Судебные споры с участием индивидуальных предпринимателей

Расчеты между туроператором и турагентом по платежному терминалу противоречат законодательству

Суть дела:

Турфирма «А» (турагент) заключила субагентский договор с турагентом, индивидуальным предпринимателем «М», на продажу туристских продуктов. Турфирма перечислила деньги со счета ИП «М» на свой счет деньги в счет оплаты туристских услуг без законных на то оснований.

Турагент ИП «М» обратился в суд с иском к Турфирме «А» о необоснованном списании денежных средств с его счета. В свою очередь Турфирма обратилась с встречным иском к ИП «М». Её требования касались возврата задолженности по субагентскому договору, выплаты неустойки и безосновательного обогащения.

Что решили суды?

Суд первой и апелляционной инстанции встречные иски удовлетворили частично.

ИП «М» и турфирма не согласились с решением судов и вновь обратились с встречными исками в кассационный суд.

Кассационная инстанция решение судов отменила, так как:

  • Турфирма «А» являлась турагентом. У нее были заключены договоры с туроператорами. Оказание всех услуг обеспечивает туроператор;
  • Агент переводит денежные средства туроператору за туристический продукт только безналичным способом на расчетный счет или наличными в офисе туроператора. Перевод денег через платежные терминалы допускается только для физических лиц;
  • Оплата туроператору через терминал TourPay не предусмотрена агентскими договорами и противоречит законодательству;
  • Поэтому, выводы судов об оплате Турфирмой «А» турпродуктов туроператорам путем внесения наличных средств через систему ТоurРау противоречит требованиям закона и не подтверждается собранными по делу доказательствами. Кроме того, по предоставленным квитанциям платежного терминала невозможно идентифицировать Турфирму «А» как участника соответствующей финансово-хозяйственной операции.

Суд отправил дело на новое рассмотрение.

Источник: Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 14.04.2016 N Ф06-6399/2016 по делу N А06-88/2015.

Закон «О рекламе» не нарушает конституционных прав распространителей рекламы

Суть дела:

ИП «Ч» являлся учредителем газеты. По заказу третьего лица (рекламодателя) он разместил в своей газете объявление. Однако рекламное объявление не соответствовало требованиям закона: в объявлении о дистанционной продаже товаров отсутствовали сведения о продавце (ст. 8 Федерального закона от 13 марта 2006 года N 38-ФЗ «О рекламе» - далее Закон о рекламе). Поэтому суд признал ИП «Ч» виновным в совершении административного нарушения и обязал выплатить административный штраф.

ИП «Ч» пожаловался в Конституционный суд. По его мнению, не соответствуют Конституции следующие статьи Закона о рекламе:

  • п.7 ст. 3 - рекламораспространитель - лицо, осуществляющее распространение рекламы любым способом, в любой форме и с использованием любых средств);
  • ч. 4 ст. 38 - нарушение рекламодателями, рекламопроизводителями, рекламораспространителями законодательства РФ о рекламе влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ об административных правонарушениях;
  • ч. 7 ст. 38 - рекламораспространитель несет ответственность за нарушение требований, установленных отдельными статьями данного Федерального закона.

Что решил КС?

Суд рассмотрел материалы дела и пришел к выводу, что у него нет оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению. Судьи пояснили:

  • п. 7 ст. 3 Закона о рекламе определяет понятие «рекламораспространитель». Эта норма не создает правовой неопределенности и не нарушает права заявителя;
  • ч. 4 ст. 38 Закона о рекламе устанавливает общее правило о наличии административной ответственности за нарушение данного закона;
  • ч. 7 ст. 38 Закона о рекламе конкретизирует нормы закона, за нарушение которых несет ответственность рекламораспространитель;
  • Кроме того, «рекламораспространитель имеет возможность определить соответствие рекламы установленным законодательным требованиям и не допустить нарушение законодательства Российской Федерации о рекламе».

Таким образом, оспариваемые нормы Закона о рекламе во взаимосвязи с его другими положениями не содержат неопределенности, позволяющей осуществлять их произвольное применение:

Следовательно, сами по себе они также не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя, тем более что не лишают его возможности защищать права с помощью установленных законом правовых средств.

Источник: Определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2016 N 1347-О.

В каких случаях ИП и физическое лицо - два разных субъекта?

Суть дела:

Гражданин О. с 2012 года арендовал помещения у Департамента имущества г. Москва. В этих помещениях располагалась мастерская, магазин и т.п. Но ИП гражданин зарегистрировал только в 2015 году. А затем обратился в Департамент с просьбой о преимущественном выкупе помещений, которые арендовал.

Право на преимущественный выкуп имеют субъекты малого и среднего бизнеса при сроке аренды более 2-х лет. Департамент отказал ИП в преимущественном выкупе, т.к. у него не было положенного двухлетнего «стажа» (п. 1 ст. 3 закона от 22 июля 2008 г. № 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства»).

ИП обратился в суд. По его мнению, отказ был формальным - до регистрации ИП он, по сути, и занимался малым бизнесом с 2012 года.

Что решил суд?

Суд первой инстанции в иске ИП отказал. Основание: ИП и физическое лицо - это разные субъекты и правопреемства между ними нет. Без регистрации, у физлица нет права воспользоваться преимущественным выкупом.

Апелляционный суд согласился с данным решением.

ИП обратился в кассационную инстанцию. Кассация выводы предыдущих судов не поддержала. Как рассуждали судьи:

  • Гражданское право не рассматривает ИП и физическое лицо, как два различных субъекта. ГК РФ наделяет физлиц правом заниматься предпринимательством (ст.18);
  • п. 4 ст. 23 ГК запрещает гражданам, которые заключили сделки без статуса предпринимателя, ссылаться в отношении сделок, что у них нет такого статуса. Договор аренды помещений предполагал извлечение прибыли. Однако, Департамент городского имущества не заявлял о нецелевом использовании помещений;
  • Кроме того, нижестоящие инстанции не учли целей и задач 159-ФЗ.

Кассация решения судов отменила и обязала Департамент продать помещения ИП. (постановление АС Московского округа от 06.06.2016 по делу № А40-208630/2015)

Тогда уже Департамент обратился в ВС.

Что решила Судебная коллегия ВС?

Рассмотрев все материалы дела, ВС отменил решение кассации и поддержал решение первых двух инстанций. По мнению судей, Департамент городского имущества поступил в соответствии с законом, отказав в выкупе помещений.

Источник: Определение ВС от 13 декабря 2016 года № 305-КГ16-12198.

 

Обзор подготовлен по материалам Право.ру и Петербургского правового портала.

19.12.2016

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.