Москва +7 (495) 789 36 38
Главная страница/ Новости/ Право и суды/

Может ли инструкция быть объектом авторского права?

Компания пыталась защитить свои авторские права на инструкцию. СИП пояснил, что должен был выяснить суд, чтобы подтвердить факт создания инструкции творческим трудом. У компании был «железный» аргумент – чтобы создать серию рисунков для инструкции, привлекли иллюстратора.

Суть дела

Общество (далее – истец) обратилось в арбитражный суд к Издательству (далее – ответчик) о защите исключительных прав на произведение «Инструкция по оказанию первой помощи при несчастных случаях на производстве» (далее – Инструкция), взыскании компенсации в размере 540 тысяч руб.

Что пояснил истец?

  • Авторы Инструкции с 2005 года: Б.В. и Б.Н. Обществу принадлежат права на Инструкцию на основании лицензионного договора с авторами от 2006 года, а также права на иллюстрации на основании заключенного с Е.А. договора авторского заказа от 12.02.2017. Е.А. был привлечен для выполнения иллюстраций к Инструкции. Инструкция впервые издана Обществом в 2007 году.
  • По словам истца, с 2013 года ответчик неправомерно продает контрафактные издания Инструкции, напечатанные тиражом 3 000 экземпляров «Издательско-аналитическим центром Энергия». Продажа изданий Инструкции осуществляется без согласия истца.

Что решили суды?

Суд первой инстанции требование истца удовлетворил. Почему?

  • Ответчику запрещено распространять незаконно изданные экземпляры произведения «Инструкция по оказанию первой помощи при несчастных случаях на производстве»;
  • В течение двух месяцев после вступления в силу решения суда изъять из оборота и уничтожить незаконно изданные экземпляры этого произведения;
  • На своём сайте ответчик должен разместить решение суда;
  • Ответчик должен выплатить истцу компенсацию в размере 540 тысяч руб.
  • Апелляция оставила решение без изменений.

Ответчик обратился с кассационной жалобой в СИП. Он пояснил, что суды неверно определили правовую природу спорной Инструкции, Инструкция не является результатом творческого труда, а значит не является и объектом авторского права.

Кассационная инстанция (СИП) жалобу удовлетворила.

Основания:

1. В период возникновения авторских прав у Б.В. и Б.Н в отношении спорной Инструкции, а также в период ее первого издания действовал Закон Российской Федерации от 09.07.1993 № 5351-I «Об авторском праве и смежных правах» (далее – Закон об авторском праве). В соответствии со статьей 8 Закона об авторском праве, «не являются объектами авторского права официальные документы (законы, судебные решения, иные тексты законодательного, административного и судебного характера), а также и официальные переводы». Сходное положение предусмотрено и в пункте 6 статьи 1259 ГК РФ.

2. Ответчик указал на то, что спорная Инструкция «упомянута в перечне законодательных, нормативных правовых и правовых актов, устанавливающих общие и специальные требования к руководителям и специалистам организаций, содержащемся в приказе Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 17.01.2017 № 16 «О внесении изменений в приказ Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 06.04.2012 № 233 «Об утверждении областей аттестации (проверки знаний) руководителей и специалистов организаций, поднадзорных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору» (далее – приказ Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 17.01.2017 № 16), в связи с чем не может являться объектом авторского права».

3. Суды отклонили довод ответчика о том, что Инструкция не является объектом авторского права, мотивируя это тем, что спорная Инструкция не исходит от органа госвлати или местного самоуправления, не является официальным документом, не зарегистрирована в Минюсте как нормативно-правовой акт, не была официально опубликована.

Суды не учли, что Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору отнесена к числу федеральных органов исполнительной власти, и на нее возложены функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере технологического и атомного надзора. Поскольку Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору установила обязательность этой Инструкции для ряда отраслей экономики и распространения ее действия в отношении неопределенного круга субъектов, то она приобрела нормативный, административно-обязывающий характер.

СИП указал, что с учетом вышесказанного:

1. Судам нужно было выяснить, является ли Инструкция, утвержденная приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 17.01.2017 № 16, именно тем объектом, в отношении которого истец заявил о нарушении авторских прав. И если это так, то «принять во внимание данное обстоятельство при определении масштаба нарушения исключительного права как критерия, влияющего в силу пункта 43.3 постановления № 5/29 (постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», далее – постановление № 5/29) на размер компенсации». А также учесть, что истец при обращении в суд ссылался на наличие у него авторских прав в отношении не только текста Инструкции, но и иллюстраций к ней.

2. Выводы судов о взыскании компенсации исходя из двукратной стоимости всего тиража в объеме 3 000 экземпляров не соответствуют имеющимся в деле доказательствам. Истец сообщил, что ответчик предлагал к продаже 2 264 экземпляров Инструкции. Суды не мотивировали, почему они при расчете размера компенсации учитывали тираж 3 000, а не 2 264 экземпляров, в отношении которых ответчик допустил нарушение исключительных прав.

