Москва +7 (495) 789-36-38
08.01
2019

О врачах, врачебных ошибках, судебно-медицинской экспертизе и поиске ответственных в 2018 году.

В 2018 году количество обращений пациентов в следственные органы росло, как снежный ком. И это неудивительно, ведь ошибка врача может привести не только к тяжелым последствиям для здоровья, но и к смерти пациента. Пациент, который при обращении к врачу не вылечился, а, наоборот, получил новые заболевания или осложнения, вряд ли сможет спокойно отнестись к таким результатам. Для него, в первую очередь, виноватым будет врач или медицинское учреждение, в которое он обратился.

В США, например, по статистике, причинами смерти пациентов являются: сердечно-сосудистые заболевания и онкология. Врачебные ошибки – на третьем месте в списке.

Расследование «врачебных» дел является одним из наиболее сложных. Однозначно установить прямую причинно-следственную связь между действиями (бездействием) врача и наступившими последствиями сложно. Поэтому следователи и суды назначают судебно-медицинскую экспертизу (Подробнее об этом виде экспертизы). И, возможно, не одну, а несколько, в трудных случаях в комиссию войдут эксперты по разным направлениям медицинской деятельности. Однако, комплексные и комиссионные экспертизы не всегда могут дать однозначный ответ.

Мы решили напомнить, как государство и общество реагировало на увеличение уголовных дел по ятрогенным преступлениям в 2018 году.

Дело врача-гематолога Елены Мисюриной

В начале года громким делом стало дело врача-гематолога Е. Мисюриной. Напомним суть дела: в 2013 году врач провела пациенту диагностическую процедуру (трепанобиопсию). Через несколько дней пациент скончался в частной клинике. Там же была проведена судебно-медицинская экспертиза.

По версии следствия, причиной смерти стала диагностическая процедура, которая привела к внутреннему кровотечению и смерти пациента.

22 января 2018 года суд признал Елену Мисюрину виновной по ст. 238 УК РФ — «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности и повлекших по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека» (наказание в виде двух лет колонии общего режима).

Дело вызвало огромный общественный резонанс (мы писали об этом). Адвокат врача Генри Резник отметил, что нет никаких надежных доказательств вины врача: доказательства, на которых основан приговор, противоречивы, а «в экспертизе, на которой основывался суд, было написано, что эксперты не могут прийти к определенному выводу, за счет чего произошло кровоизлияние».

По апелляционной жалобе Мосгорсуд отменил этот приговор и отправил дело в прокуратуру для устранения нарушений, допущенных в ходе следствия. В августе дело передали в СКР для доследования (узнать детали), чтобы точно выяснить причину смерти пациента.

Позиция СКР по «врачебным делам»

6 апреля в Москве состоялась конференция «Медицинская помощь и медицинская услуга: правовые аспекты», на которой выступил глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Он отметил, что в процессе уголовного расследования дел в отношении врачей надо рассмотреть вопрос проведения фармакологической экспертизы.

Участники конференции также обсудили возможность взаимодействия Независимой медицинской экспертизы при Национальной медицинской палате со следственными органами СК России.

По мнению главы СКР, возбуждение уголовного дела в отношении врача, не является автоматическим подтверждением его вины. Поэтому Бастрыкин рекомендовал пациентам взвешенно и с пониманием относиться к действиям врача («В 90% случаев судмедэкспертиза даёт заключение, что врач не виноват»).

Основные проблемы медицинской экспертизы и предложения НМП

Для решения вопроса о виновности врача юридическое значение имеет установление прямой связи между его действиями (бездействием) и негативными последствиями для здоровья или жизни пациента.

Одной из главных проблем при расследовании «врачебных дел» как раз и является то, что эксперты и суды могут не различать прямую и косвенную связь между действиями врача и негативными последствиями.

Квалифицировать, есть ли прямая или косвенная связь часто бывает затруднительно (Медицинская экспертиза «врачебных дел»).

Для выработки путей решения проблем, связанных с «врачебными» ошибками, Национальная медицинская палата (НМП) начала разрабатывать проект поправок в 323-ФЗ. Кроме этого, Л. Рошаль высказал предложение о подготовке специалистов, имеющих медицинское и юридическое образование, для защиты врачей. Например, на базе Университета юстиции Минюста РФ.

В октябре-ноябре НМП провела Конгресс «Российское здравоохранение сегодня: проблемы и пути решения». По итогам была принята резолюция. Медицинская палата обратилась к органам власти и заинтересованным ведомствам с просьбой о поправках в федеральный закон от 21.11.2011 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». В частности, дополнить статью 76 подразделом «ст. 76.1. Независимая профессиональная экспертиза», при этом предусмотрев, что:

2.8.1. Независимая профессиональная экспертиза – исследование, направленное на анализ медицинской помощи, которая была оказана пациенту, в том числе, оценку своевременности ее оказания, правильности выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации, степени достижения запланированного результата, с выявлением дефектов оказания медицинской помощи, их последствий, а также возможной причинно-следственной связи между выявленными дефектами оказания медицинской помощи и развившимися последствиями для состояния здоровья гражданина.

2.8.2. Независимая профессиональная экспертиза проводится медицинскими профессиональными некоммерческими организациями, указанными в частях 3 и 5 статьи 76 настоящего Федерального закона, в соответствии с правилами, устанавливаемыми ассоциацией (союзом) медицинских профессиональных некоммерческих организаций.

