Москва +7 (495) 789-36-38 +7 (800) 500-76-44 Ваш город Москва? Да Выбрать филиал в вашем городе
Главная страница/ База знаний/ Статьи/ Экологическая экспертиза/

Вопросы возмещения вреда окружающей среде. Часть 2: проблемы законодательства

Проблемы законодательства

1. Небрежность при внесении изменений в текст закона.

Несовершенство Закона, касающееся положений по определению размера возмещения вреда, усугубилось внесением изменений в п. 2 ст. 77 Закона. В соответствии с Федеральным законом от 21 июля 2014 г. N 219-ФЗ <14> в пункте слова «субъекты хозяйственной и иной деятельности» были автоматически заменены на «юридические лица или индивидуальные предприниматели». Это привело к потере смысла правового установления. И стало выглядеть так:

«Вред окружающей среде, причиненный юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, в том числе на проект которой (выделено автором статьи - И.И) имеется положительное заключение государственной экологической экспертизы, включая деятельность по изъятию компонентов природной среды, подлежит возмещению заказчиком и (или) юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем».

Слово «деятельность» в прежней редакции имело значение как для словосочетания «субъекты хозяйственной и иной деятельности», так и для последующего придаточного определительного предложения в едином сложноподчиненном предложении, образец которого до внесения изменений являл собой п. 2 ст. 77 Закона об охране окружающей среды. То есть, пояснение к слову «деятельность» осталось, а само слово исчезло. Небрежность в работе с текстом привела к дополнительным трудностям в понимании смысла и возможности применения норм Закона.

2. Определение правовой природы вреда, причиненного компонентам природы.

В определении правовой природы вреда, который причиняется компонентам природной среды (недрам, почвам, атмосферному воздуху и др.) отсутствует юридическая ясность.

Остаются невыясненными вопросы:

  • как классифицировать соответствующие виды вреда;
  • образуют ли они в общей сложности вред, причиняемый окружающей среде, со всеми общими вытекающими из этого требованиями и принципиальными подходами или представляют собой каждый нечто вполне самостоятельное.

Согласно ст.1 Закона совокупность компонентов природной среды образует в числе прочего природную среду. Последняя, в свою очередь, включена в окружающую среду. Значит, наличие определенного набора правил и принципов в отношении возмещения вреда окружающей среде означает, что они должны применяться и тогда, когда вред причинен конкретному компоненту окружающей среды.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 г. N 21:

  • упоминает таксы и методики исчисления размера вреда (ущерба), причиненного как окружающей среде, так и отдельным компонентам природной среды (п. 37),
  • и толкует содержание права граждан предъявлять в суд иски о возмещении вреда окружающей среде, закрепленного в п. 2 ст. 11 Закона об охране окружающей среды. Оно заключается в праве граждан предъявлять иски о возмещении вреда, причиненного окружающей среде и ее компонентам, независимо от причинения вреда их здоровью и имуществу по общим правилам подсудности (п. 33).

В Законе об охране окружающей среды лишь в ст. 66, как отмечено выше, прямо говорится о вреде, причиненном окружающей среде и ее компонентам:

должностные лица органов государственного надзора, являющиеся государственными инспекторами в области охраны окружающей среды, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, имеют право предъявлять иски о возмещении вреда, причиненного окружающей среде и ее компонентам вследствие нарушений обязательных требований.

В то же время природоресурсное законодательство формально никак не учитывает наличие правового регулирования возмещения вреда, причиненного окружающей среде в целом:

  • нет бланкетных норм, отсылающих к Закону об охране окружающей среды;
  • нет единой терминологии.

Например,

  • ст. 51 Закона Российской Федерации «О недрах» <15> регламентирует порядок возмещения вреда, причиненного недрам вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах;
  • Статья 100 Лесного кодекса Российской Федерации <16> говорит о возмещении вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства;
  • Статья 69 Водного кодекса Российской Федерации <17> содержит основы возмещения вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства;
  • В ст. 76 Земельного кодекса Российской Федерации <18> закреплены правила возмещения вреда, причиненного земельными правонарушениями.

На фоне типичных формулировок природоресурсных законодательных актов примечательным является одна из обязанностей по использованию земельных участков (ст. 42 Земельного кодекса Российской Федерации). Она касается как собственников, так и лиц, которые собственниками не являются. Они обязаны использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в том числе земле как природному объекту. В этом случае вред, который может возникнуть при использовании земли, - это вред окружающей среде, который включает в себя вред земле. Но это, пожалуй, единственное юридически закрепленное признание связи возмещения вреда окружающей среде с возмещением вреда компоненту окружающей среды.