СИП решения отменил, а дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Что решили суды на втором круге?

Суд первой инстанции для решения вопроса о том, является ли «спорная Инструкция официальным документом, относящимся к властноорганизующей деятельности государственного органа», привлек к участию в деле в качестве третьего лица Федеральную службу по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор).

Суд установил:

  1. Согласно письменному ответу Ростехнадзора, Инструкция не принята в качестве обязательного документа, но «может применяться как пособие для получения знаний о порядке оказания доврачебной помощи. Ссылка на Инструкцию в приказе Ростехнадзора не наделяет её признаками нормативно-правового акта, а лишь предполагает знание ее требований лицами, подлежащими аттестации».
  2. На момент принятия Приказа Ростехнадзора от 06.04.2012 № 233 все исключительные права на использование Инструкции были переданы по лицензионному договору Обществу, т.е. истцу.
  3. «Ростехнадзор не получал проект Инструкции от авторов и не получал какого-либо согласия авторов или правообладателей Инструкции на включение ее в «Перечень законодательных, нормативных правовых и правовых актов, устанавливающих общие и специальные требования к руководителям и специалистам организаций», содержащийся в Приказе Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 06 апреля 2012 года № 233 «Об утверждении областей аттестации (проверки знаний) руководителей и специалистов организаций, поднадзорных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору» (далее – Приказ Ростехнадзора № 233)». В приказе дана ссылка на Инструкцию как на учебное пособие для проверки знаний специалистов. Но это не означает, что Инструкция обладает свойством обязательного документа.

«Таким образом, само по себе указание Инструкции в Перечне законодательных, нормативных правовых и правовых актов, при очевидном отсутствии у Инструкции соответствующих признаков, свидетельствует об ошибочности ее включения в указанный Документ».

Суд указал:

  • Инструкция содержит авторские иллюстрации, которые занимают значительную ее часть. «Иллюстрации не могут считаться частью документа, имеющего обязательный характер, в связи с чем права на иллюстрации в Инструкции признаются принадлежащими истцу в любом случае»;
  • Поскольку текст и иллюстрации создавались как единое произведение, то нарушение прав на иллюстрации признается нарушением прав на Инструкцию как на произведение в целом;
  • Истец представил сравнение двух инструкций Инструкции по оказанию первой помощи при несчастных случаях на производстве, 1999 автора Б.В., утв. Заместителем министра Минтопэнерго РФ 19.07.1999 РД 153-34.0-3.702-99, и спорной Инструкции. Эти два произведения отличаются друг от друга: по количеству знаков, оформлению, формату подачи информации. Содержание спорной Инструкции значительно превышает содержание Инструкции РД 153-34.0-3.702-99;
  • Ответчик представил суду заключение специалиста - Руководителя Отдела аналитических сервисов по праву интеллектуальной собственности компании «КонсультантПлюс». «Представленное в суд заключение, не является заключением судебной экспертизы (статья 86 АПК РФ) или заключением специалиста (статья 55.1 АПК РФ), а является иным доказательством (статья 89 АПК РФ), оно может рассматриваться не более, чем мнение в пользу одного из лиц, участвующих в процессе»;
  • Довод ответчика о значении термина «Инструкция» не принимается во внимание, так как авторы могут давать любое название своему произведению, «в том числе придавать значения терминам отличные от общепринятых»;
  • «на экземпляре Инструкции, представленной истцом в материалы дела и изданной в 2007 году, стоят знаки охраны авторского права».

Таким образом, факт создания спорной Инструкции творческим трудом авторов, факт принадлежности истцу исключительных прав на Инструкцию подтвержден, а значит подтвержден и факт нарушения авторских прав.

Суд учел решение СИП об определении размера компенсации. Согласно представленным документам, ответчик реализовал 2831 экземпляров Инструкций. То есть размер компенсации составил 511 380 руб. Суд удовлетворил иск Общества.

Апелляция не стала менять решение.

Ответчик направил кассационную жалобу в СИП. Но СИП отказал в удовлетворении жалобы. Суд пришел к выводу, что «на основании исследования совокупности имеющихся в деле доказательств, суды пришли к обоснованному выводу о том, что спорная Инструкция, вопреки доводам ответчика, является объектом авторского права, и подлежит защите в соответствии с нормами гражданского законодательства».

Источник: карточка дела № А40-137145/2017.

29.08.2019


Теги:

:

  • Организации: СИП
Бесплатная консультация

Наталья СтаниславовнаСпециалист

8 (800) 500-76-44


info@ceur.ru


c 9.00 до 20.00

.

 






вверх

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.
Заказать звонок
Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.
Данный сайт использует «cookie» и сторонние интернет-сервисы для сбора информации технического характера и статистической информации. Оставаясь на сайте вы соглашаетесь с Политикой защиты и обработки персональных данных. Ok