Москва +7 (495) 789 36 38
14.11
2019

О преступлениях, которые запечатлеет память поколений …и литература. История вторая.

Не секрет, что за основу сюжета литературного произведения писатель берёт реальную историю, зачастую криминальную. Множество громких, иногда нераскрытых, преступлений стало источником фантазии писателей и воплотилось в бестселлеры, прославив авторов.

Правда, случается и наоборот: когда преступление происходит позже, чем написан роман. Причем, преступник мог книгу и не читать, однако, его реальная история практически повторяет её сюжет.

В чем загадка таких совпадений? Чёрную кошку в тёмной комнате можно не искать: просто писатель хорошо знал свое время, противоречия общества, тонко чувствовал настроения и мысли современников.

Вот о таком случае мы сегодня и расскажем. Знаменитый роман об одном преступлении уже был закончен, но не издан. Преступник же, понятное дело, не читав книгу, в точности повторил сюжет.

Убийство капитана и кухарки

Стояла осень 1865 года. Отставной капитан Попов приехал в Москву из Финляндии, продав там свое имение за 23 тысячи рублей. В Москве ему всё нравилось: и уютная квартирка в доме Шелягина, и потрясающий театр, и библиотека по соседству, в которую он записался.

Капитан стал ссужать деньги под залог вещей. Занятие это, надо сказать, очень удивило его родственников, поскольку было не в почете. Потому то и думали родственники, что капитана на такое кто-то подбил, ну вот хотя бы кухарка Нордман. К кухарке, к слову сказать, Попов действительно прислушивался. Женщина она была домовитая и экономная. Настоящая хозяйка. Вот так и жили они вдвоём, ни с кем особо не общаясь.

14 января 1866 года их нашли убитыми. Осмотр места преступления показал, что преступление было совершено в доме: вещи разбросаны, повсюду следы крови. Для криминалистов было очевидным, что убили капитана и его кухарку при грабеже: ни банковских билетов, ни наличных денег найдено не было. Следствие понимало: найти преступника будет трудной задачей.

Календарь, часы и две записки

Сначала следователи определили время убийства. С высокой долей уверенности, они выяснили: владелец дома и кухарка были убиты вечером 12 января.

Такие выводы были сделаны на основании, во-первых, настенного календаря (он показывал 12 число); во-вторых, показаний водовоза. Последний раз кухарка брала у него воду 12 января. Третьим аргументом стали часы в комнате Попова: они остановились на 6 часах 43 минутах. Тут требуется пояснить, как время на часах связано с датой убийства. Часы, по заявлению часового мастера, имели дефект: если их толкнуть, они сразу останавливались. Таким образом, следователи определили не только день совершения преступления, но и точное время.

Затем следователи предположили, что у преступника была ранена левая рука. На это указывали кровавые следы слева на лестнице. Тела убитых были на первом этаже, а преступник, как считало следствие, поднялся по лестнице на второй этаж, вероятно в поисках ценных вещей.

На месте преступления были обнаружены различные бумаги, но привлекли внимание следователей две записки, подписанные Григорьевым. Проверив книгу, где были записаны заклады, следователи обнаружили, что Григорьев заложил бриллиантовый перстень и облигацию за №09828. На месте преступления их не обнаружили.

В книге был записан и адрес Григорьева. Однако по указанному адресу Григорьев не проживал. Более того, криминалисты и такого человека в Москве не обнаружили. Фамилия вымышленная, - пришли к выводу они.

Следователи допросили человека, который был знаком с Поповым. Им был хозяин ювелирного магазина Феллер, который вспомнил, что к нему заходил один человек для оценки перстня. Да-да, того самого, что был заложен несуществующим Григорьевым.

Кстати, ювелиру он представился другим именем. Приказчик Феллера запомнил, как выглядел этот человек, и описал его.

С этого момента следствие почти два месяца искало человека, похожего на описание. Следователи опросили множество подозреваемых, но подозрения не подтвердились.

Ищет полиция…и находит бедного студента

31 марта, в день Светлого воскресенья, агенты полиции сновали по улицам Москвы. Народу в этот день было много, и следователи надеялись найти похожего по описанию человека. К счастью, так и вышло: один из агентов заметил похожего человека.

Проследив за ним до квартиры, агент его задержал. После обыска в квартире подозреваемого доставили на допрос. Задержанным оказался студент юридического факультета Данилов.

Полицейские взяли из квартиры Данилова бумаги, написанные его рукой, чтобы сопоставить с записями в книге ростовщика. У задержанного были зажившие раны на левой руке, а также старые пятна крови на пальто.

На первом допросе Данилов всё отрицал. В подтверждении своих слов он сослался на своего университетского товарища Должикова. Увы для подозреваемого, Должиков довольно быстро признался, что Данилов просил его найти двух людей, которые подтвердили бы алиби.

Данилов не растерялся и выдал другую версию.

Он сообщил, что действительно 12 января был у Попова, но его пригласил туда другой человек, а именно – Феллер. Якобы по приходу он увидел трупы. Потому, дескать, виновен только в укрывательстве преступника, никак не в убийстве.

Версия не выдерживала никакой критики. Следствие уже общалось с Феллером. Потому-то Данилов придумал третью версию: когда он пришел к Попову, на него с ножом напал неизвестный, уже убивший ростовщика и его кухарку, и ранил его в левую руку. И снова: улики говорили не «за», а «против» очередной версии.

Была еще одна версия – с банковским билетом, но и она была отвергнута полицейскими. Когда следователь спросил, почему банковский билет, заложенный у Попова, Данилов через некоторое время после убийства заложил другому ростовщику, подозреваемый рассказал просто невероятную историю. Якобы кто-то прислал ему этот билет в конверте по почте.

Шаг за шагом следователи опровергли все версии, высказываемые молодым человеком. Однако, наверняка, оценили его фантазию.

На суде

На суде обвинитель выступил с очень яркой речью, рассказав, как работало следствие, о найденных уликах и неподтвержденных версиях Данилова. Прокурор высоко отозвался о работе следствия, назвав их работу образцовой. Обвиняемого он охарактеризовал, как молодого человека с приятной внешностью и недюжинным умом, но безнравственного, совершившего жестокое убийство и не испытывающего раскаяния.

Адвокат выступил не так убедительно. Опровергнуть обвинение по существу он не смог.

Присяжные признали Данилова виновным в двойном убийстве с целью грабежа. Он был приговорен к каторге с последующим пожизненным проживанием в Сибири.

Молодой человек попытался обжаловать вердикт суда. Однако, кроме некоторых формальных ошибок, не мог привести доказательств своей невиновности. В частности, Данилов заявил, что один из присяжных не мог выполнять своих обязанностей, т.к. в свое время был обвиняемым в краже.

Тем не менее, жалобу его не удовлетворили, и приговор остался в силе. В отличие от своего литературного прототипа (о котором он не знал в момент совершения преступления), Данилов так и не признал своей вины и не раскаялся.

Вы ведь уже догадались, о каком литературном произведении идёт речь?

 

Источник: С. M. Казанцев. Суд присяжных в России: Громкие уголовные процессы 1864—1917 гг./Сост. С. M. Казанцев. — Лениздат,1991. — 512 c., ил. 1991.

14.11.2019




вверх

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.
Заказать звонок
Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.
Данный сайт использует «cookie» и сторонние интернет-сервисы для сбора информации технического характера и статистической информации. Оставаясь на сайте вы соглашаетесь с Политикой защиты и обработки персональных данных. Ok