Обзор судебной практики Верховного суда № 3 (2020)

25 ноября 2020 года Президиум ВС утвердил третий в этом году обзор судебной практики. В обзор вошли решения, связанные, в частности, с разрешением спорных вопросов:

  • По договорным отношениям;
  • По страховому возмещению;
  • В банкротстве;
  • По заключению госконтрактов;
  • По процессуальному законодательству.

О некоторых решениях высшей инстанции, которые вошли в обзор:

Если посредник при купле-продаже оказался недобросовестным, это не говорит о недобросовестности покупателя.

К. заключил агентский договор для оказания услуг по продаже своего автомобиля по цене 3,2 млн руб. Агенты продали автомобиль гражданке С. по существенно более низкой цене - за 2,5 млн руб. Но деньги не передали бывшему владельцу автомобиля К..

В дальнейшем агенты-посредники были осуждены за мошенничество.

К. обратился в суд к агентам и С. о признании агентского договора и сделки купли-продажи автомобиля недействительной и возврате автомобиля. С. направила встречный иск о признании ее добросовестным покупателем.

Суды двух инстанций удовлетворили иск К. - они пришли к выводу, что автомобиль был продан помимо его воли. Во встречном иске С. было отказано.

ВС эти решения отменил:

  • Суд установил, что К. заключил агентский договор и в тот же день самостоятельно передал ключи и паспорт от автомобиля агентам;
  • Тот факт, что К. имеет денежные требования к агентам, которые не выполнили договор, не говорит о том, что автомобиль выбыл из его владения помимо его воли. Согласно приговору, целью преступления посредников был не автомобиль, а полученные от его продажи деньги;
  • С. указала, что перед покупкой автомобиля убедилась в том, что на нем нет никаких ограничений, впоследствии она смогла беспрепятственно поставить автомобиль на учет. С. также указала, что не могла знать о преступных намерениях агентов.

ВС направил дело на новое рассмотрение в апелляционный суд.

Определение № 5-КГ19-192


Если договор подряда не заключен, но работы выполнены, то заказчик должен их оплатить

Между обществом (заказчик) и К. (исполнитель) был заключен договор по реконструкции задания. К. выполнил работы, но оплату за них не получил.

Исполнитель обратился в суд с иском к заказчику об оплате работ, компенсации морального вреда.

Суды двух инстанций отказали в удовлетворении иска - договор между истцом и ответчиком был заключен, но виды и объемы работ не согласованы, смета не составлена. Актов сдачи-приемки работ также не было. Кроме того, заказчик представил документы, подтверждающие , что договоры на выполнение строительных работ были заключены с другими компаниями.

ВС решения отменил:

  • Если стороны не согласовали какое-либо существенное условие, но затем его выполнили, то они не вправе ссылаться не незаключенность договра;
  • «незаключенность договора подряда не освобождает заказчика от оплаты фактически выполненных подрядчиком и принятых заказчиком работ, имеющих для последнего потребительскую ценность»;
  • акты приемки работ не являются единственным доказательством того, что работы выполнены;
  • К. указал, что договоры с другими компаниями на выполнение строительных работ заказчик заключил уже после того, как он начал вести ремонтные работы на объекте.

ВС направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Определение № 77-КГ19-17


Неустойка за выплату страховки по ОСАГО нужно считать правильно

25.07.18 Ж. обратился в страховую о возмещении убытков, причиненных автомобилю в результате ДТП. Страховая направила его на станцию ТО для ремонта. СТО после осмотра автомобиля предложила Ж. доплатить за ремонт. Ж. отказался и попросил СТО или провести ремонт или выдать мотивированный отказ. 

Поскольку ремонт не был согласован сторонами, Ж. обратился с претензией в страховую. 25.09.18 г. страховая выплатила Ж. возмещение.

Ж. обратился в суд с иском к страховой о выплате неустойки, т.к. по его мнению она нарушила отведенный законом срок для выплаты страхового возмещения.

