Москва
Главная страница/ Новости/ Право и суды/

СИП отправил на новое рассмотрение дело о штрафе за исполнение песен в поездах дальнего следования

Суды удовлетворили иск РАО к обществу за неправомерное публичное исполнение фонограмм. Общество настаивало, что доказательства нарушения ненадлежащие. СИП услышал эти доводы и направил дело на новое рассмотрение.

Суть дела

Общероссийская общественная организация «Российское авторское общество» (РАО) зафиксировала факт публичного исполнения фонограмм в плацкартных вагонах, принадлежащих АО «Федеральная пассажирская компания» (далее – общество, ФПК). С 28 марта по 27 апреля 2017 в поездах исполнили 53 фонограммы.

У общества не было лицензионного договора с РАО о выплате авторского вознаграждения. Поэтому РАО направило претензию обществу для урегулирования ситуации в досудебном порядке, но безрезультатно.

РАО обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением к ФПК о взыскании компенсации в размере 1 140 000 рублей за нарушение исключительного права на произведения.

Что решили суды?

Суд первой инстанции иск удовлетворил. Возражения ответчика о том, что сделанная представителями ВОИС видеозапись исполнения фонограмм не является достоверным и допустимым доказательством, суд не принял.

Что отметил суд:

  • «В законе отсутствует норма о том, что надлежащими доказательствами являются только те доказательства, которые собраны лицом, участвующим в деле, или его представителем <...> Участники процесса могут получать определенные доказательства и от иных лиц»;
  • «Установление факта, что публичное исполнение ответчиком музыкальных произведений нарушает не только исключительные права исполнителей и изготовителей фонограмм, но и исключительные права авторов, не препятствует ВОИС передать собранные доказательства (видеозаписи) РАО для принятия истцом мер по защите исключительных прав авторов». Поскольку между ВОИС и РАО заключен договор о сотрудничестве, то он предполагает и сотрудничество при сборе доказательств о нарушении авторских прав;
  • Ответчик не доказал, что фиксация неправомерного исполнения фонограмм сотрудниками ВОИС каким-то образом повлияла на достоверность доказательств, и тем самым нарушила права и законные интересы ответчика и правообладателей;
  • «…Осуществление соответствующих действий не самим РАО, а ВОИС, у которого отсутствует государственная аккредитация в сфере управления авторскими правами на коллективной основе, также не свидетельствует <...> о незаконном получении доказательств, так как ВОИС в данном случае действовала исключительно как представитель РАО и по его поручению» (из постановления СИП от 02.09.2016 № С01-733/2016 по делу № А40-216504/2014).

Суд пояснил относительно возражений ответчика о заключении специалиста, которое представил истец:

1. Заключения являются относимыми, допустимыми и достоверными доказательствами (ст. 75 АПК РФ), «поскольку позволяют установить существенные для дела обстоятельства – названия музыкальных произведений, что, в свою очередь, необходимо для определения авторов и охраноспособности произведений на территории Российской Федерации».

При определении названия музыкального произведения специалист использовала программу Shazam, которая позволяет это сделать с высокой степенью точности. Кроме того, специалист обладает «специальным музыкальным образованием и необходимым опытом работы по специальности, которые позволили ей установить названия музыкальных произведений также посредством самостоятельного прослушивания произведений, незаконно воспроизведенных ответчиком, и их сравнения с соответствующими музыкальными произведениями, официально опубликованными в сети «Интернет» (в том числе, в Интернет-сервисе iTunes)».

2. Договор на проведение исследования записей со специалистом заключен ВОИС, а не РАО. Однако это не лишает заключение доказательственного значения, как утверждает ответчик. «<...> истец вправе использовать любые доказательства, подтверждающие названия воспроизведенных ответчиком музыкальных произведений – как полученные им самим, так и полученные другими лицами, действующими по его поручению либо без такого».

Отсутствие у специалиста договора с РАО «свидетельствует об отсутствии ее заинтересованности и, как следствие, подтверждает достоверность спорных заключений». Значит, заключение является надлежащим доказательством.

Ответчик утверждал, что видеозаписи могли быть отредактированы РАО перед их представлением в суд. Суд установил:

  • РАО не могло этого сделать, т.к. «поскольку 28.03.2017, 10.04.2017 и 24.04.2017 и 27.04.2017 представители ВОИС провели видеосъемку нарушения исключительных прав авторов на музыкальные произведения в поездах дальнего следования»;
  • ВОИС и РАО получали и передавали специалисту флэш-карты с записями в запечатанных конвертах;
  • Кроме того, ответчик не привел конкретные доводы, в чем выражалось, по его мнению, редактирование видеозаписей; не приводит и сравнение видеозаписей. Ответчик также не обращался к суду с ходатайством о проведении экспертизы для проверки достоверности видеозаписей.

Ответчик утверждал, что качество видеозаписи не позволяет установить источник звука. Суд возразил:

  • видеосъемка 28.03.2017 проводилась в темноте при отсутствии света. Тем не менее, «в отдельные периоды (в пояснениях истца приведена соответствующая таблица) на видеозаписи отчетливо виден вагон поезда дальнего следования и колонка, из которой идет звук музыкальных произведений».
  • «В иные периоды представитель ВОИС ходит по вагону поезда дальнего следования, организатором публичного исполнения в которых является именно ФПК; при ведении видеосъемки при свете и при темноте динамика звука одна и та же, а потому в обоих случаях звук исходит из одного и того же источника»;
  • Из видеозаписи очевидно, что «источником звука при воспроизведении музыкальных произведений является колонка централизованной системы оповещения в поездах дальнего следования, а не какие-либо иные устройства».

Ответчик указал на наличие неточностей при анализе записей специалистом: в указании некоторых промежутков времени воспроизведения фонограмм и в воспроизведении отдельных монологов представителей ВОИС.

Суд возразил:

«Небольшие технические описки и опечатки не лишают спорные заключения доказательственной силы, т.к. они не повлияли на точность определения названий музыкальных произведений».

Апелляционный суд оставил это решение в силе, а жалобу общества – без удовлетворения.

Общество направило кассационную жалобу в СИП.

16 мая 2019 года СИП принял постановление: решения судов отменить полностью и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Источник: карточка дела № А40-35559/2018.

 

По теме:

РАО хотело получить компенсацию за исполнение фонограмм в такси, но СИП отказал

Кто платит, тот и музыку воспроизводит

22.05.2019


Теги:

:


Новости


Статьи

.

 



Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus
Отправить заявку
Данный сайт использует «cookie» и сторонние интернет-сервисы для сбора информации технического характера и статистической информации. Оставаясь на сайте вы соглашаетесь с Политикой защиты и обработки персональных данных. Ok