Таким образом, законодательство, регулирующее возмещение вреда компонентам природной среды, дистанцируется от общих правил возмещения вреда окружающей среде, установленных Законом. И можно было бы ограничиться констатацией наличия еще одного аспекта для «дифференциации правового регулирования возмещения вреда, причиненного окружающей среде» <19>, если бы общие подходы к возмещению вреда, причиненного окружающей среде, неукоснительно прослеживались во всех обособленных случаях.

3. Возмещение вреда в законе «О недрах»

В Законе Российской Федерации «О недрах» данная сторона обособления правового регулирования вообще далеко не единственная:

  • В ч. 2 ст. 8 указано, что пользование недрами может нанести ущерб окружающей среде;
  • В ст. 12, 13.1, 50 содержатся положения, по-своему разграничивающие деятельность по охране недр и по охране окружающей среды. Речь идет о требованиях, мероприятиях по охране недр и окружающей среды, работах, связанных с охраной недр и окружающей среды. Иными словами, в этих случаях законодатель по какой-то причине не ограничился упоминанием только окружающей среды (в составе которой уже подразумеваются недра);
  • Согласно ч. 2 ст. 51, порядок расчета размера вреда, причиненного недрам вследствие нарушения законодательства о недрах, устанавливается Правительством Российской Федерации. Этот порядок сейчас содержат Правила расчета размера вреда, причиненного недрам вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах <20>, и он весьма специфичен. В частности, указанные Правила ввели понятие «вред, повлекший утрату запасов полезных ископаемых».

Формула исчисления данного вреда представляет собой простое сложение: 
а) стоимости запасов полезных ископаемых, утраченных в результате вреда, вызванного в т.ч. загрязнением недр, затоплением, обводнением, пожарами, а также самовольным пользованием недрами;
б) фактических или предусмотренных техническими проектами расходов на ликвидацию последствий этого вреда или расходов на восстановление нарушенного состояния подземного водного объекта в случае загрязнения подземных вод;
в) фактических расходов Росприроднадзора или органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации на оценку размера вреда. Таким образом, данный порядок расчета основывается только на экономической составляющей возмещения вреда компоненту природной среды и не соотносится с использованием такс и методик.

Конституционный суд (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2016 г. N 225-О) применительно к случаю с рекультивацией земель отмечает:

  • «восстановление нарушенного состояния окружающей среды осуществляется после ликвидации последствий загрязнения окружающей среды и нетождественно данной процедуре»;
  • «проведение только одной рекультивации не является способом полного возмещения причиненного экологического вреда, а является лишь средством устранения препятствий к воссозданию экологической системы».

Похожую оценку дает и Верховный суд <21>.

Одной из сторон возмещения вреда окружающей среде является наличие публичного интереса <22>. По определению Конституционного суда он состоит «в полной (максимальной) компенсации вреда, причиненного окружающей среде» <23>. В порядке возмещения вреда по законодательству о недрах оказалась не учтена часть аспектов вреда, взаимосвязанного с вредом собственно недрам. Фактически это означает, что неполное возмещение вреда нормативно закреплено.

Согласно принятой в науке экологического права доктрине, вред окружающей среде представляет собой совокупность экономического и экологического вреда. Экономический вред, по мнению В.В. Петрова, «выражается в потерях запасов природных ресурсов... материальных ценностей... неполучении дохода, который должен быть получен при нормальных условиях производства» <24>. В то же время «оценить экологический вред в деньгах - это значит не только определить затраты на восстановление нарушенной природной среды, на воспроизводство природных ресурсов, но и вычислить те экологические потери, которые невосполнимы или трудно восполнимы средствами человеческого прогресса» <25>.

Данный научный подход не был отражен в действующем законодательстве, однако широко используется судами в трактовке правовой природы такс и методик для исчисления вреда окружающей среде. Согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации (Постановление от 2 июня 2015 г. N 12-П), ущерб, причиненный экологическим правонарушением, отличает сложность его проявлений. Он включает:

  • экологический вред окружающей среде,
  • вред, причиняемый здоровью человека (социальный вред),
  • вред имуществу, находящемуся в частной или публичной собственности (экономический вред).