2.8.3. Независимая профессиональная экспертиза проводится по заявлению физического лица (его законного представителя, иного уполномоченного представителя) или медицинской организации за счет средств заявителя».

Судебная практика: сложности в определении виновного и ответственного за доказывание

Иркутский облсуд проанализировал практику рассмотрения «врачебных дел».

Сложности

Как решать

Определение предмета доказывания

Юридически значимые обстоятельства, которые входят в предмет доказывания и подлежат установлению - это наличие вреда, противоправность и виновность действий причинителя вреда, а также причинно-следственная связь между указанными действиями и причиненным вредом.

Распределение бремени доказывания

Истец, пострадавший пациент, обращаясь в суд, должен доказать:

  • сам факт причинения вреда,
  • причинно-следственную связь,
  • размер причиненного вреда.

Поскольку вина ответчика, медучреждения, презюмируется, ответчик должен доказать отсутствие своей вины в причинении вреда истцу.

Установление причинно-следственной связи

Суд должен назначать медицинскую и другие экспертизы. Суд оценивает результаты экспертизы наряду с другими доказательствами.

Определение размера компенсации морального вреда

Определить размер денежной компенсации очень сложно, и суды выносили разные решения. Облсуд назначал: за некачественную операцию, которая потребовала повторную – 70 тысяч руб., за невосполнимую утрату органа – 300 тысяч руб., за смерть из-за поздней диагностики – 150 тысяч руб.

Применение к данным правоотношениям Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей».

К отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей

Какие ошибки чаще всего допускают врачи?

На основание исследования, проведенного журналистами Пензы, чаще всего врачи ошибаются в:

  • диагнозе;
  • проведении процедур, в том числе из-за невмешательства;
  • в проведении пластических операций.

Две новых статьи в УК за некачественную медпомощь

Сейчас «врачебные дела» (ятрогенные преступления) квалифицируются по четырем статьям:

  • причинение смерти по неосторожности (ст. 109);
  • причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ст. 118);
  • производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238);
  • халатность (ст. 293).

Проблема заключается в том, что:

  • ни одна из этих статей не учитывает особенности профессиональной медицинской деятельности;
  • судебная практика не имеет единообразия;
  • следствию тяжело правильно классифицировать тот или иной случай некачественного оказания медпомощи, чтобы это соответствовало как совершенному деянию, так и его последствиям.

В связи с этим, в июле СКР совместно с НМП подготовил законопроект о внесении изменений и дополнений в Особенную часть УК. Предлагается внести новые статьи в УК:

  • Статья 124.1 Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги);
  • Статья 124.2 Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи;
  • Изложить статью 235 УК РФ в новой редакции: Незаконное осуществление медицинской и (или) фармацевтической деятельности.

Специальные нормы устанавливают ответственность врачей по вышеуказанным статьям и исключают возможность квалификации их действий по другим статьям УК РФ, таких как - 109, 118, 238, 293.

Кроме того, СКР принял решение о создании в Криминалистическом центре специальной группы по расследованию ятрогенных преступлений.

Леонид Рошаль на заседании в СК заявил, что медицинское сообщество должно само принимать решение об исключении из профессии врача, допустившего критическую ошибку. Если медработник допустил преступную халатность, что будет доказано, то ему должно грозить уголовное преследование, не связанное с лишением свободы.

СКР VS Генпрокуратура: взгляд на проведение судебно-медицинских экспертиз

26 ноября Александр Бастрыкин подписал приказ о создании в управлениях отделов по расследованию ятрогенных преступлений. В частности, в центральном аппарате при ГСУ СКР будут работать 9 человек. Ятрогенными преступлениями будут заниматься следователи по особо важным делам.

Прокуратура считает, что СКР не имеет права самостоятельно проводить судебно-медицинские экспертизы по уголовным делам: эксперты СКР МРЭ не являются профессиональными медицинскими работниками и находятся в служебной зависимости от руководства Следственного комитета.

 

Бонус: памятки для потребителей

1. Мошенники «от медицины»

Как ни печально, в частных медицинских центрах тоже могут обманывать. Как не стать жертвой таких «лже-докторов».

2. Памятка для тех, кто посещает косметические салоны

По данным Роспотребнадзора, в 2017 году среди жалоб на некачественное оказание медпомощи 60% ‒ это претензии к услугам косметологов, навязывание услуг, отсутствие медицинской лицензии, небезопасность препаратов. Что надо знать о своих правах и обязанностях салона, отправляясь к косметологу.

Судебная практика по врачебным ошибкам

Апрель

Житель Оренбурга отсудил 200 тыс. рублей за врачебную ошибку

Дело травматолога-ортопеда передано в суд

Пластического хирурга оправдали по делу о смерти пациента

Июнь

Обморок пациентки обошелся больнице в 450 тысяч рублей

500 пострадавших от лжекосметологов

Июль

Стоматология «с легким вредом для здоровья»

Август

Стоматолог должен знать физику

Договорные отношения между пациентом и клиникой подпадают под действие Закона о защите прав потребителей

Сентябрь

Пациент частной клиники заплатил за экспертизу 330 000 рублей

Октябрь

Молочный зуб ценой в 75 000 рублей

Ноябрь

Пациентка получила компенсацию за неправильный диагноз

Бывший хирург получил условный срок

08.01.2019


Теги:

:


Новости


Статьи

Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus
Отправить заявку