«Золотой мальчик», который перешел на «тёмную сторону силы»

«Самый ненавистный человек в Америке», «олицетворение жадности корпораций», «змея», «самый худший CEO», «бро фармкомпаний» (прим.: слово из сетевого сленга, урезанная версия английского brother – брат; обычно так называют друзей, малознакомых людей, к которым испытывают симпатию) и еще десятки не самых лестных словосочетаний о молодом бизнесмене, которого еще пару лет назад считали «золотым мальчиком» и гением, способным стать еще одним примером американской мечты. Это всё о 34-летнем Мартине Шкрели, которого признали виновным в мошенничестве с ценными бумагами и в преступном сговоре. Его история, наверняка, станет основой для сериала или мюзикла на Бродвее. А пока она не сходит со страниц журналов и газет, не уходит из блогов и соцсетей.

Светлая сторона. Как сделать так, чтобы тобой восхищались?

Для этого надо родиться в семье иммигрантов из Албании и Хорватии. Шкрели родился 1 апреля 1983 года в Бруклине. Родители будущего миллионера подрабатывали уборщиками, садовниками, в общем – разнорабочими.

Найти правильного друга, читающего нужные книги. Мартин был младшим ребёнком в семье, особенно ни с кем не общавшимся. Ну разве что с соседом – престарелым биржевым брокером, который подарил ему книгу «Алхимия финансов».

Самому заработать себе на образование. Мартин Шкрели сам заработал себе деньги для оплаты обучения в Baruch College (прим.: престижная бизнес-школа имени американского финансиста и филантропа Бернарда Баруха). Окончил колледж с дипломом бакалавра по бизнес-управлению.

Уже в юности показать себя талантливым финансистом. В 17 лет Шкрели стал стажером в инвестиционном фонде Cramer Berkowitz & Co на Уолл-стрит. Репутацию смекалистого, хоть и не слишком чистоплотного специалиста, он заработал быстро. Считать Мартин умел хорошо. Еще в школьные годы он подружился с учителем математики, о которой позднее вспоминал исключительно тепло. Да, не только словами, но и деньгами. За уроки логического мышления Шкрели поблагодарил школу чеком на миллион долларов.

Выделиться перед руководством. Освоившись на бирже за год, Шкрели предложил владельцам фонда избавиться от акций нескольких фармацевтических компаний. Это спровоцирует падение стоимости акций, которые мы потом приобретём по отличной цене через другой фонд, – отметил молодой делец. Руководители фонда пошли на это, и даже не были наказаны. На тот момент американское законодательство не запрещало такие сделки. Только спустя пять лет после инцидента поправки, предусматривающие наказание за такие операции, были внесены.

Создать свой первый инвестиционный фонд в 23 года. Elea Capital Management – первый стартап Мартина Шкрели заработал в 2006 году. Компания специализировалась на фармакологии. Через три года он стал соучредителем еще одного фонда – MSMB Capital Management (прим.: MSMB – название фонда составлено из инициалов компаньонов: Мартина Шкрели и его однокурсника по колледжу Баруха Марека Биестека).

Продолжать играть на разнице цен акций и при этом не выходить за рамки закона. В 2010 году Шкрели написал в Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. Он сообщил, что при тестировании нового лекарства для лечения сахарного диабета компании MannKind были обнаружены серьезные проблемы. Управление начинает проверку, а фонд Шкрели тем временем зарабатывает на падении акций MannKind. В 2011 году история повторяется – проверяют компанию Navidea Biopharmaceuticals и препарат для диагностики раковых заболеваний Lymphoseek.

И снова профит. В 2012 году имя Шкрели входит в список 30 лучших предпринимателей в финансовой индустрии в американском Forbes. Под фотографией Мартина Шкрели стояла «громкая» подпись:

Активист, не устающий сражаться с заскорузлой медицинской индустрией ради создания новых медикаментов для людей, страдающих редкими болезнями.

Успех и богатство, вероятно, повлияло на Мартина Шкрели. Иначе, как объяснить то, что он перешел на «тёмную сторону силы».