Решение Верховного Суда Российской Федерации от 15 апреля 2008 г. N ГКПИ08-52 упоминает материальный и экологический вред, причиненный природной среде. Верховный Суд Российской Федерации в Определении от 3 июня 2015 г. N 310-ЭС15-1168 по делу N А54-503/2014 подчеркивает: «При определении экологического вреда в денежном выражении подлежат учету не только затраты на восстановление нарушенной природной среды, но и экологические потери, которые невосполнимы или трудновосполнимы».

Конституционный Суд Российской Федерации приводит еще один довод для применения такс и методик:

«Особенности экологического ущерба, прежде всего неочевидность причинно-следственных связей между негативным воздействием на природную среду и причиненным вредом, предопределяют трудность или невозможность возмещения вреда в натуре и исчисления причиненного вреда, и в силу этого - условность оценки его размера» <26>.

В другом решении Конституционного Суда Российской Федерации <27> разъясняется:

«Окружающая среда, будучи особым объектом охраны, обладает исключительным свойством самостоятельной нейтрализации негативного антропогенного воздействия, что в значительной степени осложняет возможность точного расчета причиненного ей ущерба. Учитывая данное обстоятельство, федеральный законодатель определил, что вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии - исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды (пункт 3 статьи 77 Федерального закона «Об охране окружающей среды»). При этом методика исчисления размера вреда, причиненного объектам охраны окружающей среды, в том числе водным, вследствие нарушения соответствующего законодательства, во всяком случае не может носить произвольный характер и должна строиться исходя из количественных параметров негативного воздействия на окружающую среду».

По мнению Н.Г. Нарышевой, использование такс и методик обусловлено задачей облегчения исчисления размера убытков, причиненных природным объектам <28>. В целом, появление таких разных заключений с целью обоснования применения такс и методик, предположительно связано с:

  • необходимостью разработки убедительных правовых аргументов для использования этих специфических способов исчисления размера вреда,
  • нормативно закрепленной характеристики их правовой природы,
  • гарантирования решения при их помощи задачи возмещения вреда окружающей среде в максимально полном объеме,
  • их сущностных преимуществах перед другими способами исчисления вреда.

До сих пор актуален вывод, сделанный Н.Г. Нарышевой: «Отсутствие в действующем законодательстве основных принципов установления такс как размеров взыскания за вред, причиненный нарушением законодательства о природных ресурсах, не позволяет говорить об обоснованности или необоснованности учета того или иного элемента состава убытков» <29>.

Итак, при отсутствии ясных и конкретных доводов и пояснений, наличие такс и методик вызывает, как минимум, недоумение природопользователей и приводит к многочисленным судебным спорам по обоснованию и порядку применения способа исчисления вреда, причиненного окружающей среде или её компонентам.

Кроме того, порядок исчисления вреда именно по таксам и методикам в Законе об охране окружающей среды не только не единственный, но и не закреплен однозначно как приоритетный <30>. В таких условиях судебные органы вынуждены самостоятельно подводить под использование такс и методик некоторое логическое обоснование.

Таким образом, на данный момент основы возмещения вреда такому компоненту природной среды, как недра:

  • оказались вполне специфичны;
  • фактически не соотносятся с общими подходами к возмещению вреда, причиненного окружающей среде, определившимися в судебной практике.

На рассмотрении в Госдуме находится проект Федерального закона N 504011-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования вопросов возмещения вреда окружающей среде» <31> (далее также - законопроект). В нем конкретизируются вопросы возмещения вреда компонентам природной среды. В частности, планируемые изменения в действующие природоресурсные законодательные акты могут изменить порядок возмещения вреда лесам, водным объектам, животному миру и атмосферному воздуху: в этой части предполагается применять порядок, установленный законодательством в области охраны окружающей среды. Однако подобные же изменения относительно возмещения вреда недрам законопроектом не предусматриваются.

4. Возмещение вреда в предложениях нового законопроекта

О возмещении вреда в натуре

В настоящий момент окончательно не разрешены действующим законодательством вопросы полноты возмещения вреда окружающей среде, если он возмещается в натуре. Эти вопросы могут быть существенно пересмотрены в процессе внесения изменений и дополнений в Закон об охране окружающей среды в соответствии с подходами названного законопроекта.

Что предлагают авторы законопроекта?

Возмещение вреда окружающей среде должно осуществляться в натуральной форме:

  • посредством проведения работ по рекультивации земель и земельных участков;
  • и (или) работ по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды в соответствии с проектами рекультивации земель и земельных участков;
  • и (или) проектами восстановления нарушенного состояния окружающей среды.

