Москва +7 (495) 789-36-38 +7 (800) 500-76-44 Ваш город Москва? Да Выбрать филиал в вашем городе
Главная страница/ База знаний/ Законы/ Ведомственные нормативные документы/

Методические рекомендации «По лингвистической экспертизе законопроектов»

Введение

Учитывая положительный опыт применения Методических рекомендаций по юридико-техническому оформлению законопроектов, которые были рекомендованы Советом Государственной Думы для использования при осуществлении законопроектной деятельности (выписка из протокола заседания Совета Государственной Думы от 20 ноября 2003 года № 187), считаем целесообразным распространить опыт подготовки и использования методических материалов на сферу лингвистической экспертизы законопроектов.

Рекомендуем прочесть статью "Что такое лингвистическая экспертиза"

Профессиональная подготовка специалистов в области языка права в высших учебных заведениях не осуществляется. Как показывает опыт работы лингвистов в Аппарате Государственной Думы, обучение навыкам лингвистической экспертизы занимает в среднем не менее трех лет, обычно пять - семь лет: для специалиста с базовым филологическим образованием требуется шесть месяцев, чтобы освоить технологию работы с текстами законопроектов, двенадцать месяцев - для овладения конкретными инструментами лингвистической экспертизы и начала работы под контролем опытного работника, еще приблизительно два года - для приобретения умения дать полноценную рекомендацию по исправлению правильно классифицированной языковой ошибки и, наконец, еще один год - для формирования способности к самостоятельной работе в полном объеме.

Цель предлагаемых методических рекомендаций - определить общие подходы к осуществлению лингвистической экспертизы законопроектов, рассмотреть наиболее часто встречающиеся в текстах законопроектов ошибки, дать рекомендации нормативного характера по исправлению грамматических, синтаксических, стилистических, логических, редакционно-технических ошибок и ошибок в использовании терминов. Вместе с тем методические рекомендации не ставят своей целью разъяснить все правила грамматики, синтаксиса, стилистики, логики, а только отражают вызывающие наибольшие затруднения случаи применения данных правил.

Методические рекомендации по лингвистической экспертизе законопроектов подготовлены в соответствии с нормами современного русского литературного языка с учетом особенностей языка закона на основе почти двадцатилетнего опыта осуществления лингвистической экспертизы законопроектов специалистами Правового управления Аппарата Государственной Думы.

Методические рекомендации рассчитаны на использование лингвистами, прежде всего молодыми специалистами, в работе над текстами законопроектов. Авторы надеются, что они будут способствовать не только формированию у лингвистов навыков работы в области языка права, но и бережному отношению к русскому языку как части национальной культуры, а также улучшению координации деятельности всех участников законодательного процесса.

Первый заместитель

Руководителя Аппарата

Государственной Думы

Федерального Собрания

Российской Федерации М.Н. Ласточкина

Понятие лингвистической экспертизы законопроекта

Осуществление лингвистической экспертизы законопроектов на разных этапах их подготовки к рассмотрению Государственной Думой - одна из основных функций Правового управления.

Краткое определение лингвистической экспертизы законопроекта дано в части седьмой статьи 121 Регламента Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (далее - Регламент): «Лингвистическая экспертиза законопроекта заключается в оценке соответствия представленного текста нормам современного русского литературного языка с учетом особенностей языка нормативных правовых актов и даче рекомендаций по устранению грамматических, синтаксических, стилистических, логических, редакционно-технических ошибок и ошибок в использовании терминов».

В соответствии с Регламентом лингвистическая экспертиза законопроекта осуществляется по поручению ответственного комитета Государственной Думы (далее - ответственный комитет).

Основная работа над законопроектом проводится перед вторым чтением. На этой стадии Правовое управление осуществляет постатейную комплексную правовую и лингвистическую экспертизы законопроекта и подготавливает соответствующее заключение. Лингвистическая экспертиза законопроекта заключается в приведении языка и стиля законопроекта в соответствие с нормами современного русского литературного языка, выявлении разнобоя в терминологии, соотнесении терминов законопроекта с терминами, применяемыми в законодательстве, устранении логических, технических ошибок, уточнении формулировок и т.п.

Перед третьим чтением может быть предложена только редакционная правка, необходимая для устранения ответственным комитетом совместно с Правовым управлением внутренних противоречий, которые могли возникнуть после внесения в текст законопроекта поправок в ходе второго чтения, и для установления правильной взаимосвязи статей.

В случае, если есть вероятность принятия законопроекта сразу в трех чтениях, лингвистическая экспертиза осуществляется и перед рассмотрением законопроекта в первом чтении.

Требования к языку и стилю законопроекта

При работе над языком и стилем законопроекта лингвисты исходят из общих требований, которые предъявляются к произведениям официально-делового функционального стиля речи, и из того, что язык законодательных актов обладает традиционными особенностями.

Работа лингвиста над текстом законопроекта ответственная и творческая, она требует обширных, разносторонних знаний и практических навыков. Важно также умение правильно выстраивать технологию, соблюдать методику работы, максимально учитывать требования юридической техники, типологическую специфику правовых актов.

В ходе редакторского анализа языка и стиля законопроекта оценивается их качество, то есть соответствие нормам современного русского литературного языка с учетом функционально-стилистических особенностей текстов нормативных правовых актов, требований юридической техники. Вырабатываются рекомендации разработчикам по улучшению качества текста, делается предварительная, по возможности согласованная с юристами, редакторская правка, которая на следующем этапе работы в обязательном порядке обсуждается с разработчиками законопроекта, представителями ответственного комитета.

Лингвист анализирует логику построения текста, его композицию, выявляет стилистические и логические ошибки, которые также являются законодательными ошибками.

Процесс редакторского анализа языка и стиля законопроекта складывается из многих составляющих, но прежде всего он основывается на единых рекомендациях по подготовке законопроектов к их рассмотрению Государственной Думой.

Сутью таких рекомендаций являются требования к:

 

  • соблюдению логики изложения правовых норм;
  • отсутствию явных и скрытых противоречий правовых норм;
  • точности использования юридических и других специальных терминов при создании правовых норм;
  • соблюдению стиля законодательных актов, в первую очередь определенности, ясности, краткости правовых норм.

 

Данные требования можно рассматривать как основные требования к изложению правовых норм.

Алгоритм применения основных требований к изложению правовых норм определяется лингвистом самостоятельно в зависимости от уровня анализируемых языковых средств законопроекта и может быть как выборочным и последовательным, так и комплексным на каждом таком уровне и в целом. При этом объективность итогов анализа и оценки текста законопроекта достижима только в случае комплексного использования основных требований.

Анализ и оценка точности выбора терминов и лексической сочетаемости слов

Обязательными являются действия лингвиста на четырех уровнях языковых средств: слово, словосочетание, предложение, структурный элемент законопроекта (подпункт, пункт, часть, статья).

Явные и скрытые повторы, противоречия выявляются в процессе анализа и оценки текста законопроекта на каждом из перечисленных уровней языковых средств, а также комплексно на указанных уровнях.

При подготовке к рассмотрению Государственной Думой законопроектов о внесении изменений в федеральные законы наибольшее значение имеют анализ и оценка проекта, проводимые на уровне слова, потому что именно на этом уровне необходимо обеспечить соблюдение единства терминологии как в пределах конкретного федерального закона, так и законодательства в целом.

