Мышьяк: короткая история любимого Агатой Кристи орудия убийства

Опираясь на свои обширные познания в области химии, которые пришлось почерпнуть во время службы медсестрой в обеих мировых войнах, королева детектива Агата Кристи создала многочисленные шедевры, в которых мышьяк стал любимым орудием убийства. В нашей статье речь пойдёт о том, как отравители использовали мышьяк и как этот яд попадал к людям совершенно случайно.

Соли висмута, карболовая кислота, силикат цинка, мышьяк, опиум – Агата Кристи со временем стала прекрасно разбираться и в лекарствах, и в ядах. Её сразу увлекла фармацевтика. Позже она сделает отравление ядами самым частым методом убийства в своих детективах. Кэтрин Харкуп, химик и большой поклонник творчества Кристи, проведёт исследование: как выбор того или иного яда Агатой Кристи является отгадкой преступления.

Слово «мышьяк» сегодня стало почти синонимом яда. И не зря. Токсические свойствам мышьяка известны с древних времен. О, у мышьяка очень длительная история…история «помощи» отправиться на тот свет влиятельных врагов, богатых родственников и опасных конкурентов.

Ходят легенды о том, что Клеопатра, решив покончить с собой, хотела найти «правильное» средство: и максимально безболезненное и такое, что не обезобразит её остывающее тело. Для эффективного поиска она испытала несколько видов ядов на своих рабах. Мышьяк был одним из них.

Метод Борджиа

В XV веке в Италии мышьяк был «популярен» у семейства Борджиа. У них был свой «рецепт» - легендарная La Cantarella: органические отходы от убитой свиньи обильно обсыпали мышьяком, высушивали и толкли в порошок, которым затем «приправляли» пищу жертвы.

«Мышьяк – король, – говаривал Борджиа, – но он особенно желанен при дворе сиятельной Кантареллы».

С точки зрения Борджиа, впрочем, как и других средневековых убийц и отравителей, мышьяк хорош тем, что он безвкусен, а симптомы при отравлении схожи с теми, что случаются при желудочно-кишечных заболеваниях. Поэтому, если кто-то после пиров у Борджиа почил в бозе, винили, прежде всего неуёмный аппетит самого погибшего, а не хозяев застолья.

К XVII веку мышьяк добрался и до Франции. Во время правления Людовика XIV несколько представителей французской аристократии обвинили в колдовстве и отравлении. В обвинении говорилось, что мышьяк применяли для уничтожения соперников и богатых родственников. Впоследствии яд стал «известен», как «poudre de succession», или «порошок наследования».

Крысиный яд

Со временем мышьяк как «яд для аристократов» дошел до широких масс. И произошло это из-за промышленной революции. Мышьяк содержался в больших количествах в железных, медных рудах и олове. В XVIII и XIX вв. добыча металлов переживала подъем. После очистки металла от ядовитых примесей пары триоксида мышьяка скапливались в виде конденсата в дымоходе. Промышленники нашли способ продавать даже яд. Его известная токсичность навела их на мысль, что «белый мышьяк» станет прекрасным средством против крыс.

Теперь, когда люди говорят о мышьяке, то обычно они имеют в виду не элемент в чистом виде, а триоксид мышьяка, или «белый мышьяк». Причем мышьяк значительно менее токсичен, чем триоксид мышьяка.

 

Бутылки с мышьяком и настойкой стручкового перца, 1921. (Фото: Getty Images)

Обои-убийцы

Мышьяк оказался универсальным ингредиентом в другой продукции: его можно комбинировать с серой или медью для получения ярко-красных, зеленых и желтых красителей. В Викторианскую эпоху британцы предпочитали зелёные и красные цвета. Соединения мышьяка использовались в производстве самых разных предметов быта и одежды. То есть потенциально отравиться могли игрушками, свечами, игральными картами и др.

Добавляли мышьяк и при производстве обоев для окрашивания рисунков. В итоге отравиться могли и те, кто наносил рисунок на обои, и те, кто затем жил, окруженный этой «красотой».

Проблема даже не в том, что мышьяк был в обоях, а в том, что бумажные рулоны клеили на стены при помощи муки и водной пасты, поэтому во влажном климате это обеспечивало идеальные условия для роста плесени.

Соединения мышьяка при взаимодействии с плесенью преобразовывались в газообразный триметиларсин, который выходил из бумаги. Этим ядом и дышал человек, находящийся в комнате.

Некоторые исследователи полагают, что Наполеон Бонапарт, возможно, поддался воздействию своих зеленых обоев в доме на острове Святой Елены. Анализ волос Наполеона и образцы обоев показывают высокое содержание мышьяка. Для летального исхода мало – для плохого самочувствия достаточно.

Излюбленное орудие убийства

Если люди в Викторианскую эпоху не травились случайно сами, то травили других. Триоксид мышьяка был в свободном доступе: в составе крысиного яда, различных тоников, даже в косметике. Вряд ли тогда кого-то могло удивить, если в списке покупок был мышьяк.

Отравители в начале XIX века могли действовать безнаказанно, так как полиция не могла обнаружить мышьяк в теле. Но всё изменилось. В 1832 году английский химик Джеймс Марш, покинувший в гневе зал суда после того, как очередного отравителя отпустили на свободу, решил создать надёжный метод обнаружения мышьяка в теле. И ему это удалось. Свой тест он впервые описал в 1836 году в The Edinburgh Philosophical Journal.

Пробу Марша впервые использовали в уголовном процессе, во Франции в 1840 году.

 

Прибор для испытаний пробы Марша, гравировка, 1867. (Фото: Universal History Archive/UIG via Getty Images)

Однако, учитывая количество бытовых предметов с содержанием мышьяка, его обнаружение в теле умершего неожиданностью не было. И это предопределило несколько прецедентов. Так, несколько женщин, обвиняемых в отравлении своих мужей и любовников, оправдывали в соответствии со «Штирийской защитой», то есть они смогли убедить судей и присяжных, что погибшие ели мышьяк по своей воле.

Откуда взялась Штирия? Дело в том, что некоторые крестьяне в Штирии – федеральная земля на юго-востоке Австрии – употребляли мышьяк в пищу, полагая, что в незначительных дозах он идёт на пользу: женщинам для фигуры, мужчинам для мышечной массы. Мышьяк действительно вызывал отёки, от которых у дам были более аппетитные формы (по моде того времени). Более того, мышьяк был популярным тонизирующим или косметическим средством.

 

Реклама крема с применением мышьяка, Нью-Йорк, 1901. (Фото: Getty Images)

К счастью, в XXI веке эксперименты с ядовитым веществом остались в «романтичном» прошлом. Пробы на выявление яда в организме стали намного точнее, и «Штирийская защита» больше не может помочь отравителям. Мышьяк стал не методом убийц, а способом привлечь читательскую аудиторию. Как, например, в любимых нами детективах Агаты Кристи.

 

Перевод выполнен редакцией Института судебных экспертиз и криминалистики

Источник: https://www.historyextra.com/period/modern/arsenic-a-brief-history-of-agatha-christies-favourite-murder-weapon/

23.07.2018

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.