Источник: © REUTERS/Shannon Stapleton

Тёмная сторона. Как сделать так, чтобы тебя все ненавидели?

Спекулировать на ценах медикаментов для лечения орфанных (редких) заболеваний. В сентябре 2014 года фармацевтическая компания Retrophin, которую Шкрели создал как портфельный актив своего фонда MSMB Capital Management, выкупила права на препарат Thiola. Препарат применяли для лечения редкого наследственного заболевания цистинурия. Став владельцем бренда Шкрели тут же повышает цену на лекарство – на 2000%. Реакция молниеносная. Уже в октябре Шкрели вынуждают покинуть Retrophin. Компания подаёт иск с требованием выплаты 65 млн долларов США за нарушение правил торговли ценными бумагами.

Продолжать свои махинации с удвоенным оптимизмом. Уже в феврале 2015 года Мартин Шкрели основал фармацевтическую компанию Turing Pharmaceuticals. В августе того же года компания за 50 млн долларов США приобрела права на препарат Daraprim. Лекарство применяют для лечения токсоплазмоза у пациентов со слабой иммунной системой (ВИЧ-инфицированные, онкобольные, прошедшие курсы химиотерапии и др.). Шкрели снова сделал «переоценку». Стоимость лекарства выросла с 13,5 $ до 750 $ (5455 %). Тут он явно «перестарался», обновив мировой рекорд. Эксперты Американского общества специалистов по инфекционным заболеваниям подсчитали, что при таких ценах на Daraprim годичный курс приёма лекарства обойдётся в 640 тысяч долларов. При этом стоимость лечения данным лекарством не покрывается медицинской страховкой.

Это стало началом конца. Шкрели оказался в центре медийного урагана.

Не видеть ничего аморального в своих поступках. Возможно, такой стиль поведения ему подсказали многочисленные нанятые им пиарщики. Шкрели не просто не стал извиняться за многократное повышение цен на лекарства, он еще и пояснил, что это в общем-то нормально:

Если бы какая-то компания продавала Aston Martin по цене велосипеда, а мы бы купили эту компанию и потребовали за автомобиль цену машин Toyota, это не было бы преступлением.

Когда толпы журналистов задавали одни и те же вопросы «Вам совсем не стыдно? Вы ни о чём не жалеете?», он отвечал: «Конечно, жалею. О том, что не поднял цену на 10 тысяч процентов».

Дело Шкрели совпало с президентской кампанией, поэтому к процессу подключились кандидаты. Оба кандидата обещали посадить the most hated man (самый ненавидимый человек) за решетку.

Скандалить со всеми подряд в соцсетях. Когда Шкрели освободили под залог, он решил все свои эмоции он перенёс в виртуальную жизнь. Он с таким упоением ругался со всеми подряд, что суд запретил ему публиковать твиты.

Неутешительный итог

17 декабря 2015 года Мартина Шкрели арестовали в своей квартире на Манхэттене по подозрению в мошенничестве. По версии следствия, в 2009-2014 годах он скрывал информацию от своих инвесторов, и использовал активы компаний для выплаты собственных долгов. Прокурор обвинял его в постоянной лжи. А следователи выяснили, что «золотой мальчик» использовал в своей деятельности классический принципом финансовой пирамиды (схема Понци): расплачивался со старыми акционерами деньгами новых (выплатил $11 млн из средств Retrophin акционерам своего хедж-фонда MSMB). Шкрели сняли с поста главы Turing Pharmaceuticals и исключили из совета директоров KaloBios Pharmaceuticals. Forbes снова поместил его в свой список. Акценты, правда, сместились. Из 30-тки лучших предпринимателей 2012 года он переместился в рейтинг худших СЕО 2015 года.

Суд на Шкрели был не из простых. Только для того, чтобы собрать кворум присяжных, судьи потратили три дня. В итоге непредвзятые присяжные обвинили Шкрели по трём из восьми пунктов. Ему грозит срок – 20 лет тюремного заключения.

 

25.08.2017

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.