На уровне слова проводятся анализ и оценка точности выбора каждого термина. При этом устанавливается правильное значение выбранного термина в соответствии с терминологией базовой отрасли права.

Лексическое и грамматическое значения слова тесно связаны между собой, поэтому изменение лексического значения может привести к изменению грамматической характеристики слова.

Например, «подвижной состав», «подвижной блок» и «подвижная группа», «подвижный ребенок»; «площадь участка» и «главная площадь города», «площади Москвы».

Особого внимания требуют имена существительные, имеющие форму только единственного числа или только множественного числа. Например, «молоко», «молодежь», «энтузиазм», «тепло» (используются только в единственном числе); «сани», «шахматы», «сутки», «каникулы», «духи» (используются только во множественном числе). При использовании таких существительных рекомендуется помнить, что у них форма числа не имеет соотносительного значения единственности и множественности предметов. Нарушение этого правила в отношении имен существительных, не имеющих множественного числа, приводит к появлению слов, которые не могут поддаваться счету и сочетаться с количественными числительными.

Лексическое значение слова не только влияет на способы образования отдельных грамматических форм, но и формирует такое мощное явление в русском языке, как многозначность. Например, «обращение»:

  • речь, призыв, просьба (обращение в суд);
  • проявление отношения в поведении (жестокое обращение с животными);
  • процесс оборота (обращение товара).

Исключается параллельное использование синонимов выбранного термина. Например, «оказание услуг» и «предоставление услуг», «выполнение обязательств» и «исполнение обязательств», «период» и «время» (нельзя «период времени»). Проводится внутренняя (в пределах законопроекта), отраслевая и межотраслевая унификация используемого термина (приведение в соответствие с терминологией базового федерального закона). Например, «предельные (минимальные и (или) максимальные) размеры», «причинение вреда жизни или здоровью».

Применяются общие правила отбора нейтральной лексики: используемый термин должен быть зафиксирован в словаре современного русского литературного языка и не должен иметь стилистических помет («бранное», «высокое», «ироническое», «просторечное», «разговорное» и другие), свидетельствующих о функционально-стилевой закрепленности термина и его эмоционально-экспрессивной окраске. Например, в одном из законопроектов понятие «груз» характеризовалось словом «вонючий», которое в толковых словарях имеет помету «разговорное» и, следовательно, не может быть использовано в тексте закона. В качестве лексически нейтрального эквивалента было рекомендовано использовать словосочетание «имеющий отвратительный запах груз».

Слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами в языке закона, как правило, не используются. Однако, например, в Семейном кодексе Российской Федерации среди основных понятий есть такие, как «бабушка» и «дедушка», имеющие уменьшительно-ласкательный суффикс -ушк- и используемые вместо терминов «бабка» и «дед», употреблявшихся ранее в Кодексе о браке и семье РСФСР. Замена терминов обусловлена необходимостью применения одной и той же грамматической словообразовательной формы по отношению к однотипным понятиям.

Юридические термины даже при наличии в толковых словарях стилистических помет используются без ограничений и служат стилеобразующим признаком языка закона, так как именно юридические термины создают облик той или иной отрасли права, позволяют однозначно определять конкретные понятия. Роль юридических терминов не вызывает споров. Тематика законопроектов широка настолько, насколько широк перечень существующих отраслей знаний. Этот объективно существующий фактор отражает потребности общества в регулировании общественных отношений, поэтому возникает проблема точного выбора терминологии.

Кроме собственно юридических терминов, использование других терминов, имеющих в толковых словарях помету «специальное» (далее - узкоспециальные термины), имеет ограничения, вытекающие из соблюдения основных требований, а именно:

  • узкоспециальные термины заменяются общеупотребительными терминами или при невозможности такой замены в силу изменения в этом случае значения (семантики) слова специальным терминам даются краткие определения (дефиниции) непосредственно в тексте законодательного акта. Например, в Водном кодексе Российской Федерации: «сработка водохранилища (выпуск воды)», «судоходные попуски (сбросы воды)»;
     
  • использование иностранных слов подчиняется общим правилам отбора нейтральной лексики. В соответствии с частью 2 статьи 3 Федерального закона от 1 июня 2005 года № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» при наличии общеупотребительного аналога в русском языке предпочтительнее использовать данный аналог, чем иностранное слово. Например, сравнительный анализ показывает, что специальный термин «компонент» используется в законодательстве почти в девяносто раз чаще, чем его синоним - термин «ингредиент»;
     
  • новые слова - неологизмы, которые не зафиксированы в орфографических, толковых или других словарях современного русского литературного языка, запрещаетсяиспользовать в законодательных актах;
     
  • сложносокращенные слова и аббревиатуры не рекомендуется использовать
  • в законодательных актах, так как сокращенные формы слов без указания их полных форм не имеют самостоятельного значения и по истечении определенного периода могут стать малознакомыми для отдельных лиц или утратить свое значение и истолковываться неточно. Например, слова «колхоз», «совхоз», «комсомол», «парторг», «СССР» в их полном значении не известны поколению людей, рожденных в 90-х годах ХХ века и позже. Однако сложносокращенные слова и аббревиатуры применяются в законодательных актах в целях создания фактической достоверности правовых норм. Например, «член колхоза» (пункт 3 статьи 30 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»), «граждане Российской Федерации, награжденные нагрудным знаком «Почетный донор СССР» (часть 2 статьи 23 Федерального закона от 20 июля 2012 года № 125-ФЗ «О донорстве крови и ее компонентов»).

Если в тексте законопроекта используются длинные и громоздкие наименования органов, организаций, объектов, лиц, нередко применяется способ контекстного сокращения, то есть при первом употреблении дается полное наименование, а в скобках приводится сокращенная форма. Например: «Настоящий Федеральный закон определяет правовую основу формирования и деятельности Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (далее - Комиссия)» (преамбула Федерального закона от 1 мая 1999 года № 92-ФЗ «О Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений») или, если в тексте необходимо использовать полное наименование и сокращенную форму, «жилищные и жилищно-строительные кооперативы (далее также - жилищные кооперативы)» (часть 4 статьи 110 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Термин в сокращенной форме может употребляться только в том законопроекте, в котором введено его сокращение. Например, в пункте 6 статьи 2 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» введено сокращение «иностранные источники». В целях указанного Федерального закона под ними понимаются «денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и иное имущество от указанных источников (за исключением открытых акционерных обществ с государственным участием и их дочерних обществ)». Однако сокращенная форма этого термина ошибочно используется в других законопроектах как самостоятельный термин.

На уровне словосочетания определяется лексическая сочетаемость слов, которые входят в словосочетание и точность выбора которых устанавливается лингвистом в результате выполнения действий, предусмотренных для анализа и оценки точности выбора каждого термина и общими правилами отбора нейтральной лексики. Прежде всего, как и на уровне слова, устанавливается, правильно ли выбраны термины, составляющие словосочетание, в соответствии с отраслевой терминологией. Нередко в законопроектах в качестве однородных членов используются понятия «физические лица, индивидуальные предприниматели», но исходя из их юридического смысла правильным будет выражение «физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели».

