Москва +7 (495) 789-36-38
02.05
2019

10 знаковых прецедентов, в том числе о важности судебной экспертизы.

ВС утвердил обзор судебной практики за первый квартал 2019 года. В документе представлено 52 позиции по уголовным, гражданским, административным делам и экономическим спорам.

Остановимся на 10 знаковых прецедентах, в том числе о важности судебной экспертизы

1. Штраф как дополнительное наказание надо обосновать

Суд первой инстанции квалифицировал действия осужденного по ч. 3 ст. 30, пп. «б», «г» ч. 3 ст. 2281 УК РФ.

Помимо основного наказания (в виде лишения свободы) назначил еще и дополнительное наказание в соответствии с санкцией этой нормы – штраф в размере 100 тыс. рублей.

Однако, исходя из редакции данной статьи, назначение дополнительного наказания в виде штрафа не было обязательным. Кроме того, суд в описательно-мотивировочной части решения не мотивировал назначение дополнительного наказания (в соответствии с требованиями п. 4 ст. 307 УПК РФ).

ВС изменил приговор, исключив дополнительное наказание в виде штрафа.

Где смотреть: Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации №129-П18С. 

2. Обязательства заемщика по договору с МФО ограничены сроками

В 2014 году гражданка Р. обратилась в МФО для получения займа. По договору она получила кредит в размере 15 350 рублей под 2% за каждый день пользования сроком на 15 дней.

Р. долг не вернула, и МФО обратилась в суд с иском о взыскании 15 350 руб основного долга и 273 537 рублей – процентов. Суды иск удовлетворили.

ВС РФ с решением не согласился.

Суд указал:

«Исходя из императивных требований к порядку и условиям заключения договора микрозайма, предусмотренных Законом о микрофинансовой деятельности, денежные обязательства заемщика по договору микрозайма имеют срочный характер и ограничены установленными этим законом предельными суммами основного долга, процентов за пользование микрозаймом и ответственности заемщика».

ВС напомнил: МФО назначают повышенные проценты, т.к. предоставляют займы на небольшие суммы и на короткие сроки. Если устанавливать сверхвысокие проценты на длительный срок пользования микрозаймом, то это приведет к искажению деятельности МФО.

Суды, удовлетворив иск МФО, исходили из того, что проценты продолжали начисляться на сумму займа и после окончания договора, составляющего 15 календарных дней.

Однако такой вывод суда противоречит законодательству, т.к. фактически свидетельствует о бессрочном характере договора, а также об отсутствии каких-либо ограничений размера процентов за пользование займом.

ВС решения судов отменил.

Где смотреть: Определение № 41-КГ18-46. 

3. Кредитный договор, заключенный мошенниками, является ничтожной сделкой

Гражданин А. обратился с иском к Банку о признании кредитного договора недействительным и о компенсации морального вреда. А. пояснил, что в 2013 году от его имени неизвестное лицо заключило кредитный договор. Узнал он об этом после того, как банк обратился к нему по вопросу погашения кредита.

А. сказал, что обращался в банк, но только заполнил анкету на получение кредита. Для проверки фактов суд назначил судебную почерковедческую экспертизу.

Эксперт в заключении пришел к выводу: анкета подписана А., а заявление на получение кредита и открытие текущего счета, а также другие банковские документы – неизвестным лицом.

Суд первой инстанции иск удовлетворил, признав договор недействительным.

Апелляционная инстанция решение отменила, мотивировав тем, что истец пропустил срок исковой давности (равен одному году).

ВС РФ указал: если договор не заключен в письменной форме, то он признается недействительным. Срок исковой давности по недействительным сделкам о признании сделки недействительной – 3 года.

«Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения».

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Заключение договора в результате мошеннических действий является неправомерным действием и посягает на интересы лица, не подписывающего договор.

«<...> оценивая заключенный договор как оспоримую сделку, суд апелляционной инстанции не учел обстоятельства заключения конкретного договора и применил норму права (п. 1 ст. 168 ГК РФ), не подлежащую применению».

ВС решение апелляции отменил, направив дело на новое рассмотрение.

Где смотреть: Определение № 5-КГ19-25.

4. Работник, который обратился в суд для разрешения трудового спора, не должен возмещать судебные расходы

Работник компании Б. обратился в суд к работодателю с иском об установлении факта трудовых отношений. В качестве доказательства Б. предоставил трудовой договор, подписанный от лица компании.

Компания, для установления лица, подписавшего договор, провела  почерковедческую экспертизу стоимостью 120 тысяч руб. Поскольку суд отказал Б. в удовлетворении иска, компания просила суд взыскать с Б. расходы не экспертизу.

Суды двух инстанций иск компании удовлетворили.

ВС отменил решения судов и отказал компании во взыскании расходов на экспертизу. Почему?

Согласно ст. 393 ТК РФ, «при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов».

Норма направлена на дополнительную защиту прав и законные интересов работника как экономически более слабой стороны трудовых правоотношений.

Суды, удовлетворяя иск компании, ошибочно исходили из того, что раз не подтвержден факт наличия трудовых отношений, значит и нормы данной статьи неприменимы.

Суды не учли, что спор по иску Б. к компании об установлении факта трудовых отношений относится к категории трудовых споров.

Где смотреть: Определение № 3-КГ18-15.

5. Экономию подрядчика от замены материалов и изменения способов выполнения работ нужно доказать

Компания-заказчик заключила договор с исполнителем-генподрядчиком на строительство жилых домов. Генподрядчик работы выполнил, дома ввел в эксплуатацию. Стоимость выполненных работ оказалась меньше указанной в смете и по договору.

Заказчик обратился в суд о взыскании экономии подрядчика, полагая, что разница между стоимостью работ по договору и выполненных работ является экономией подрядчика.

Первая инстанция иск не удовлетворила. Следующие две инстанции иск удовлетворили частично. ВС решения отменил и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Почему?

Если расходы подрядчика фактически оказались меньше суммы, определенной в договоре, то он вправе получить за работу всю сумму по договору, если заказчик не докажет, что экономия подрядчика повлияла на качество работ (ст. 710 ГК РФ).

Суд первой инстанции назначил судебную экспертизу. И выяснил, что разница между суммой по договору и фактическими расходами подрядчика образовалась в результате изменения проектной документации. А это не является экономией подрядчика.

Суды апелляционной и кассационной инстанций выводы эксперта не приняли без объяснений. При этом, признав наличие экономии подрядчика, они не указали «конкретные обстоятельства и доказательства, подтверждающие как наличие экономии подрядчика в смысле ст. 710 ГК РФ, так и основания ее образования (состав экономии)».

«Таким образом, разрешение вопроса о наличии (отсутствии) экономии подрядчика невозможно до установления наличия (отсутствия) недостатков работ и негативных последствий от замены материала и изменения способа выполнения работ подрядчиком».

Где смотреть: Определение № 301-ЭС18-13414.

Источник: Обзор судебной практики ВС РФ №1(2019).

По теме:

Самые интересные экономические споры и важные решения ВС в 2018 году


02.05.2019


Теги:

:


Новости


Статьи

Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus
Отправить заявку
Данный сайт использует «cookie» и сторонние интернет-сервисы для сбора информации технического характера и статистической информации. Оставаясь на сайте вы соглашаетесь с Политикой защиты и обработки персональных данных. Ok