Судебная экспертиза была признана ненадлежащим доказательством по причине имевшихся ранее возмездных отношений между специалистом и ответчиком

Кассационная инстанция решения судов, вынесенных с учётом заключения экспертов, отменила, а заключение экспертизы признала ненадлежащим доказательством. Причина в том, что, во-первых, состав экспертов был изменён в нарушение определения суда, а во-вторых, один из экспертов уже выполнял для ответчика работы по возмездному договору.

Суть дела:

В 2016 году ООО «Крымская национальная мемориальная компания» (далее- Общество) заключило договор аренды земельного участка, площадью 935 кВ м, с Администрацией г. Ялта (далее- Администрация). Общество должно было реализовать на данном участке инвестиционный проект «Строительство кремационного блока Республики Крым». Договор аренды был заключен на 10 лет, видом разрешенного использования земель являлась ритуальная деятельность, объектов недвижимости на участке не было.

Прокуратура опротестовала это решение в 2017 году, указав:

  • В соответствии с утвержденным генпланом города данный участок имел вид функционального использования - резервная территория, лесопарки. Вид разрешённого использования - ритуальная деятельность, указанный в договоре аренды, установлен в нарушении норм действующего законодательства;

  • Вопреки указанным в договоре аренды сведениям, на участке находятся два объекта недвижимости, поставленные на кадастровый учёт и принадлежащие муниципалитету;

  • Спорный участок был передан Обществу без проведения торгов.

На основании протеста прокурора Администрация отменила Постановление о заключении договора аренды с Обществом и направила арендатору требование о возврате участка. Общество не ответило на претензию.

Администрация обратилась в суд с иском к Обществу о признании договора аренды недействительным и о возврате его в муниципальную собственность.

Что решили суды:

Истец отказался от части заявленных требований, оставив только требование о возврате спорного участка. 

Суд первой инстанции отказал Администрации, пояснив:

  • истец отказался от требования признать договор аренды недействительным;

  • В ЕГРН отсутствуют данные о расположении на спорном участке объектов недвижимости;

  • Общество надлежащим образом исполняет договор аренды;

  • Договор аренды и соглашение о реализации инвестпроекта никем не расторгнуты и никем не признаны недействительными.


Апелляционный суд назначил судебную строительно-техническую экспертизу. Согласно заключению эксперта:

  • на спорном участке расположено нежилое здание «А» и частично - нежилое здание «В»; 

  • Согласно конструктивным элементам зданий, здание «А» построено 50-60 лет назад, «В» - 30-40 лет назад;

  • Данные объекты были поставлены на кадастровый учёт в 2017 году.

«Вышеизложенные доказательства в их совокупности позволяют прийти к выводу о том, что на момент заключения договора аренды на земельном участке находились объекты недвижимого имущества муниципальной собственности.» 

Апелляционный суд отметил, что «заключение договора аренды земельного участка без находящихся на нем объектов недвижимости расценивается судебной коллегией как совершение сделки, не соответствующей требованиям закона.» Арендатор обращался к кадастровому инженеру для составления обследования объектов недвижимости с целью их сноса. Акты обследования есть в материалах дела. Однако, снятие с кадастрового учёта объектов было приостановлено в связи с «несоответствием акта обследования установленным требованиям, а именно: отсутствуют решение собственника здания, сооружения, объекта незавершенного строительства о сносе объекта недвижимости в случае добровольного сноса объекта.»

Апелляция пришла к выводу, что ответчик действовал недобросовестно.

 

Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции, иск Администрации удовлетворил.

 

Общество обратилось с кассационной жалобой об отмене решения апелляции. Кассационная инстанция оставила решение апелляции без изменения. ВС также не стал рассматривать жалобу Общества.

 

При повторном рассмотрении кассационной жалобы, суд отменил решения всех инстанций и направил дело на новое рассмотрение. Кассационная инстанция пояснила, что апелляция, приняв заключение экспертизы как надлежащее доказательство, не учла следующее:

  • Производство первичной судебной строительно- технической экспертизы было поручено экспертам АНО «Крымский республиканский центр «Судебная экспертиза» (далее-АНО): судебному эксперту С. и инженеру-геодезисту, кадастровому инженеру А.;

  • Вместе с тем, акты обследования объектов для снятия их с кадастрового учёта, выполненные ранее, также подписаны кадастровым инженером А. Заказчиком этих работ выступало Общество.

 

Таким образом, «суд округа приходит к выводу о том, что между ответчиком и специалистом, осуществляющим составление заключения судебной строительно-технической экспертизы №.. от [чч.мм.гг.] ранее имелись правоотношения, основанные на возмездном договоре.». Одним из оснований для отвода эксперта является тот факт, что эксперт «находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя» ( п.6 ч.1 ст. 21 АПК).