Лексической сочетаемостью слов считается их смысловая совместимость. Например, «вступает в силу», «вводится в действие», «совершать сделки», «устанавливать требования». Нет лексической сочетаемости в словосочетании «выращивание дикорастущих растений», так как выращиваемое растение перестает быть дикорастущим.

Анализ и оценка предложений

На уровне предложения проводятся его анализ и оценка с точки зрения определенности правовой нормы.

Сначала следует определить, предложение какого вида используется - простое или сложное. Далее, если предложение сложное, следует определить, сложносочиненное оно или сложноподчиненное.

Приоритет отдается (в порядке убывания предпочтительности):

 

  1. простым предложениям;
  2. сложносочиненным предложениям;
  3. сложноподчиненным предложениям, имеющим придаточные определительные или условные.

 

В современном русском литературном языке нет правил, касающихся соблюдения прямого (единого) порядка слов в предложении. Схема прямого порядка слов в предложении следующая: подлежащее, сказуемое, второстепенные члены. Однако такие второстепенные члены, как определения, всегда должны находиться рядом с определяемым словом, а такие второстепенные члены, как обстоятельства места и времени, рекомендуется помещать в начале или конце предложения. Например, «Гарантии имущественных и социальных прав граждан и организаций в период действия чрезвычайного положения» (статья 29 Федерального конституционного закона от 30 мая 2001 года № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении»), «Управление сетями связи в чрезвычайных ситуациях и в условиях чрезвычайного положения» (глава 10 Федерального закона от 7 июля 2003 года № 126-ФЗ «О связи»).

При этом следует помнить, что обратный порядок слов в предложении по сравнению с прямым порядком слов затрудняет восприятие правовой нормы и может применяться, если есть необходимость придать дополнительное или другое особое значение какому-либо члену предложения либо предложению в целом. Например, «Признается брак, заключенный только в органах записи актов гражданского состояния» (пункт 2 статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации) или «К гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом, с участием государства правила настоящего раздела применяются на общих основаниях, если иное не установлено законом» (статья 1204 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации).

Личное местоимение может использоваться в предложении только при условии, что оно заменяет ближайшее к нему предшествующее существительное в форме того же рода и числа, иначе не может быть соблюдено требование определенности и ясности правовой нормы. Например, в пункте 1 статьи 433 Гражданского кодекса Российской Федерации «договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта». В этом примере местоимение «её» обоснованно заменяет понятие «оферта».

Однако такая связь местоимения с существительным иногда определяется только исходя из смысловой зависимости, что может затруднить восприятие текста. Например, «Оборудование, прочие устройства и материалы, главным образом используемые или предназначенные для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению за счет нарушителя, если законом не предусмотрено их обращение в доход Российской Федерации» (пункт 5 статьи 1252 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации).

При наличии в предложении однородных подлежащих или однородных дополнений, используемых в единственном числе и связанных разделительным союзом («или», «либо»), сказуемое ставится в единственном числе, определение-во множественном числе.

Например, в статье 48 Градостроительного кодекса Российской Федерации это правило применяется к однородным подлежащим: «В случае, если подготовка проектной документации осуществляется физическим или юридическим лицом на основании договора с застройщиком или техническим заказчиком, застройщик или технический заказчик обязан предоставить такому лицу...», а в статье 18.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях - к однородным дополнениям: «...иностранному гражданину или лицу без гражданства, незаконно привлекаемым к трудовой деятельности, осуществляемой на торговом объекте (в том числе в торговом комплексе), либо в выдаче иностранному гражданину или лицу без гражданства, незаконно осуществляющим указанную деятельность...».

Примером неверного согласования главных членов предложения, связанных разделительным союзом «или», может служить пункт 3 статьи 522 Гражданского кодекса Российской Федерации: «Если поставщик или покупатель не воспользовались правами, предоставленными им соответственно пунктами 1 и 2 настоящей статьи, исполнение обязательства засчитывается в погашение обязательства по договору, срок исполнения которого наступил ранее» (надо: «Если поставщик или покупатель не воспользовался...»), а примером неверного согласования однородных определений при одном существительном - часть третья статьи 20 Уголовного кодекса Российской Федерации: «Если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности» (надо: «Если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частью первой или второй настоящей статьи...»).

Союз «и» является соединительным и поэтому не должен использоваться в таких выражениях, как, например, «находиться в собственности юридического и физического лица» (надо: «находиться в собственности юридического или физического лица»), «право автора на произведение науки, литературы и искусства» (надо: «право автора на произведение науки, литературы или искусства»).

Союз «а также», как правило, имеет присоединительное значение, то есть указывает, что присоединяемая им языковая единица (слово, словосочетание или вторая часть сложносочиненного предложения) содержит добавочную, дополнительную информацию по отношению к предшествующей части.

Таким образом, если между однородными подлежащими стоит присоединительный союз «а также», сказуемое согласуется с ближайшим подлежащим. Несоблюдение этого правила приводит к неправильному согласованию. Например, «Требования к такой информации и форме ее представления, а также порядок рассмотрения ходатайств определяются правилами, утверждаемыми соответствующим органом регулирования естественной монополии» (абзац второй пункта 2 статьи 7 Федерального закона от 17 августа 1995 года № 147-ФЗ «О естественных монополиях») (надо: «Требования к такой информации и форме ее представления, а также порядок рассмотрения ходатайств определяется...»). Во избежание подобной ошибки вместо союза «а также» рекомендуется использовать союз «и», в этом случае используется форма множественного числа сказуемого. Например, «Требования к такой информации и форме ее представления и порядок рассмотрения ходатайств определяются...».

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо слов «абзац второй пункта 2 статьи 7» следует читать «абзац второй пункта 3 статьи 7».

Присоединительный союз «а также» и противительный союз «а» не должны использоваться в предложении более одного раза, иначе смысловые и логические связи в предложении теряют определенность.

В сложных предложениях следует обращать внимание на правильный выбор союзов и союзных слов для соединения частей таких предложений. Например, союз «когда» имеет значение времени и не несет в себе, как было в XIX веке - начале XX века, значение условия. Примеры некорректного использования союза «когда» в значении союза «если» можно встретить в текстах частей первой, второй, третьей, четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации.

Для присоединения придаточного предложения к главному предложению не используются сразу два союза, например, союз времени «когда» и уступительный союз «поскольку». В таком предложении нарушены смысловые и структурные связи между его частями, то есть нарушены правила синтаксиса и стилистики: «Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием...». Правильным будет такой вариант синтаксической конструкции: «Наследование по закону имеет место, если оно не изменено завещанием...».

Скобки являются знаком препинания и в соответствии с правилами русской пунктуации служат для пояснения, дополнения, уточнения высказываемой мысли, поэтому подменять скобками разделительный союз «или» ошибочно. Например, «гражданин (граждане)», «закон (законы)».

Тем не менее в законодательстве закрепилась устойчивая конструкция «действия (бездействие)».

Предлоги, хотя и являются служебными частями речи, при употреблении с существительными, субстантивированными прилагательными, местоимениями и числительными, стоящими в косвенных падежах, имеют конкретные значения, определять которые рекомендуется при помощи толковых словарей русского языка.