То есть, возмещение вреда, причиненного окружающей среде, в натуре должно стать приоритетным способом возмещения вреда.

Вред окружающей среде может быть возмещен в стоимостном выражении только в случае:

  • если возмещение вреда окружающей среде не может быть осуществлено в натуральной форме;
  • или если причинитель вреда отказался от возмещения вреда в натуральной форме.

В этом случае размер возмещения вреда будет исчисляться в соответствии с таксами и методиками.

Анализ предложений законопроекта

Недостаток данного подхода заключается в том, что при его претворении в жизнь будет снова, но уже с других позиций, игнорироваться необходимость возмещения экологического вреда окружающей среде. Такой подход, несмотря на оговариваемые определенные условия его применения, как нам кажется, будет плохо сочетаться с оставленной в законопроекте обязанностью полного возмещения вреда окружающей среде (наименование и ч. 1 ст. 77 Закона об охране окружающей среды в действующей редакции). Данная обязанность является принципом реализации Основ государственной политики в области экологического развития. Поэтому, следует обратить особое внимание на формулирование новых правил о том, какое возмещение вреда окружающей среде будет являться полным.

На фоне этих радикальных реформ остается пока неясной судьба ст. 78 Закона об охране окружающей среды. Согласно первому варианту законопроекта, подготовленного для внесения в Госдуму, она должна утратить силу, в то время как в варианте, готовящемся к рассмотрению в первом чтении, изменения в ст. 78 не планируются.

О возмещении прошлого вреда

Изначально анализируемый законопроект имел целью также регламентировать порядок возмещения прошлого экологического ущерба. Известно, что возмещение такого ущерба рассматривается в документах, определяющих политику России в области экологического развития, в качестве неотложного самостоятельного направления действий:

  • Экологическая доктрина затрагивает оценку прошлого экологического ущерба в вопросе совершенствования механизмов изменения форм собственности и купли-продажи земли, природных ресурсов и хозяйственных объектов с учетом задач сохранения и восстановления природной среды;
  • В Основах использован термин «экологический ущерб, связанный с прошлой экономической и иной деятельностью» (п. 14, 17). Ликвидация такого ущерба должна происходить в соответствии со специальными программами при решении задачи восстановления нарушенных естественных экологических систем.

Решение задачи развития экономического регулирования и рыночных инструментов охраны окружающей среды включает в себя в числе других мер:

  • стимулирование предприятий, осуществляющих программы экологической модернизации производства и экологической реабилитации соответствующих территорий,
  • а также обеспечение широкого применения государственно-частного партнерства при государственном финансировании (софинансировании) мероприятий по оздоровлению экологически неблагополучных территорий, ликвидации экологического ущерба, связанного с прошлой экономической и иной деятельностью.

Более того, именно в 2016 г. Минприроды России совместно с Минэкономразвития России, другими заинтересованными федеральными органами исполнительной власти согласно Плану действий по реализации Основ государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 г. <32> должны были разработать и представить в Правительство Российской Федерации свои предложения. Предложения касаются применения механизмов государственно-частного партнерства при государственном финансировании (софинансировании) мероприятий по реабилитации экологически неблагоприятных территорий, ликвидации экологического ущерба, связанного с прошлой экономической и иной деятельностью.

Вопрос о возмещении прошлого экологического ущерба <33> весьма актуален для ряда регионов. Так, например, в процессе прогнозирования интенсификации разного рода хозяйственной деятельности в Арктической зоне Российской Федерации на первый план вышли вопросы ликвидации данного рода ущерба. В Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года, утвержденной Президентом Российской Федерации в 2013 г.

В начальной редакции в законопроекте планировалось дать определение соответствующего правового понятия и дополнить Закон об охране окружающей среды главой о прошлом экологическом ущербе. Данные законотворческие работы, по всей видимости, пока отошли на второй план.

Заключение

Положения законодательства об охране окружающей среды, природоресурсного законодательства в части возмещения вреда окружающей среде и компонентам природной среды нуждаются в обновлении и усовершенствовании. В течение длительного времени не проводились работы по устранению законотворческих ошибок, по конкретизации существующих положений. Всё это существенно затрудняет уяснение и единообразное применение правил возмещения вреда окружающей среде и отдельным компонентам природной среды.

Реформирование порядка возмещения вреда окружающей среде важно начать с учета комплексного характера правового института возмещения вреда окружающей среде и компонентам природной среды, с выработки системного подхода, направленного на преодоление проблем действующего законодательства. Это поможет устранить противоречия и пробелы в правовом регулировании экологических отношений, и решить новые задачи в области экологического развития.