Суд первой инстанции удовлетворил иск частично, снизив размер неустойки. И взыскал ее с 28.09.18 (истечение срока для удовлетворения претензии).

Апелляция не согласилась с решением суда в части размера  неустойки и периода ее расчета. Апелляция пришла к выводу, что период для расчета неустойки необходимо считать с 15.08.18 по 25.09.18. Также, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для снижения неустойки.

ВС пришел к выводу, что апелляция ошиблась при расчете неустойки:

  • Страховая при выдаче направления на ремонт не согласовала стоимость восстановительного ремонта со станцией ТО;
  • Апелляционный суд правильно указал период расчета неустойки, т.к. истец направил заявление о компенсации убытков 25.07.18, а страховая должна была выполнить обязанность по выплате возмещения до 15.08.18.;
  • Но расчет неустойки судом апелляционной инстанции сделан ошибочно: суд исходил только из суммы утраты товарной стоимости без учета страховой суммы в размере стоимости восстановительного ремонта поврежденного автомобиля.

Дело направлено на новое рассмотрение в апелляционный суд.

Определение № 32-КГ19-28

Размер компенсации морального вреда должен быть обоснован

Во время выполнения производственных обязанностей произошла авария и погиб работник. Его мать обратилась в суд к работодателю с иском о возмещении морального вреда в размере 1 млн руб.

Как установил Ростехнадзор, работодатель нарушил правила охраны труда и ТБ.

Суд первой инстанции снизил размер компенсации в три раза - до 300 тыс руб. Как установил суд, во время аварии работник вместо того, чтобы покинуть место аварии, наоборот попытался спасти оборудование. Получив удар током, он погиб. Суд пришел к выводу, что поскольку работник сам нарушил правила безопасности, то компенсация должна быть ниже. Апелляционный суд согласился с решением.

Но ВС признал данное решение неправильным:

  • Работник нарушил правила безопасности, пытаясь спасти оборудование, принадлежащее работодателю. Таким образом, он исполнял свои обязанности, закрепленный в ст. 21 ТК РФ. 
  • Суд первой инстанции, снижая размер компенсации, не обосновал, почему сумма в 300 тыс руб является достаточной. Суд не учел, что размер компенсации определяется, исходя из «установленных при разбирательстве дела характера и степени понесенных истцом физических или нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями истца, и иных заслуживающих внимания обстоятельств дела». При этом, актом было установлена вина работодателя в несоблюдении правил охраны труда и ТБ.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о размере компенсации не мотивирован, апелляция эти нарушения не устранила.

Определение № 53-КГ19-6


Суд не может лишить адвоката права высказывать в прениях свое мнение о допустимости доказательств

Во время прений сторон при рассмотрении уголовного дела суд неоднократно прерывал адвоката обвиняемого, когда он высказывал мнение о недопустимости представленных доказательств. Затем суд лишил адвоката права участвовать в прениях.

ВС отменила приговор суда, т.к. суд нарушил нормы УПК. Судебная коллегия указала:

  • Суд не вправе ограничивать время прений. Суд вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются не имеющих отношения к делу обстоятельств, или недопустимых доказательств.
  • Защитник, выступая в прениях, имеет право дать оценку всем представленным доказательствам. Это является также и его обязанностью. В силу  ч. 1 ст. 248 УПК РФ «защитник подсудимого излагает суду свое мнение по существу обвинения и его доказанности, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его, о мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства».

ВС отменил приговор по делу, дело передал в суд первой инстанции на новое рассмотрение на стадии судебного разбирательства.

Определение № 18-АПУ19-29



Источник: Обзор судебной практики № 3 (2020), утв. 25 ноября 2020 года 

По теме:

Обзор судебной практики ВС - второй в этом году 

Первый обзор судебной практики Верховного суда в 2020 году 

03.12.2020

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.