Заключение экспертизы по УПК

В соответствии с  ч. 2 ст. 74 УПК РФ, предусмотрен перечень источников доказательств, дополнена п. 3.1, в котором заключение специалиста и было впервые закреплено в качестве источника доказательств. Введение в УПК заключения специалиста как нового вида доказательств отвечает тенденциям развития демократических начал в уголовном процессе, в частности состязательности процесса, и было обусловлено необходимостью приведения в соответствие норм доказательственного права принципам уголовного процесса, нормам УПК (ст. ст. 53, 58, 168, 270 и др.) и положениям иных федеральных законов, предусматривающим возможность использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве. Так, в соответствии со ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокат вправе привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи.

Поскольку каждое доказательство выступает в единстве своего содержания (сведения) и процессуальной формы получения и фиксации этих сведений, законодатель не ограничился включением заключения специалиста в перечень источников доказательств и раскрыл также его содержание. Указанным выше Федеральным законом N 92-ФЗ ст. 80 УПК была дополнена ч. 3, в которой сформулировано правовое определение заключения специалиста как источника доказательств. Заключение специалиста согласно ч. 3 ст. 80 УПК - это представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами.

Расширение законодателем перечня средств доказывания было положительно воспринято многими учеными-процессуалистами и сотрудниками правоохранительных органов, о чем свидетельствует анализ литературных источников, а также результаты проведенного нами анкетирования 134 следователей и дознавателей органов внутренних дел. Из числа опрошенных респондентов 95% выразили свое положительное отношение к данной законодательной новелле.

В то же время содержащаяся в ст. 80 УПК формулировка определения понятия заключения специалиста наряду с отсутствием в законе требований к его процессуальной форме, а также слабая регламентация законом процедуры получения суждений специалиста не позволяют ученым и практикам однозначно толковать признаки данного вида доказательств, что, в свою очередь, приводит к неэффективному его использованию при расследовании преступлений. Только 39% из числа опрошенных нами респондентов применяют заключение специалиста в качестве средства доказывания по уголовным делам, а 30% - либо вовсе не применяют, либо применяют крайне редко. 71% опрошенных указали, что с введением в УПК нового вида доказательств количество назначаемых экспертиз по уголовным делам не снизилось, 34% не могут провести грань между заключением специалиста и заключением эксперта.

Указанные обстоятельства обусловливают необходимость дальнейших исследований, направленных на уточнение содержания признаков заключения специалиста как вида доказательств и разработку предложений по совершенствованию законодательства. Заключение специалиста, как и любое иное доказательство, должно оцениваться по правилам, установленным ст. 88 УПК, в соответствии с которой каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. 

Под допустимостью доказательства в теории уголовного процесса понимается разрешенная законом возможность использования того или иного источника доказательства в качестве средства доказывания с точки зрения соблюдения процессуального порядка его получения и фиксации, вовлечения в уголовное дело, под достоверностью доказательства - соответствие содержащихся в нем сведений действительности, а под относимостью - свойство устанавливать обстоятельства, входящие в предмет доказывания.

Правильной оценке допустимости заключения специалиста препятствует отсутствие в законе четко регламентированной процедуры получения суждений специалиста и указаний на фактические основания этих суждений. В частности, в литературе вызывает оживленную дискуссию вопрос о том, являются ли суждения специалиста, изложенные в его заключении, результатом осмотра представленных ему объектов либо результатом исследования этих объектов. Одна группа авторов не исключает возможность проведения специалистом исследования представленных ему объектов, которое, по их мнению, может и не уступать по глубине, полноте и всесторонности исследованию эксперта. Другая группа авторов придерживается позиции о невозможности проведения специалистом каких-либо исследований .

Позиция первой группы авторов не позволяет разграничить заключения специалиста и эксперта, а в позиции второй группы авторов не учитывается, что осмотр специалистом объектов также может носить характер исследования, быть его разновидностью. В этой связи представляется верной позиция тех авторов, которые проводят разграничение между заключением специалиста и заключением эксперта по глубине исследования представленных им объектов. Как правильно отмечает А.В. Кудрявцева, различие между рассматриваемыми видами доказательств заключается в том, что в заключении специалиста отражаются исследования в форме простого логического силлогизма, где первой посылкой являются фактические обстоятельства дела, малой посылкой - специальные знания, а вывод в форме умозаключения, а заключение эксперта может быть дано и по итогам решения идентификационных задач, состоящих из сложных лабораторных исследований с определенным набором инструментальной базы .

Различная глубина исследования специалистом и экспертом объектов, применение ими в ходе исследования различных наборов методов и инструментальных средств не препятствуют достоверности выводов как эксперта, так и специалиста. Правильной оценке достоверности заключения специалиста, в отличие от заключения эксперта, в определенной мере препятствует слабая регламентация процессуальной формы его получения, в частности отсутствие в законе требования о необходимости и возможности предупреждения специалиста об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Хотя наименование ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК) предусматривает ответственность и эксперта, и специалиста за дачу заведомо ложного заключения, диспозиция сформулированной в ней нормы не называет специалиста в числе субъектов данного преступления. На это обстоятельство неоднократно указывалось в уголовно-процессуальной литературе. Для изменения ситуации необходима, по нашему мнению, скорейшая реализация высказанных в литературе предложений  о дополнении ст. 307 УК нормой, предусматривающей ответственность специалиста за дачу заведомо ложного заключения. Такого же мнения придерживаются и 74,6% опрошенных нами работников следственных подразделений.

Исходя из того что заключение специалиста закреплено в УПК в качестве самостоятельного вида доказательств, а само наименование ст. 307 УК предусматривает уголовную ответственность специалиста за заведомо ложное заключение, представляется целесообразным изложить диспозицию уголовно-правовой нормы, сформулированной в ч. 1 ст. 307 УК, в следующей редакции: "1. Заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта или специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования...".

Соответствующие изменения должны быть внесены и в ст. 58 УПК. Представляется целесообразным дополнить ее ч. 5 в следующей редакции: "5. За дачу заведомо ложного заключения специалист несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации". Данные изменения способствовали бы правильной оценке заключения специалиста в качестве доказательства и наделили бы органы предварительного расследования, суд и участников, имеющих право истребовать заключение специалиста, дополнительным и полноценным уголовно-процессуальным инструментом. В настоящее время форма и структура заключения специалиста, а также порядок его получения в уголовно-процессуальном законе не регламентированы.

Данное обстоятельство затрудняет правильное определение относимости данного вида доказательств при его оценке. В то же время известно, что относимость доказательства является таким его свойством, которое имеет решающее значение для установления его значимости для конкретного уголовного дела. В связи с этим следует признать обоснованным высказанные в литературе предложения о необходимости процессуальной регламентации формы заключения специалиста.

Следует также отметить, что при принятии Федерального закона от 4 июля 2003 г. N 92-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" законодателем не были внесены соответствующие изменения в ст. 58 УПК, в которой целесообразно было бы по аналогии с правами эксперта предусмотреть право специалиста давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным перед ним сторонами, но имеющим отношение к предмету исследования. Несовершенство законодательной базы значительно осложняет использование в доказывании заключения специалиста как нового вида доказательств, что подтверждается материалами нашего изучения, а также материалами исследований других процессуалистов. Реализация сформулированных выше предложений может изменить ситуацию и способствовать более широкому применению заключения специалиста в уголовном процессе.

Теги: судебная экспертиза, назначение судебной экспертизы, заключение экспертизы, заключение судебного эксперта

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.