Ссылки в тексте:

<14> См.: Федеральный закон от 21 июля 2014 г. N 219-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2014. N 30 (ч. I). Ст. 4220.

<15> См.: Закон Российской Федерации от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 «О недрах» // СЗ РФ. 1995. N 10. Ст. 823.

<16> См.: Лесной кодекс Российской Федерации от 4 декабря 2006 г. N 200-ФЗ // СЗ РФ. 2006. N 50. Ст. 5278.

<17> См.: Водный кодекс Российской Федерации от 3 июня 2006 г. N 74-ФЗ // СЗ РФ. 2006. N 23. Ст. 2381.

<18> См.: Земельный кодекс Российской Федерации от 25 октября 2001 г. N 136-ФЗ // СЗ РФ. 2001. N 44. Ст. 4147.

<19> См. подробнее: Нарышева Н.Г. Тенденции дифференциации правового регулирования возмещения вреда, причиненного окружающей среде // Экологическое право. 2005. N 1. С. 71 - 77.

<20> См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 4 июля 2013 г. N 564 «Об утверждении Правил расчета размера вреда, причиненного недрам вследствие нарушения законодательства Российской Федерации о недрах» // СЗ РФ. 2013. N 28. Ст. 3830.

<21> См.: Определение Верховного Суда Российской Федерации от 3 июня 2015 г. N 310-ЭС15-1168 по делу N А54-503/2014 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».

<22> Н.Г. Нарышева ранее отмечала наличие «ярко выраженных публично-правовых начал правового регулирования возмещения вреда, причиненного окружающей природной среде и природным ресурсам». См.: Нарышева Н.Г. Возмещение вреда, причиненного нарушением законодательства об охране окружающей природной среды и природных ресурсах: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 8.

<23> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2016 г. N 225-О.

<24> Петров В.В. Экологическое право России: Учебник для вузов. М., 1995. С. 334.

<25> Там же. С. 336.

<26> Пункт 3 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. N 12-П.

<27> См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2011 г. N 1743-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Ува-молоко» на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 69 Водного кодекса Российской Федерации и пунктом 3 статьи 77, пунктом 1 статьи 78 Федерального закона «Об охране окружающей среды» // СПС «КонсультантПлюс: Законодательство».

<28> См.: Нарышева Н.Г. Возмещение вреда, причиненного нарушением законодательства об охране окружающей природной среды и природных ресурсах: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 14, 16.

<29> Там же. С. 14.

<30> Практика возмещения вреда путем проведения некоторых восстановительных работ приводится, например, в работе: Нарышевой Н.Г. Возмещение вреда, причиненного вследствие нарушения водного законодательства, в системе правовых мер охраны окружающей среды // Экологическое право. 2014. N 6. С. 11 - 17.

<31> URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=504011-6&02 (дата обращения: 16.03.2016)

<32> См.: распоряжение Правительства Российской Федерации от 18 декабря 2012 г. N 2423-р «Об утверждении Плана действий по реализации Основ государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года» // СЗ РФ. 2012. N 52. Ст. 7561.

<33> См. также: Суздалев И.В. Перспективы правового регулирования прошлого экологического ущерба в Российской Федерации // Правовые вопросы строительства. 2013. N 2. С. 6 - 8.

Литература

 

1. Игнатьева И.А. Теория и практика систематизации экологического законодательства России. М., 2007. С. 101, 116.

2. Нарышева Н.Г. Возмещение вреда, причиненного вследствие нарушения водного законодательства, в системе правовых мер охраны окружающей среды // Экологическое право. 2014. N 6. С. 11 - 17.

3. Нарышева Н.Г. Возмещение вреда, причиненного нарушением законодательства об охране окружающей природной среды и природных ресурсах: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 8, 14, 16.

4. Нарышева Н.Г. Тенденции дифференциации правового регулирования возмещения вреда, причиненного окружающей среде // Экологическое право. 2005. N 1. С. 71 - 76.

5. Петров В.В. Экологическое право России: Учебник для вузов. М., 1995. С. 334.

6. Суздалев И.В. Перспективы правового регулирования прошлого экологического ущерба в Российской Федерации // Правовые вопросы строительства. 2013. N 2. С. 6 - 8.

Дата редакции: 27.01.2017




Теги:


Другие статьи


Новости

 

Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus