Москва +7 (495) 789-36-38
Главная страница/ Новости/ Спецпроекты/

Как историк моды помогает раскрывать преступления?

Чувство стиля с натяжкой можно назвать сильной стороной сотрудников полиции или экспертов, если, конечно, речь не идёт об итальянских карабинере или персонажей из сериалов. Наверное, это и не так важно. А может как раз наоборот.

Порассуждать о влиянии платья и костюма на раскрываемость преступлений может историк моды из Великобратании Эмбер Бучарт. Она уже начала консультировать криминалистов и помогать в раскрытии преступлений.

Историк моды Эмбер Бучарт

От историка моды до судфэшнэксперта

Историк моды Эмбер Бучарт начинала с работы по закупке одежды для винтажного магазинчика Beyond Retro. Разбирая старую одежду, Эмбер всё больше интересовала история костюма: что платье или брюки могут «рассказать» об эпохе.

Любопытство привело Эмбер на исторический факультет. Параллельно с занятиями она вела программу на Би-Би-Си, в которой рассказывала о жизни исторических персонажей сквозь призму их модных пристрастий. Позже Бучарт опубликовала несколько книг о моде в кино и морском стиле в одежде.

В прошлом году её передачу на радио случайно услышал авторитетный британский криминалист-антрополог доктор Карл Харрисон. В программе Бучарт рассказывала о джемперах, которые носили рыбаки, и Харрисон был поражен тем, что одежда являлась своеобразным социальным паттерном. «Я мыслю как антрополог, — рассказывал Харрисон. — Собираю воедино разрозненную информацию, порой следую неочевидной логике, поэтому меня заинтересовала точка зрения Эмбер Бучерт, когда она описывала значение моды в жизни человека».

Доктор Харрисон, выступая в специальном комитете по науке и технологиям Палаты Лордов, представил убедительные аргументы того, насколько жизненно необходимо развивать криминалистику, используя самые разные подходы. Сегодня, по мнению Харрисона, криминалистика сконцентрировала своё внимание на ДНК. Узкое мышление – это плохо, считает антрополог, «смотреть на вещи, в том числе преступления, надо шире, под разным углом». Так, экспертам-криминалистам могли бы пригодиться знания историка моды.

Харрисон попросил Бучарт о встрече, чтобы обсудить возможность создания направления – полиции моды (fashion police).

Следствие по … одежде

В сельской местности, в поле, было найдено мертвое тело. Криминалистам предстояло выяснить, то ли тело так неглубоко закопали, то ли человек умер сам.

Мягких тканей на теле уже не было, однако сохранилась одежда, – рассказывает Харрисон. – Одежда не имела ярко выраженного стиля, всё-таки дело было в деревне». Бучарт, осмотрев одежду, прояснила: «Это была не рабочая одежда, она предназначалась, скорее, для отдыха.

Благодаря найденной одежде, она смогла идентифицировать человека из списка пропавших людей. Таким было её первое дело в полиции. Сегодня её должность звучит как эксперт-криминалист по одежде. Эмбер консультирует Национальное агентство по борьбе с преступностью по вопросам криминалистической экспертизы одежды и сотрудничает с Alecto Forensics по делам, требующим внимательного анализа стиля одежды и его состава.

Это одновременно и страшно, и увлекательно, признается Эмбер:

То, что я делаю – крайне нетривиальное использование моих знаний. Однако я чувствую, какая ответственность лежит на мне. Безусловно, это гораздо важнее продажи винтажной одежды.

При этом Эмбер категорически выделяется среди своих коллег-экспертов. Она предпочитает носить яркую одежду, например, тюрбан горчичного цвета или клетчатые штаны «dogtooth»1.

В графстве Суррей (Англия) Эмбер обучала криминалистов тому, как искать на месте преступления и как описывать одежду и аксессуары (пуговицы, ткань, пояс и др.). От правильного поиска и описания (как называются фасоны, ткань, элементы одежды) зависит точность экспертизы.

