Москва +7 (495) 789-36-38 +7 (800) 500-76-44 Ваш город Москва? Да Выбрать филиал в вашем городе
Главная страница/ База знаний/ Статьи/ Экспертиза/

Доказательная сила заключения специалиста в свете предупреждения об уголовной ответственности

Как известно, одним из участников судопроизводства по гражданским, уголовным и иным делам является специалист – лицо, обладающее необходимыми знаниями по соответствующей специальности и привлекаемое судом для дачи консультаций по вопросам, для разрешения которых необходимы такие знания.

В уголовном процессе специалист может привлекаться также для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту.

Право на привлечение специалиста стороны процесса довольно часто реализуют посредством представления суду письменного заключения, подготовленного с применением соответствующих специальных знаний. О проблемах его использования в качестве доказательства и пойдет речь в данной статье.

Основной проблемой правоприменения в части оценки заключения специалиста является его признание судом недопустимым доказательством по делу.

Такая практика подтверждается, в частности, апелляционными определениями Московского областного суда от 01.06.2016 по делу № 33-14711/2016, Свердловского областного суда от 05.03.2014 по делу № 33-2392/2014 и т.п. По всем подобным делам суды не принимали во внимание представленное стороной заключение (заключения) специалиста лишь на одном основании: соответствующий специалист не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

А предусмотрена ли уголовная ответственность для специалиста?

Согласно статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ) уголовную ответственность влекут заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования.

Таким образом, уголовная ответственность за заведомо ложное заключение установлена лишь в отношении заключения эксперта.

Здесь нужно сделать небольшое отступление относительно различий правового статуса эксперта и специалиста.

В чем различие между статусами эксперта и специалиста?

Как следует из процессуальных норм, заключение эксперта – это документ, полученный в результате проведения судебной экспертизы. А судебная экспертиза является строго регламентированным процессуальным действием. Она назначается определением суда в установленном законом порядке, законом же устанавливаются и требования, которым должно соответствовать заключение эксперта.

Кроме того, соответствующим процессуальным кодексом установлена обязательность предупреждения эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения – о таком предупреждении эксперт дает подписку (часть 2 статьи 80 Гражданского процессуального кодекса (ГПК РФ), часть 5 статьи 55 Арбитражного процессуального кодекса (АПК РФ) и т.д.).

Единственным исключением из общего правила в этой части является Кодекс об административных правонарушениях (КоАП РФ), нормами которого предупреждение эксперта об уголовной ответственности не предусмотрено. При этом разъяснениями Верховного Суда РФ установлено, что при назначении экспертизы по делам об административных правонарушениях, рассматриваемых в соответствии с КоАП РФ, эксперт должен предупреждаться об административной ответственности (пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

В отличие от экспертизы, в отношении специалиста уголовная ответственность за дачу заведомо ложного заключения не предусмотрена. Статья 307 УК РФ, как указано выше, предусматривает такую ответственность лишь за заведомую ложность показаний специалиста, но не данного им заключения. Равным образом в процессуальном законодательстве отсутствуют нормы о предупреждении специалиста об уголовной ответственности.

Несмотря на это, суды, как указано выше, регулярно практикуют отказ в признании заключения специалиста допустимым доказательством по делу, мотивируя такие действия отсутствием факта предупреждения специалиста об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение.

Является ли такой отказ правомерным?

Если исходить из установленных процессуальным законом критериев допустимости доказательств – то, на наш взгляд, не является.

Основным критерием допустимости доказательств служит следующее правило:

обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в суде иными доказательствами (статья 60 ГПК РФ, статья 68 ГПК РФ).

Помимо указанного правила, критерии допустимости установлены и для отдельных видов доказательств: например, согласно части 4 статьи 75 АПК РФ документы, представляемые в арбитражный суд и подтверждающие совершение юридически значимых действий, должны соответствовать требованиям, установленным для данного вида документов.

В отношении заключения специалиста, как следует из вышеприведенных норм, никаких критериев допустимости, связанных с предупреждением об уголовной ответственности за заведомую ложность такого заключения, законом не предусмотрено.

Следовательно, само по себе признание такого заключения недопустимым доказательством только лишь по причине отсутствия факта предупреждения специалиста об уголовной ответственности за заведомую ложность заключения, представляется совершенно нелогичным – о какой ответственности должен предупреждаться специалист, если такая ответственность законом не предусмотрена?

С другой стороны, отсутствие предупреждения об ответственности, на наш взгляд, допустимо рассматривать при оценке заключения специалиста как доказательства в совокупности с иными материалами дела (при так называемой «конкуренции доказательств»).

В частности, если сторона дела прямо опровергает выводы специалиста, в том числе посредством представления заключения другого специалиста с иными выводами, суд вправе учесть данное обстоятельство при оценке первого заключения (например, ответчик по иску о возмещении вреда в ответ на представленное истцом техническое заключение, подтверждающее сумму расходов на восстановление поврежденного имущества, представляет суду свой «контррасчет» такой суммы). При этом если иные доказательства, достаточные для опровержения выводов первичного заключения, в деле отсутствуют, суду в целях объективности рассмотрения дела следует оказать содействие в их сборе, в том числе предложить сторонам заявить ходатайство о назначении судебной экспертизы. 

Дата редакции: 22.12.2016




Теги:


Другие статьи


Новости

 

Хотите оспорить судебное заключение
Рецензирование заключений - от 20 000 рублей, от 2 рабочих дней

Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus