В арбитражном споре в качестве представителя юрлица может участвовать наряду с адвокатом и представитель без юридического образования

КС рассмотрел жалобу ООО «Александра» (далее- Общество) и гражданина К.В.Бударина (далее-директор) о проверке конституционности части 3 статьи 59, части 4 статьи 61 и части 4 статьи 63 АПК РФ.

Суть вопроса:

Общество направило кассационную жалобу на судебные акты первой и апелляционной инстанций по делу об оспаривании решения налогового органа. Общество ходатайствовало о допуске гражданина К.В.Бударина – одного из учредителей общества и его исполнительного директора – к участию в судебном заседании в качестве представителя общества. Кассационный суд отказал в удовлетворении ходатайства, так как директор:

  • не являлся лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа и потому обладающим полномочиями на представительство в силу своего статуса;
  • не подтвердил наличие высшего юридического образования или ученой степени по юридической специальности.

При этом, интересы Общества в суде уже представляли два адвоката.

По мнению Общества и директора, оспариваемые положения АПК противоречат Конституции, т.к. не позволяют учредителю Обществу, глубоко осведомленному о деятельности компании, представлять ее интересы в арбитражном суде только на том основании, что у него нет юридического образования.

Позиция КС:

  • Оспариваемые положения главы 6 АПК направлены на поддержание баланса и «не предполагают возложения на заинтересованных лиц таких обременений при ведении дел в арбитражном суде через представителей, которые повлекли бы существенное умаление права на доступ к суду». Это означает, что часть 3 статьи 59, часть 4 статьи 61 и часть 4 статьи 63 АПК РФ «устанавливают минимальный стандарт» обеспечения участников арбитражного процесса квалифицированной юридической помощью, предполагая, у участника арбитражного процесса должен быть профессиональный представитель;
  • Оспариваемые нормы не ограничивают право лиц иметь нескольких представителей в суде. Такая возможность, когда один представитель имеет высшее юридическое образование , а другие - «обладают практическими познаниями» и могут довести до суда значимую информацию по существу спора, «отвечает как цели реализации права на доступ к суду, так и целям достижения процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты, прозрачности осуществления правосудия, поскольку позволяет сторонам разбирательства представить суду свои доводы максимально компетентно, наиболее полно раскрыть детали спорных материальных правоотношений»;
  • Таким образом, указанные нормы, требуя, чтобы у одного из представителей участника спора было высшее юридическое образование, «не накладывают тех же ограничений в части квалификационных требований на иных представителей данного лица. Это не расходится и с подходами, принятыми законодателем в иных отраслях права.»;

 

  • «Такой исключительно формальный критерий, как наличие высшего юридического образования либо ученой степени в области права, а равно адвокатского статуса, не дает реальной гарантии оказания представителем эффективной помощи, поскольку многообразие споров, входящих в компетенцию арбитражных судов, сложность в регулировании отдельных правоотношений позволяют утверждать, что даже самый опытный адвокат не может быть достаточно компетентным во всяком арбитражном деле.» Работники организации, которые являются специалистами в различных сферах (например, таможенное, банковское, страховое дело, бухучет) могут оказать по определенным категориям споров не менее квалифицированную помощь;

 

  • В рассматриваемом деле участие директора как представителя Общества «само по себе даже предположительно не могло бы повлечь умаления гарантий состязательности и равноправия сторон, а также снижения качества их процессуальных действий и в конечном итоге - качества отправления правосудия, имея в виду, что интересы организации защищали в суде два профессиональных представителя». Заявители «столкнулись с неоправданным и непропорциональным ограничением права на доступ к суду, а значит, и на судебную защиту.»

КС пришел к выводу, что оспариваемые нормы не противоречат Конституции, т.к. они не ограничивают право организации иметь представителя без юридического образования при условии, что ее интересы в арбитражном суде одновременно представляют также адвокаты или юристы.
КС постановил пересмотреть решения, вынесенные в отношении Общества и директора, с учетом позиций данного Постановления.

Источник: Постановление КС № 37 от 16.07.2020 

24.07.2020

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.