Например, рассказывая о найденных вещах, таких как ткань «анкара»2 из Южной Африки, Эмбер советует:

Описание найденной одежды должно быть подробным. Не используйте слово «этнический», не приводите своих вариантов названий. Мы должны сформировать базу терминов, единый стандарт использования слов из мира моды. Иначе один следователь запишет, что нашел свитер, а другой – джемпер.

Криминалистическая экспертиза одежды

Ближе к телу – проще дело

Однажды, разбирая дом после кончины пожилой матери, её взрослые дети наткнулись на неожиданную находку. В шкафу они обнаружили тело ребенка, завернутого в одежду. Харрисон вызвал Эмбер на место преступления, чтобы она помогла разобраться в этом жутком деле.

Я использовала те же навыки, что и работая в магазине: пыталась установить дату производства одежды (в том случае – той, в которую было завернуто тело). Чем старше вещь – тем она ценнее.

В лаборатории она определила производителя ткани. «В составе, в основном, полиэстер; одежда самодельная, швы не закончены. Там был, так называемый, «бюстгальтер-пуля»3, который относится примерно к 60-м годам. Затем я изучила этикетку, обратилась к истории компании-производителя, даже нашла рекламу фабрики». В итоге Бучерт смогла определить период времени, к которому относится найдённое тело малыша, «с определенной степенью смелости».

Исследование нижнего белья – еще один показательный пример того, как Эмбер проводит криминалистическую экспертизу.

Нижнее бельё даёт много сведений об эпохе. При этом в большинстве случаев преступник не заморачивается за то, чтобы снять с тела жертвы нижнее белье». Между тем, по фасону белья можно многое выяснить.

Например, у М&S (Марк энд Спенсер) есть огромный архив моделей, что очень помогает в работе. От корсета и бюстгальтера с острыми чашечками в форме «пули» до более естественных форм без «косточек», или до бренда Wonderbra, появившегося в 90-х гг. XX века. Формы трусиков также кардинально менялись, вспомнить хотя бы стринги из 80-х.

О главных трудностях историка моды в работе экспертом-криминалистом

Эмбер говорит, что между её работой в винтажном магазинчике и исследованиями в криминалистической лаборатории есть два основных различия.

Первое: большинство дел относится к современности, а мода сейчас меняется с исключительной быстротой. «История моды основана на жизни элиты. Но мне всегда была интересна одежда обычных людей. Одежда рабочего класса почти не сохранилась: отчасти из-за того, что ее носили до того момента, как она износится».

Второе: привыкнуть к работе с мёртвыми телами – очень сложно. В этом ей отчасти помогает доктор Харрисон, который учит её основам судмедэкспертизы. Он переживает, что у Бучерт может возникнуть посттравматический стресс, поэтому делает акцент на важности заботы друг о друге: «Не надо делать храброе лицо тогда, когда тебе страшно и неприятно».


Источник: Underwear dates well: how fashion forensics are helping solve crimes, by Eva Wiseman.

Перевод выполнен редакцией Центра экспертиза при ИСЭиК.

Термины:

1 брюки «dogtooth» – название принта, чёрно-белая клетка из тонких линий «собачий клык» или «гусиная лапка».

2 Анкара (Ankara) – распространенный вид ткани в современной Африке. Это общее название африканских тканей из хлопка с ярким восковым принтом. Из этих тканей шьют одежду, их используют для изготовления любых аксессуаров и в дизайне интерьера.

3 «бюстгальтер-пуля» (Bullet Bra) – бюстгальтер с очень твердыми и очень острыми чашечками, вошел в моду в 1940-х.

07.03.2019


Теги:

:


Новости


Статьи



Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus
Отправить заявку
Данный сайт использует «cookie» и сторонние интернет-сервисы для сбора информации технического характера и статистической информации. Оставаясь на сайте вы соглашаетесь с Политикой защиты и обработки персональных данных. Ok