 

В определении суда о назначении экспертизы был определён исполнитель - АНО и судебные эксперты С. и З.. Однако, в нарушение определения арбитражного суда о назначении судебной экспертизы, состав экспертов был неправомерно изменен. А кадастровый инженер А. «не мог выступать в качестве эксперта при составлении заключения по настоящему делу и на основании части 1 статьи 24 АПК РФ обязан был заявить самоотвод».

Кассационный суд направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело ещё не рассмотрено).

 

Администрация и Общество попытались обжаловать это решение в ВС, но судебная коллегия отказала в рассмотрении жалобы.

 

Источник: карточка дела № А83-17242/2017

Комментарий эксперта

Захаров Сергей Владимирович
Захаров Сергей Владимирович
к.э.н., Председатель Экспертного Совета Российской Палаты строительных экспертов

Изучив приводимое Постановление кассационной инстанции по делу № А83-17242/2017, а также Решение суда первой инстанции и Постановление суда апелляционной инстанции, обращаю внимание на следующие моменты, заслуживающие внимания:

1. В очередной раз существенно не соблюдены сроки проведения судебной экспертизы. Судебная экспертиза была назначена 13 декабря 2018 года и должна была быть проведена в течение месяца. Фактически экспертное заключение поступило в суд 17 июля 2019 г. Срок проведения экспертизы превышен в 7 раз (8 месяцев вместо одного). Это явление является практически повсеместным. Почему это существенно? Да потому, что при назначении экспертизы суды ориентируются на сроки и стоимость проведения экспертизы, предложенные различными экспертами или экспертными организациями. И если изменение стоимости проведения экспертизы в процессе ее производства изменяется очень нечасто (и это тема отдельного разговора), то сроки не соблюдаются практически никогда, когда речь идет о судебно-строительной экспертизе. Фактически для проведения исследований никогда не назначаются эксперты/экспертные организации, способные объективно оценить сроки проведения экспертиз, которые в строительстве составляют месяцы, а не дни.

2. Суд апелляционной инстанции вынес решение, не проведя допрос судебных экспертов, которые не явились в судебное заседание, указав в своем постановлении, что «вызов судебного эксперта был обусловлен возможным наличием вопросов у ответчика, перечень которых так и не был предоставлен суду». Однако, суд в Определении о возобновлении производства по делу, которым обязал экспертов явиться в судебное заседание, не обязал ответчика заранее предоставить перечень вопросов суду. Таким образом, ответчик был лишен возможности задать свои вопросы эксперту, с заключением которого, как следует из судебных актов, не был согласен.

3. Ответчик, не согласившись с заключением экспертов, сделал заявление о фальсификации доказательств и экспертного заключения, в частности, которое было справедливо отклонено судом. Следует отметить, что такой прием применяется часто. Однако, без всяких на то оснований – неверное или ложное заключение эксперта не является фальсификацией доказательств. Жду, когда кто-нибудь из представителей сторон в попытке отклонить экспертное заключение, заявит об умопомешательстве эксперта. И не такая уж это шутка – как показывает практика, стороны используют любые методы для отклонения заключения эксперта. С моей точки зрения именно потому, что в настоящее время таких инструментов у сторон действительно очень мало. Обоснованные возражения стороны суды объявляют просто несогласием с выводами экспертизы, а документы сторонних специалистов (рецензии, например) или не приобщают к материалам дела, или отклоняют по надуманным предлогам (не был предупрежден об уголовной ответственности, например).

4. Что же касается позиции суда кассационной инстанции в части невозможности одного из экспертов выполнять судебную экспертизу, то здесь мне представляется следующее. Как следует из определения суда, этот эксперт был исполнителем кадастровых работ. Однако из определения не ясно: был ли этот эксперт стороной по договору или был просто исполнителем. Если он был просто исполнителем, то он не мог находится ни в служебной, ни в иной зависимости от стороны спора. И тогда позиция суда мне представляется неверной. Если же эксперт был стороной договора на выполнение кадастровых работ, то тогда с позицией суда следует согласиться. Однако странным представляется тот факт, что при назначении спорного лица экспертов ни одна из сторон не возразила против его кандидатуры. Обычно при таких обстоятельствах суды отклоняют такой довод стороны, заявленный в оспаривание заключения экспертизы, основываясь на том, что ранее сторона этих возражений не заявляла.



 

логоМатериал подготовлен сотрудниками Института судебных экспертиз и криминалистики. По вопросам оказания экспертных, оценочных и юридических услуг вы можете обращаться по телефону: +7 (800) 500-76-44 

12.05.2020

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.