Следует обращать внимание на правильное использование предлога «по», который не должен подменять предлоги «о» и «об». Предлог «по» многозначен, но не может указывать на то, что составляет объект, предмет, цель чего-то. Например, «решение по вопросу», но «решение о купле-продаже».

Предлог «до» при обозначении пределов в пространстве и во времени указывает на объем понятия, который включается в соответствующие пределы. Например, «федеральная целевая программа «Преодоление последствий радиационных аварий на период до 2015 года" (то есть на 2011 (в этом году утверждена), 2012, 2013, 2014, 2015 годы), «дети в возрасте от двух до пяти лет» (то есть в возрасте двух, трех, четырех, пяти лет).

В случае, если требуется указать, что называемое число или понятие входит в состав предела, во избежание неоднозначного толкования необходимо использовать слово «включительно» или слова «не позднее». Например, «контейнер массой брутто от 5 до 10 тонн включительно» (пункт 3 статьи 114 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации), «после запятой до шестого знака включительно» (часть 3 статьи 83 Федерального закона от 18 мая 2005 года № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации"), «воинское звание до старшины или главного корабельного старшины включительно" (пункт 4 статьи 28.4 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»), «не позднее 31 декабря года, предшествующего налоговому периоду» (пункт 2 статьи 286 части второй Налогового кодекса Российской Федерации).

Логика изложения правовых норм

Правила логического построения текстов законопроектов универсальны, то есть применимы к тексту любого законопроекта независимо от его отраслевой принадлежности. Парадоксальность логических ошибок заключается в том, что они не столь очевидны, как, например, лексические или синтаксические ошибки, зачастую первоначально не мешают восприятию текста и могут быть выявлены только при тщательном сопоставлении смысловых связей, в том числе в разных элементах текста.

Наиболее распространенными логическими ошибками (так называемыми банальными) являются нарушение правил классификации понятий, сопоставления объема понятий и нарушение закона непротиворечивости понятий.

Несоответствие объема понятий возникает по разным причинам, чаще всего в результате смыслового неразличения части и целого в отношении понятий. В этих случаях в тексте одновременно в качестве равноценных элементов, то есть однородных членов, используются как само понятие, так и его части. Например, в выражении «сохранять природу и окружающую среду», где в соответствии с Федеральным законом от 10 января 2002 года № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» «природа» - совокупность компонентов природной среды, природных и природно-антропогенных объектов, а «окружающая среда» - совокупность компонентов природной среды, природных и природно-антропогенных объектов, а также антропогенных объектов. Исходя из понимания общего и частного данное высказывание может быть сформулировано следующим образом: «сохранять природу и окружающую среду в целом», или «сохранять окружающую среду, и прежде всего природу», или «сохранять окружающую среду, в том числе природу».

Если в тексте законопроекта предлагается классификация понятий, следует обратить внимание на соблюдение двух основных правил при ее формировании:

  • сохранение устойчивости общепринятой системы классификации с учетом предлагаемого деления понятий;
  • обеспечение четких логических зависимостей между элементами классификации и ее обобщающей частью.

Анализ предлагаемой классификации осуществляется по следующей схеме.

На основании нормативных правовых актов Российской Федерации устанавливается правильность предлагаемой классификации путем сопоставления с классификацией, действующей в рассматриваемой сфере деятельности, при этом обращается внимание на способы деления: по видам, подвидам, признакам, категориям и так далее. Определяются позиция и аргументы разработчиков законопроекта. В случае выявления безосновательного нарушения общепринятой системы классификации из-за неверно выбранного способа деления некорректность такого деления, как правило, исправляется с применением соответствующего правила логики.

Логические зависимости элементов классификации наиболее определенно устанавливаются при достижении тесной смысловой связи и синтаксической близости самых важных по смыслу высказываний, содержащихся в элементах перечня.

Например, в статье 4 Федерального закона от 11 июля 2011 года № 190-ФЗ «Об обращении с радиоактивными отходами и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» предлагается следующая классификация радиоактивных отходов:

<…>
1. В целях настоящего Федерального закона радиоактивные отходы подразделяются на:

1) удаляемые радиоактивные отходы - радиоактивные отходы, для которых риски, связанные с радиационным воздействием, иные риски, а также затраты, связанные с извлечением таких радиоактивных отходов из пункта хранения радиоактивных отходов, последующим обращением с ними, в том числе захоронением, не превышают риски и затраты, связанные с захоронением таких радиоактивных отходов в месте их нахождения;

2) особые радиоактивные отходы - радиоактивные отходы, для которых риски, связанные с радиационным воздействием, иные риски, а также затраты, связанные с извлечением таких радиоактивных отходов из пункта хранения радиоактивных отходов, последующим обращением с ними, в том числе захоронением, превышают риски и затраты, связанные с захоронением таких радиоактивных отходов в месте их нахождения.

2. Критерии отнесения радиоактивных отходов к особым радиоактивным отходам и к удаляемым радиоактивным отходам устанавливаются Правительством Российской Федерации.

3. Удаляемые радиоактивные отходы для целей их захоронения классифицируются по следующим признакам:

1) в зависимости от периода полураспада содержащихся в радиоактивных отходах радионуклидов - долгоживущие радиоактивные отходы, короткоживущие радиоактивные отходы;

2) в зависимости от удельной активности - высокоактивные радиоактивные отходы, среднеактивные радиоактивные отходы, низкоактивные радиоактивные отходы, очень низкоактивные радиоактивные отходы;

3) в зависимости от агрегатного состояния - жидкие радиоактивные отходы, твердые радиоактивные отходы, газообразные радиоактивные отходы;

4) в зависимости от содержания ядерных материалов-радиоактивные отходы, содержащие ядерные материалы, радиоактивные отходы, не содержащие ядерных материалов;

5) отработавшие закрытые источники ионизирующего излучения;

6) радиоактивные отходы, образовавшиеся при добыче и переработке урановых руд;

7) радиоактивные отходы, образовавшиеся при осуществлении не связанных с использованием атомной энергии видов деятельности по добыче и переработке минерального и органического сырья с повышенным содержанием природных радионуклидов <…>.

Вышеуказанная классификация представляет собой пример соразмерного деления понятий исходя из их смыслового содержания.

Для обеспечения смысловой и терминологической определенности правовой нормы важно соблюдать закон непротиворечивости понятий.

Применение этого закона логики помогает избежать некоторых ошибок:

1) использование так называемых перекрещивающихся понятий.

Например, наряду с понятием «регулируемые виды деятельности», означающим «виды деятельности, осуществляемые субъектами естественных монополий, организациями коммунального комплекса, в отношении которых в соответствии с законодательством Российской Федерации осуществляется регулирование цен (тарифов)», в законопроекте предлагается ввести понятие «регулируемые организации», определяемые как «организации, осуществляющие регулируемые виды деятельности», что избыточно, так как в данном случае определение понятия может использоваться как собственно понятие;

2) создание так называемого порочного круга понятий.

Например, законопроектом вводится понятие «производитель радиоактивных отходов». В его определении раскрывается, что это «организация, осуществляющая деятельность, в результате которой образуются радиоактивные отходы». Здесь общеизвестный термин «производитель» подменяется его суррогатом, допускается возможность производства не продукции, а ее отходов. В этом случае также целесообразно рекомендовать исключить это понятие из законопроекта и в тексте применять не само понятие, а его определение;

3) абсурдность высказывания.

