, в какой палате он находился, не знали о том, что тело З. уже находится в морге больницы.

Неправомерными действиями сотрудников больницы ей причинены нравственные страдания, поскольку её супруг, находясь в больнице, был фактически оставлен без оказания медицинской помощи, в связи со смертью супруга она лишилась дорогого и любимого человека, чувствует себя одинокой и беспомощной.

Что показала проверка в больнице?

Профильная комиссия больницы указала, что пациент скончался от массивной тромбоэмболии лёгочных артерий и их ветвей. Были установлены также дефекты оказания медицинской помощи пациенту: несвоевременное обследование, неадекватное лечение. Недостаточность обследования была обусловлена слишком коротким сроком пребывания З. в больнице и недостаточным клиническим опытом молодого врача.

Департамент здравоохранения провёл внеплановую документарную проверку больницы для проверки качества медпомощи, оказанной З.

По результатам проверки были выявлены недостатки медпомощи, в частности, за три часа пребывания З. в больнице: ему не сделали рентген грудной клетки, не полностью собрали анамнез, не провели профилактику тромбоэмболии легочной артерии.

Эксперты пришли к выводу, что смерть пациента условно была предотвратима, если бы врачи своевременно провели дифференциальную диагностику заболевания и верно оценили тяжесть состояния. Всё это не было сделано, в том числе и из-за того, что пациент слишком поздно обратился за помощью и его пребывание в стационаре было слишком коротким.

Что решили суды?

Суд первой инстанции назначил судебно-медицинскую экспертизу. Эксперты пришли к выводу, что медпомощь была оказана несвоевременно и некачественно:

  • имелись недостатки ведения медицинской документации, оценки результатов исследований, назначений лекарственных средств, своевременности произведённых обследований;
  •  в медицинской карте отсутствуют данные о том, что назначенные З. препараты на самом деле вводились больному.

В заключении также указано, что «учитывая массивность тромбоэмболов в системе лёгочной артерии, комиссия экспертов сильно сомневается в эффективности данного лечения и считает, что прогноз для жизни З. был неблагоприятный. Причиной смерти явился тромбоз (тромбофлебит) глубоких вен левой нижней конечности с отрывом тромба от стенки вены и развитием тромбоэмболии лёгочной артерии, осложнившийся развитием острой дыхательной и сердечно-сосудистой недостаточности».

Суд пришел к выводу, что Н. был причинен моральный вред, который выразился в нравственных страданиях из-за некачественной и несвоевременной медпомощи, оказанной ее супругу З. В то же время, что касается морального вреда, возникшего из-за смерти супруга, то суд не нашел причинно-следственной связи между действиями медработников и последствиями в виде смерти З., которая наступила из-за тромбоэмболии.

Городской суд удовлетворил иск частично, взыскав в пользу Н. с городской больницы 750 тыс руб. компенсации морального вреда за действия медицинских работников, которые оказали некачественную и несвоевременную помощь.

Апелляционная инстанция решение отменила и в удовлетворении требований Н. отказала. Основание:

  • Н. в иске потребовала компенсацию морального вреда за действия (бездействия) медработников, которые привели к смерти мужа. Н. в иске указала прямо, что смерть мужа наступила в результате несвоевременной и некачественно оказанной медицинской помощи;
  • Суд первой инстанции, удовлетворив иск частично, вышел за рамки требований истца, «то есть разрешил требование, которое истцом ни в исковом заявлении, ни в ходе судебного разбирательства не было заявлено».

Н. направила жалобу в Верховный Суд с просьбой отменить решение апелляции и оставить в силе решение первой инстанции.

Что решил ВС?

ВС с решением апелляции не согласился. Основание:

  • Апелляционный суд отказал Н. в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда, предъявленных к городской больнице в связи с ненадлежащим оказанием медицинской помощи её супругу З. Однако суд не учел нормативных положений Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»;
  • Суд принимает решение по заявленным истцом требованиям (ч. 3 ст. 196 ГПК РФ). Однако он может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом;
  • «Основанием иска о компенсации морального вреда являются указанные истцом фактические обстоятельства, свидетельствующие о нарушении в результате действий (бездействия) ответчика нематериальных благ истца, вследствие которых он испытывает нравственные и (или) физические страдания и с которыми он как с юридическими фактами связывает своё материально-правовое требование к ответчику-причинителю такого вреда».

Однако апелляционный суд, неверно истолковав нормы материального права, пришёл к ошибочному выводу о том, что суд первой инстанции вышел за пределы исковых требований. Он не принял во внимание фактические основания требований истца: ответчик причинил Н. нравственные страдания из-за некачественной медпомощи её супругу;

  • В результате апелляционный суд неправомерно разделил одно исковое требование Н. на два самостоятельных. И как следствие, пришел к ошибочному выводу об отмене решения суда первой инстанции.

В отличие от апелляционного суда, суд первой инстанции правильно применил нормы материального права, установил обстоятельства дела, которые ответчик не опроверг.

ВС отменил решение апелляции, оставив в силе решение первой инстанции.

 

Источник: определение ВС от 25 февраля 2019 года по делу № 69-КГ18-22.

18.04.2019


Теги:

:


Новости


Статьи

.

 



Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus
Отправить заявку
Данный сайт использует «cookie» и сторонние интернет-сервисы для сбора информации технического характера и статистической информации. Оставаясь на сайте вы соглашаетесь с Политикой защиты и обработки персональных данных. Ok