«Радио-няня» подвела

Купленное в интернет-магазине видеоустройство для наблюдения за ребенком стало причиной обвинения в незаконном обороте спецтехники. Но суд, взвесив все доказательства, оправдал обвиняемого - он покупал устройство для личного пользования, намерения осуществлять оборот-сбыт спецтехники у него не было.

Суть дела:

В 2018 году гражданин К. купил в китайском интернет-магазине два устройства для видеонаблюдения за ребенком. Видеорегистратор позиционировался как «радионяня», и выглядел как обычная лампочка, которая не требовала специального подключения - ее можно было просто ввернуть в цоколь. Он приобрел два устройства - одно для дома, другое - для дачи.

Поскольку изделие при работе издавало громкие звуки, использовать их для маленького ребёнка в качестве «радионяни» покупатель не смог и разместил объявление о продаже. «Проверочную закупку» в рамках ОРМ произвел сотрудник ФСБ. 

После этого следователь вызвал К. на допрос. К. пояснил, что не догадывался о том, что эти устройства относятся к специальным техническим средствам (СТС). Тем более, что при включении раздавалась громкая речь на китайском языке и горела индикация. Кроме того, подобные устройства продаются и в российских магазинах, однако их стоимость намного дороже.

Затем К. было предъявлено обвинение по ст. 138.1 УК.

Что решил суд:

Следствие представило заключение радиотехнической экспертизы. Эксперт пришел к выводу, что:

  • устройства имеют признаки СТС для негласного получения информации;
  • установлены конструктивные особенности: камуфлирование корпуса устройства  под электрические светодиодные лампы(что обеспечивает их негласное использование);  обнаружение объективов видеокамер возможно только при детальном осмотре;  на корпусе отсутствуют маркировочные обозначения свидетельствующие о предназначении устройства;  процесс получения визуальной и акустической информации с помощью представленного устройства не сопровождается какой-либо индикацией, обнаруживаемой со стороны объектива съемки без детального исследования.

Суд первой инстанции оправдал К. в связи с отсутствием состава преступления. Суд пояснил, что обвиняемый добросовестно заблуждался в истинном предназначении купленных приборов, а также не имел намерения использовать их для негласного получения информации.

Прокурор обратился в апелляцию с жалобой, указав, что эксперт после проведения радиотехнической экспертизы пришел к выводу о том, что данные устройства являются приспособлениями для негласного наблюдения.

Однако, апелляция поддержала решение суда первой инстанции. Суд указал, что «само по себе участие лица  в незаконном обороте специальных технических средств, не может свидетельствовать о его виновности в совершении преступления, предусмотренного ст. 138.1 УК РФ, если его умысел не был направлен на приобретение и (или) сбыт именно таких средств.»

Суд пояснил, что технические устройства (смартфоны, диктофоны, видеорегистраторы и т.п.) могут быть признаны СТС только при условии, «если им преднамеренно путем технической доработки, программирования или иным способом приданы новые качества и свойства, позволяющие с их помощью негласно получать информацию». В данном случае К. продавал видеорегистраторы в том виде, в каком он их купил, без внесения каких-либо изменений, в той же коробке и комплектации. То есть у К. отсутсвовал умысел на незаконный оборот-сбыт СТС для негласного наблюдения.

Источник: Мосгорсуд, дело № 10-12371/2020 

21.12.2020

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.