Например, предлагается новое для законодательства понятие «барьер безопасности». Для установления его смыслового содержания уточняем значение слова «барьер». Это – «преграда», «препятствие», следовательно, истинное значение словосочетания «барьер безопасности» - это «преграда безопасности». Таким образом, обнаруживается смысл понятия, противоположный смыслу, необходимому в данном контексте. Можно изменить редакцию на «барьер для обеспечения безопасности» и таким образом преодолеть абсурдность высказывания;

4) пропуск субъекта или объекта.

Например, из выражения «в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеет ребенок умершего, родившийся после его смерти» следует, что фактически ребенок рождается после смерти умершего, но умереть уже умерший не может. Если термин «умершего» выразить через основной термин, выражение будет иметь следующий вид – «ребенок потерпевшего (кормильца), родившийся после его смерти»;

5) неопределенность высказывания вследствие подмены понятий, которые не полностью равнозначны.

Например: «К отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, применяются правила о договоре банковского счета (глава 45), если иное не предусмотрено правилами настоящей главы или не вытекает из существа договора банковского вклада.

Юридические лица не вправе перечислять находящиеся во вкладах (депозитах) денежные средства другим лицам».

В приведенном контексте неясно, какие именно лица понимаются под "юридическими лицами";

6) абсурдность высказывания вследствие нарушения изложения последовательности действий.

Например, в выражении «если опекун умер либо не имеет достаточных средств для возмещения вреда», необходимо переставить части данного выражения, что не затрагивает его структурных и смысловых особенностей, но делает более логичным: «если опекун не имеет достаточных средств для возмещения вреда либо умер»;

7) излишняя лаконичность.

Например: «Сделка, совершенная с нарушением ареста или иного запрета на распоряжение имуществом, наложенных в судебном или ином установленном законом порядке, является ничтожной». После дополнения текста смысл высказывания восстанавливается: «Сделка, совершенная с нарушением запрета на распоряжение имуществом, на которое наложен арест, или иного запрета, наложенных в судебном или ином установленном законом порядке, является ничтожной».

Каждая рекомендация, касающаяся изменения логики изложения какого-либо элемента текста законопроекта, должна сопровождаться кратким, но исчерпывающим обоснованием и совершенно определенным образом помогать устранению выявленной правовой неопределенности и возможности «двойного прочтения» высказывания.

Требования к оформлению структурных элементов статей законопроекта

На уровне структурных элементов статей законопроекта (подпунктов, пунктов, частей) устанавливаются их соподчиненность, последовательность, проверяется правильность использования при их перечислении и в заголовках перечней единственного или множественного числа, ограничивается применение так называемых открытых перечней, определяется необходимая степень детализации правовых норм.

При использовании перечней в тексте законопроекта соблюдаются ограничения, касающиеся так называемых условно открытых перечней и открытых перечней.

К условно открытым перечням относятся перечни, которые заканчиваются словами, указывающими на род, вид, тип, категорию или иной обобщающий признак того, что перечисляется. Например, «сертификаты, паспорта качества, удостоверения, другие документы, наличие которых установлено федеральными законами».

Открытые перечни заканчиваются словами «иные», «другие», «и так далее», «и тому подобное» и представляют собой высказывания высокой степени неопределенности, в силу чего их значение снижается, а смысл правовой нормы утрачивается. Например, открытый перечень «фосфатные, калийные удобрения, мочевина, доломитовая мука и другие» может быть заменен закрытым перечнем «органические и неорганические удобрения».

Обобщающие слова в заголовках перечней следует использовать в единственном числе, если каждый последующий элемент перечня (подпункт, пункт, часть) имеет самостоятельное значение и подлежит применению в отдельности, а не в совокупности. Например, в статье 13 Федерального конституционного закона от 26 февраля 1997 года № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» множественное число в перечне используется с нарушением этого требования:

«1. Уполномоченный досрочно освобождается от должности в случаях:

1) нарушения требований статьи 11 настоящего Федерального конституционного закона;

2) вступления в законную силу обвинительного приговора суда в отношении Уполномоченного».

Возможное толкование этой правовой нормы допускает досрочное освобождение от должности Уполномоченного по факту наличия двух оснований: нарушения требований статьи 11 и вступления в законную силу в отношении Уполномоченного обвинительного приговора суда.

Последовательность изложения правовых норм должна исходить из структуры правовой нормы (гипотеза, диспозиция, санкция) и соответствовать общим представлениям о логике высказываний. Например, статья об основных принципах определенного законодательства помещается перед статьей о том, из чего оно состоит:

«Статья 2. Основные принципы законодательства о градостроительной деятельности

Законодательство о градостроительной деятельности и изданные в соответствии с ним нормативные правовые акты основываются на следующих принципах:

1) обеспечение устойчивого развития территорий на основе территориального планирования и градостроительного зонирования;

2) обеспечение сбалансированного учета экологических, экономических, социальных и иных факторов при осуществлении градостроительной деятельности;

3) обеспечение инвалидам условий для беспрепятственного доступа к объектам социального и иного назначения;

4) осуществление строительства на основе документов территориального планирования, правил землепользования и застройки и документации по планировке территории;

5) участие граждан и их объединений в осуществлении градостроительной деятельности, обеспечение свободы такого участия;

6) ответственность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления за обеспечение благоприятных условий жизнедеятельности человека;

7) осуществление градостроительной деятельности с соблюдением требований технических регламентов;

8) осуществление градостроительной деятельности с соблюдением требований безопасности территорий, инженерно-технических требований, требований гражданской обороны, обеспечением предупреждения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, принятием мер по противодействию террористическим актам;

9) осуществление градостроительной деятельности с соблюдением требований охраны окружающей среды и экологической безопасности;

10) осуществление градостроительной деятельности с соблюдением требований сохранения объектов культурного наследия и особо охраняемых природных территорий;

11) ответственность за нарушение законодательства о градостроительной деятельности;

12) возмещение вреда, причиненного физическим, юридическим лицам в результате нарушений требований законодательства о градостроительной деятельности, в полном объеме.

Статья 3. Законодательство о градостроительной деятельности

1. Законодательство о градостроительной деятельности состоит из настоящего Кодекса, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

2. Федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты Российской Федерации, содержащие нормы, регулирующие отношения в области градостроительной деятельности, не могут противоречить настоящему Кодексу.

3. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, содержащие нормы, регулирующие отношения в области градостроительной деятельности, не могут противоречить настоящему Кодексу.

4. По вопросам градостроительной деятельности принимаются муниципальные правовые акты, которые не должны противоречить настоящему Кодексу»

(статьи 2 и 3 Градостроительного кодекса Российской Федерации).

Технологические этапы лингвистической экспертизы законопроекта

Процедура лингвистической экспертизы законопроекта включает в себя следующие взаимосвязанные технологические этапы:

  • анализ и оценка текста законопроекта на его соответствие нормам современного русского литературного языка с учетом особенностей языка закона и дача рекомендаций по устранению грамматических, синтаксических, стилистических, логических, редакционно-технических ошибок и ошибок в использовании терминов (в соответствии с частью седьмой статьи 121 Регламента);
     
  • повторные анализ и оценка текста законопроекта с учетом внесения ответственным комитетом предложенных лингвистами рекомендаций;
     
  • сверка исправленного ответственным комитетом текста законопроекта, осуществляемая в соответствии с издательскими требованиями двумя лингвистами;
     
  • вычитка подготовленного ответственным комитетом к рассмотрению в третьем чтении законопроекта поочередно двумя лингвистами;
     
  • контрольное чтение ответственным лингвистом текста законопроекта перед его визированием в Правовом управлении.

Таким образом, технологическими этапами лингвистической экспертизы законопроекта являются редактирование законопроекта, его двойная корректорская вычитка, сверка вариантов текста после их исправления, контрольное чтение законопроекта.

Виды правки законопроекта

Результаты редакторского анализа текста законопроекта реализуются в той мере, в какой они воспринимаются ответственным комитетом, в ходе редакторской (лингвостилистической) правки.

Основной задачей редакторской правки законопроекта является подготовка предложений по устранению ошибок, погрешностей в тексте, обнаруженных в ходе редакторского анализа его языка и стиля, в его оформлении.

При этом следует иметь в виду, во-первых, что редакторская правка будет уместна только в том случае, если лингвист сумеет ее доказать, и, во-вторых, надо стремиться к тому, чтобы она была по возможности одноступенчатой, то есть добиваться того, чтобы все недостатки устранять сразу.

В редактировании, особенно в редактировании законопроектов, нет мелочей, пропуск или неверная постановка даже одной запятой может исказить смысл высказывания, что вызовет неизбежные коллизии в правоприменительной практике.

В зависимости от того, как изменяется текст в результате редакционной обработки, различают несколько видов правки:

  • правка-вычитка;
  • правка-сокращение;
  • правка-обработка;
  • правка-переделка.

Однако на практике часто приходится заниматься синтетической правкой, включающей в себя элементы всех видов правки.

Правка-вычитка бывает редакторская и корректорская. Основная цель вычитки - устранить возможные недочеты текста, сохранившиеся после редактирования, перепечатки текста, отметить смысловые, композиционные, стилистические недочеты, обратить внимание на правильность написания географических наименований, имен и фамилий, на точность цитат, цифр и дат, проверить сопоставимость единиц измерения, проверить соответствие заголовков тексту, обеспечить его должное оформление. В ходе лингвистической экспертизы законопроектов в Правовом управлении проводится синтетическая редакторско-корректорская вычитка.

Основная цель правки-сокращения как особого вида обработки текста - достичь возможной краткости изложения материала без ущерба для его содержания. Для этого используются различные способы, приемы, связанные со "свертыванием" отдельных фрагментов при сохранении их главных информационных качеств.

Правка-сокращение в отличие от правки-вычитки уже прямое вмешательство в текст, поэтому лингвист должен учитывать особенности его смысловой и синтаксической структуры. Сокращая текст, лингвист всегда должен тщательно следить за тем, чтобы эпизоды и факты, исключенные в процессе правки, не упоминались косвенно в предыдущем и последующем изложении.

Правка-обработка - наиболее распространенный вид редакторской правки. Ее задача - подготовка окончательного варианта текста, в котором полностью учтены результаты редакторского анализа. Цель обработки - совершенствование формы текста, уточнение идеи автора, его замысла. По своему характеру изменения, вносимые при этом в текст, разнообразны: сокращения, дописывание отдельных фрагментов, замена слов и оборотов речи, изменение синтаксических структур, совершенствование композиции. Следует помнить, что особенности авторской манеры изложения правка-обработка изменять не должна.

Правка-переделка - самый сложный вид правки. Она применяется при работе над текстом, автор или авторы которого слабо владеют навыками применения правил современного русского литературного языка.

Правка-переделка - это наиболее часто встречающийся вид правки, которой приходится заниматься лингвистам, поскольку тексты законопроектов, поступающие на лингвистическую экспертизу, как правило, не отличаются высоким качеством. В них содержится большое количество логических и стилистических ошибок и неточностей, имеются композиционные недочеты, многочисленные нарушения правил юридической техники, погрешности оформительского характера. Такая правка очень трудоемкая и никогда не бывает одноступенчатой, поскольку даже после ее согласования с представителями ответственного комитета, разработчиками законопроекта она вносится в ответственном комитете не полностью, несистемно, и те, кто ее вносит, не обладают должными навыками, чтобы самостоятельно оценить, насколько ее внесение необходимо, и вычитать исправленный текст перед направлением его на повторную лингвистическую экспертизу.

Лингвистам приходится обрабатывать несколько вариантов текста законопроекта на различных этапах его прохождения.

Правка-переделка предполагает два этапа:

  1. подготовка предложений и замечаний по тексту;
  2. согласование правки с разработчиком и внесение ее в текст.

Первый этап можно назвать предварительным редактированием. Лингвист фиксирует свои предложения и замечания в тексте, отдельные соображения он может сформулировать на вопросном листе. Но при этом правка лингвиста по тексту носит, образно говоря, партитурный характер. Как правило, в тексте исправляются лишь явные ошибки, другие предложения и замечания, так как их очень много, лингвист отмечает, широко используя условные графические обозначения, сокращения, остальное остается, как говорится, за кадром. При согласовании правки с представителем ответственного комитета лингвист ее разъясняет. Это позволяет экономить время, если, конечно, лингвист предварительно тщательно изучил текст, согласовал соответствующие вопросы с юристами Правового управления, обладает хорошей памятью и навыками такой работы повышенной сложности. Как известно, в издательствах такую технологию правки не используют.

На втором этапе правки-переделки согласованная правка вносится в текст лингвистом традиционным способом, то есть в текст аккуратно вписываются согласованные ранее исправления. Затем текст с внесенными в него исправлениями передается в ответственный комитет, который обеспечивает подготовку исправленного варианта.

Порядок внесения правки в текст законопроекта

Нельзя не остановиться на порядке и на технике внесения правки. Вся редакторская правка по тексту, даже грамматическая, чисто технического характера, носит лишь рекомендательный характер. От ее объективности, мотивированности, от умения лингвиста четко аргументировать свои предложения и формулировать вопросы во многом зависит, насколько она будет учтена субъектами права законодательной инициативы, ответственными комитетами, разработчиками законопроектов.

При обсуждении с представителями ответственных комитетов, с разработчиками законопроектов предложений и замечаний по тексту очень важно соблюдать правила редакторской этики, поэтому основное «оружие» лингвиста - убеждение, умение аргументировать свою позицию, сохраняя принципиальность, но не навязывая свою точку зрения.

Лингвист должен уметь создать атмосферу взаимной доброжелательности и уважения, взаимопонимания, без которой невозможна сложнейшая, творческая работа над текстом законопроекта. Требования редакторской этики предполагают также способность лингвиста критически относиться к своим предложениям и признавать свои ошибки. Эти качества являются важнейшей составляющей профессионализма лингвиста, особенно когда он работает с текстами законопроектов.

Лингвист постоянно должен удерживать себя от вкусовой, избыточной правки. Иногда лучше не предлагать правку, а обозначить вопрос, поскольку в результате предлагаемой правки можно внести новую, в том числе и смысловую, ошибку. Образно говоря, работая над текстом законопроекта, лингвист должен стремиться в контексте изложенного выше к своего рода «антиредактированию», в этом заключается отличие редактирования юридических текстов при осуществлении лингвистической экспертизы от работы редакторов в издательствах, где они несут как специалисты главную ответственность за качество текста.

Подытожив сказанное, можно сделать вывод, что согласование правки с представителями ответственного комитета, с разработчиками законопроекта, считка исправленного в ответственном комитете текста с текстом, где отмечена принятая редакторская правка, его вычитка - это и есть участие лингвиста в доработке законопроекта при подготовке его к рассмотрению Государственной Думой.

Взаимодействие лингвистов с другими специалистами

В процессе подготовки законопроекта к рассмотрению его Государственной Думой в первом чтении взаимодействие лингвистов с другими специалистами Правового управления, специалистами аппаратов комитетов Государственной Думы, иных структурных подразделений Аппарата Государственной Думы (далее также - взаимодействие) осуществляется в следующих случаях:

  • подготовка законопроекта не только к его принятию в первом чтении, но и к принятию на этом же заседании Государственной Думы закона, исключая процедуры второго и третьего чтений;
  • необходимость лингвистического сопровождения законопроекта начиная с «нулевой стадии», то есть до первого чтения.

В этих случаях характер взаимодействия зависит от поставленных перед лингвистами задач:

  • дать общие замечания лингвостилистического характера,
  • оценить точность выбора основных понятий, правильность изложения нормативных предписаний, соблюдение пропорциональности полноты и одновременно минимальности объема определений основных понятий.

Взаимодействие начинается на уровне Правового управления с обсуждения лингвистом и юристом отраслевого отдела, юристом отдела законодательной техники Правового управления качества конкретного законопроекта в целях согласования предложений и замечаний лингвостилистического характера. Затем обсуждение продолжается в форме консультаций лингвиста с участием юриста отраслевого отдела Правового управления и специалиста аппарата ответственного комитета, а при необходимости разработчика законопроекта. При необходимости лингвист участвует в работе рабочей группы или совещаний, проводимых ответственным комитетом.

Обобщенные рекомендации лингвостилистического характера могут быть представлены в виде замечаний, сделанных непосредственно по тексту законопроекта, и (или) перечня основных понятий, нуждающихся в унификации и уточнении.

Перед вторым чтением в соответствии с частью шестой статьи 121 Регламента осуществляется постатейная лингвистическая экспертиза законопроекта.

Особое внимание при осуществлении лингвистической экспертизы законопроекта, подготовленного к рассмотрению во втором чтении, уделяется правильности терминологии законопроекта:

  • анализируются достаточность объема определения понятий, точность и лаконичность такого определения;
  • определяется целесообразность использования каждого термина, устанавливается степень выполнения терминами функции системообразующего элемента в структуре законопроекта;
  • проверяется правильность использования термина при его повторном использовании (употребление полного наименования термина или в случае введения сокращения термина последовательное употребление его сокращенной формы);
  • проводится унификация терминов, отслеживается единообразное написание терминов одного логического ряда, выявляются дублирующие термины, отмечаются терминологические и языковые разночтения в аналогичных положениях законопроекта;
  • устанавливаются устаревшие, неоднозначные термины, термины-неологизмы, термины, не соответствующие терминологии Конституции Российской Федерации, законодательства Российской Федерации;
  • уточняется необходимость использования узкоспециальных терминов (профессионализмов).

Результатом лингвистической экспертизы законопроекта на этом этапе является либо текст законопроекта с внесенными в него редакторскими вопросами, правками, предложениями языкового, логико-языкового и стилистического характера в максимально полном объеме, который представляется ответственному комитету на согласование, либо текст законопроекта с уточненными по возможности ответственным комитетом соответствующими предложениями и замечаниями.

В случае, если в законопроекте остаются неисправленными очевидные лингвостилистические ошибки, это отражается в заключении Правового управления.

Процесс повторного взаимодействия перед вторым чтением осуществляется в описанной выше последовательности. Однако изменяются характер и содержание этого взаимодействия, поскольку процесс согласования позиции лингвиста с юристом отраслевого отдела и юристом отдела законодательной техники Правового управления, специалистом аппарата ответственного комитета, разработчиком законопроекта осуществляется по всем аспектам проведенной лингвистической экспертизы и должен включать в себя процедуру обратной связи с лингвистом для проведения им анализа учтенных и не учтенных ответственным комитетом предложений и замечаний лингвостилистического характера. К сожалению, эта процедура во многих случаях отсутствует по причинам объективного характера, главной из которых является необходимость уточнения или переделки таблиц поправок, рекомендуемых ответственным комитетом к принятию. Сложность решения этой проблемы увеличивается в отношении больших по объему законопроектов.

В соответствии с частью первой статьи 124 Регламента взаимодействие на стадии работы над законопроектом перед третьим чтением должно осуществляться только в целях устранения возможных внутренних противоречий, установления правильной взаимосвязи статей и для редакционной правки, необходимой в связи с изменениями, внесенными в текст законопроекта при рассмотрении его во втором чтении.

Многолетняя практика участия лингвистов в законопроектной деятельности свидетельствует о том, что процедура обратной связи с ними, позволяющая оценить, насколько учтены их рекомендации, нередко переносится ответственным комитетом на этап подготовки законопроекта к третьему чтению.

Таким образом, схема взаимодействия перед третьим чтением не только повторяет таковую перед вторым чтением в большей ее части, но и должна быть повторена неоднократно, а именно столько раз, сколько необходимо для согласования и учета соответствующих предложений и замечаний. На этом этапе взаимодействия лингвиста, юриста отраслевого отдела и юриста отдела законодательной техники Правового управления, специалиста ответственного комитета, разработчика законопроекта правка лингвостилистического характера должна быть учтена по возможности в полном объеме, то есть законопроект с точки зрения его формы должен быть готов к внесению на рассмотрение Государственной Думой в третьем чтении.

Работа лингвистов над проектами постановлений Государственной Думы

Вместе с законопроектами или в процессе их оформления представляются проекты постановлений Государственной Думы. При работе над проектом постановления выполняется ряд последовательных взаимосвязанных действий.

Прежде всего в проекте постановления необходимо выявить орфографические, грамматические, пунктуационные ошибки и опечатки.

Одновременно следует проверить соблюдение технических требований к оформлению проекта постановления:

1) текст должен быть набран шрифтом, размер которого - 14 пунктов;

2) текст должен быть набран через 2 межстрочных интервала, за исключением следующих случаев:

а) реквизиты «Вносится», «ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ», «Председатель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», наименование постановления набираются через 1 межстрочный интервал;

б) расстояние между преамбулой и пунктом 1 должно составлять 3 межстрочных интервала;

в) расстояние между последней строкой текста и реквизитом «Председатель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» должно составлять 4 межстрочных интервала;

3) левое, правое, верхнее поля должны составлять 2,5 см, нижнее поле - 3 см;

4) абзацный отступ должен составлять 1,25 см от левой границы текстового поля, что соответствует 5 знакам;

5) номера страниц проставляются по центру верхнего поля, первая страница не нумеруется.

Затем проверяются наличие и правильность оформления следующих структурных частей проекта постановления:

  1. реквизит «Вносится» (располагается в верхней правой части страницы, составные части реквизита выравниваются по левому краю в границах, отведенных для реквизита);
  2. реквизит «Проект» (располагается в верхней правой части страницы под реквизитом «Вносится»);
  3. реквизит «ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ» (печатается прописными буквами полужирным шрифтом, располагается в две строки по центру);
  4. наименование (печатается без кавычек полужирным шрифтом, располагается по центру, формат наименования должен быть меньше формата текста, переносы в наименовании не допускаются);
  5. преамбула (заканчивается словом «постановляет:», которое печатается полужирным шрифтом вразрядку);
  6. постановляющая часть (может подразделяться на пункты, подпункты, абзацы. Пункты имеют единую (сквозную) нумерацию, которая проставляется арабскими цифрами с точкой. Пункты подразделяются на подпункты, которые нумеруются арабскими цифрами с круглой скобкой; тексты подпунктов нужно начинать со строчной буквы и отделять друг от друга точкой с запятой. Пункты и подпункты могут подразделяться на абзацы, которые не имеют обозначения и отделяются друг от друга точкой с запятой); в постановляющей части проверяется единая (сквозная) нумерация пунктов и подпунктов;
  7. реквизит «Председатель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (печатается в три строки; фамилия и инициалы Председателя Государственной Думы на проекте постановления не указываются).

После этого необходимо сопоставить проект постановления с соответствующим образцом в Сборнике образцов документов Государственной Думы и проверить названия органов государственной власти, фракций в Государственной Думе, комитетов и комиссий Государственной Думы, фамилии и инициалы депутатов Государственной Думы, членов Совета Федерации и других лиц, названия должностей, а также другие сведения.

При работе над постановлением о принятии проекта федерального закона в первом чтении следует уточнить номер и наименование законопроекта с помощью Автоматизированной системы обеспечения законодательной деятельности (АСОЗД), при этом наименование сравнивается не только с карточкой законопроекта, но и с текстом внесенного законопроекта, также сравниваются наименование и номер законопроекта с наименованием и номером законопроекта, указанными в пункте 1 постановления.

И наконец, необходимо проверить наличие визы ответственного комитета, которая ставится внизу лицевой стороны последнего листа проекта постановления.

При работе над постановлением, принятым Государственной Думой, так называемым «красным бланком», следует обращать внимание на то, что на «красном бланке» постановления:

  1. не должно быть реквизитов «Вносится», «Проект»;
  2. реквизит «ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ» является составной частью бланка (набран типографским способом);
  3. первоначальное наименование законопроекта в скобках не указывается (в случае изменения во втором чтении наименования законопроекта);
  4. должны быть указаны инициалы и фамилия Председателя Государственной Думы (на уровне последней строки реквизита «Председатель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» в правый край формата текста без пробела между инициалами и фамилией);
  5. нижнее поле на последней странице должно быть не менее 6,5 см;
  6. виза ответственного комитета должна стоять внизу оборотной стороны последнего листа.

Использование универсальной и специальной литературы и компьютерных программ при осуществлении лингвистической экспертизы законопроектов

При осуществлении лингвистической экспертизы законопроектов используются следующие словари и справочники, утвержденные приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 8 июня 2009 года № 195, содержащие нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации:

  • Орфографический словарь русского языка. Букчина Б.З., Сазонова И.К., Чельцова Л.К. - М.: АСТ-ПРЕСС, 2008. - 1288 с.
  • Грамматический словарь русского языка: Словоизменение. Зализняк А.А. - М.: АСТ-ПРЕСС, 2008. - 794 с.
  • Словарь ударений русского языка. Резниченко И.Л. - М.: АСТ-ПРЕСС, 2008. - 943 с.
  • Большой фразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление. Культурологический комментарий. Телия В.Н. - М.: АСТ-ПРЕСС, 2008. - 782 с.

Кроме этого, для проверки правильности употребления грамматических форм слов лингвисты обращаются к орфоэпическим словарям русского языка, а для уточнения толкования значения терминов, сочетаемости слов - к толковым словарям русского языка.

Существенно облегчает и оптимизирует процесс лингвистической экспертизы законопроектов работа с информационно-правовыми системами «Закон», «КонсультантПлюс», «Кодекс» в сети Интранет, с помощью которых можно получить доступ к текстам федеральных законов, законов субъектов Российской Федерации и нормативным правовым актам органов местного самоуправления.

В настоящее время эти системы включают в себя пять типов правовой информации: нормативные документы, судебная и арбитражная практика, международные договоры, разъяснения и комментарии, проекты федеральных законов.

При осуществлении лингвистической экспертизы законопроектов лингвисты в основном работают с текстами федеральных законов.

Информационно-правовая система «Кодекс» содержит раздел «Словарь терминов российского законодательства», в который включено несколько тысяч наиболее распространенных правовых понятий современной юридической науки и практики, определенных законодательством Российской Федерации. Здесь представлены все основные термины международного, российского и зарубежного права. В необходимых случаях статьи содержат ссылки на нормативные правовые акты Российской Федерации.

Научно-производственный центр «Система» предлагает для использования банки правовых актов, включающие в себя законодательство Российской Федерации, а также официальные и периодические издания.

Сеть Интранет как часть Фонда электронных информационных ресурсов Государственной Думы содержит также следующие информационные материалы: текст Конституции Российской Федерации, Алфавитно-предметный указатель к Конституции Российской Федерации, тексты Регламента Государственной Думы, Правил оформления документов в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации, Инструкции по работе с документами в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации, Методические рекомендации по юридико-техническому оформлению законопроектов; электронные версии следующих периодических изданий: Собрание законодательства Российской Федерации, Бюллетень международных договоров, Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации, Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации и другие издания.

Обзор документа

В Аппарате Госдумы подготовлены методические рекомендации по лингвистической экспертизе законопроектов. Они разработаны в соответствии с нормами современного русского литературного языка с учетом особенностей языка закона.

В рамках лингвистической экспертизы язык и стиль законопроекта приводятся в соответствие с нормами современного русского литературного языка; выявляется разнобой в терминологии; устраняются логические, технические ошибки; уточняются формулировки и т. п.

Как правило, лингвистическая экспертиза проводится перед вторым чтением. Перед третьим чтением может быть предложена только редакционная правка (устранение внутренних противоречий, возникших после внесения в текст поправок в ходе второго чтения). Если есть вероятность принятия законопроекта сразу в 3-х чтениях, лингвистическая экспертиза осуществляется и перед рассмотрением законопроекта в первом чтении.

В рекомендациях описаны общие подходы к проведению экспертизы, рассмотрены наиболее часто встречающиеся в текстах законопроектов ошибки, даны пояснения, как их исправлять. Приведены требования к языку и стилю законопроекта, оформлению структурных элементов статей. Изложены правила логического построения текста.

Разъяснен порядок внесения правки в текст законопроекта, дана характеристика отдельных видов правки. Обращается внимание, что вся редакторская правка по тексту (даже грамматическая, чисто технического характера) носит лишь рекомендательный характер. От ее объективности и мотивированности во многом зависит, насколько она будет учтена субъектами права законодательной инициативы, ответственными комитетами, разработчиками законопроектов.

Дата редакции: 11.02.2015




Теги:


Другие статьи


Новости

 

Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus