Москва +7 (495) 789-36-38 +7 (800) 500-76-44 Ваш город Москва? Да Выбрать филиал в вашем городе
Главная страница/ Новости/

Клевета: от Rex Remmia до ст.128.1 УК РФ

Из глубины веков

Проблемы квалификации правонарушений, совершенных посредством слова, волновали человечество с древнейших времен. Старейшим «речевым преступлением» является клевета. Первые упоминания о нем мы находим уже в правовых памятниках Древнего Востока. Сводом законов (судебником) вавилонского царя Хаммурапи (около 1760г. до н.э.) предусматривалось наказание в виде смертной казни за ложное обвинение в убийстве и чародействе, а также за лжесвидетельство (§1. Если человек станет обличать под клятвой человека, бросив на него обвинение в убийстве, и не докажет этого, то обличавшего его должно убить). Менее суровая ответственность наступала за косвенное обвинение соседей без указания конкретного лица и за обвинение женщины.

хамурапи

В Древнем Риме сурово наказывалась клевета: существовал обычай отрезания клеветнику языка. Впоследствии появился закон об ответственности за клевету (Rex Remmia), согласно которому на лбу клеветника выжигалась буква «С» (от «calumma» - клевета). Во времена римского права возникло понятие диффамации: разглашение позорных фактов сводилось к ложному доносу как виду преступления против чести. Существовало понятие гражданской чести (exi stimatio), означавшее состояние незапятнанного достоинства. Правдивые сообщения, позорящие чью-либо честь, не считались преступными.

Речевые запреты содержались в заповедях, данных, согласно Пятикнижию, Богом Моисею (не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего). Проблематика правовой защиты от клеветы развивается в Средние века. В Салической правде – одной из самых древних «варварских правд» (V-VI вв.) – было предусмотрено наказание тому, кто обвинит перед королем безвинного человека (XVIII). Под влиянием германского понятия «Guter Leumund» в средневековом, а затем в новом законодательстве укоренилось представление о праве каждого гражданина на доброе имя. Разглашение позорных фактов, сводившееся к ложному доносу, постепенно расширялось, охватывая сообщения, направленные на унижение чести.

Ответственность клевету предусматривалась в законодательных памятниках Древнерусского государства. В пространной редакции Русской Правды (XI) мы находим положения о поклепе (ложном обвинении). В дальнейшем термин клеплеть, клепати (в значении: возводить несправедливые обвинения) используется в Псковской Судной грамоте (XVI).
Клевета – состав преступления

В современном российском законодательстве уголовно-правовой способ защиты чести и достоинства сформулирован в ст.128.1 УК РФ (Клевета). Данная статья содержит пять составов клеветы.

Основной состав клеветы: распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Части 2, 3 и 4 ст.128.1 УК РФ предусматривают ответственность за квалифицированные и особо квалифицированные виды данного преступления.

Квалифицированными составами являются следующие.

Во-первых, это клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации. Публичность означает распространение клеветнических сведений при условиях, позволяющих воспринимать их многочисленной аудиторией. Публичным следует, например, считать выступление на собрании, митинге, лекции. Публично демонстрирующееся произведение - это разнообразным способом изготовленное и выпущенное в продажу, прокат или на всеобщее обозрение произведение. К таковым можно отнести книги, кинофильмы, видео- и компакт-кассеты и диски, плакаты, носители компьютерной информации и т.п.

Средствами массовой информации, согласно ст.2 Закона РФ «О СМИ», являются: периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием).

Во-вторых, это клевета, совершенная лицом с использованием своего служебного положения.

В-третьих, это клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера. 

Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, образует особо квалифицированный состав преступления (ч.5 128.1 УК РФ). Например, в сентябре 2010г. Хамовнический суд г. Москвы вынес обвинительное заключение по уголовному делу председателя правозащитного общества «Мемориал» О. Орлова, который обвинил президента Чечни Р. Кадырова в причастности к убийству правозащитницы Н. Эстемировой. В частности, Орлов в обращении, опубликованном на сайте «Мемориала» заявил: «Кадыров несет политическую ответственность за ее гибель». Это, по мнению суда, явилось клеветой, соединенной с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Специальным видом клеветы является клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава (ст.298.1 УК РФ).  Объектом клеветы являются честь, достоинство и репутация человека. В этом смысле состав клеветы сходен с составом гражданско-правового правонарушения: клевета направлена на причинение ущерба общественной оценке, репутации, отношениям чести. При клевете потерпевшим может быть только физическое лицо, в том числе малолетний, душевнобольной, а также умерший человек. Так, в апреле 2014г. сын Виктора Цоя подал заявление в Следственный комитет на депутата Госдумы Е. Федорова с просьбой привлечь его к уголовной ответственности за клевету в связи с распространением видеозаписи, на которой парламентарий утверждает, что Цой сотрудничал с ЦРУ.

В специальных случаях (ст.298.1 УК РФ) потерпевшим может быть судья, присяжный заседатель, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, судебный пристав.
При клевете субъектом преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее 16 лет. Это автор клеветнических сведений или любое лицо, распространившее их. В ч.3 ст.128.1 УК РФ присутствует специальный субъект преступления: должностное лицо, редактор СМИ, журналист или иное лицо, распространившее клевету с использованием своего служебного положения.

При клевете объективная сторона преступления выражается в действиях по распространению заведомо ложных сведений, порочащих честь, достоинство другого лица, или подрывающих его репутацию. Под распространением сведений понимается сообщение любым способом информации о якобы имевших место фактах или событиях хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением. Клевета также предполагает порочащий характер распространяемых сведений, их ложность.

По логике Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (2005), порочащие сведения – это сведения о нарушении потерпевшим норм права, профессиональной этики или морали. Заведомо ложные сведения должны касаться конкретных фактов. В случае если субъект ограничивается общими характеристиками потерпевшего, состава клеветы нет. Кроме того, не содержит состава клеветы сообщение порочащих, но правдивых сведений.

Например, в июле 2011г. городской суд Горно-Алтайска вынес обвинительный приговор учредителю газеты «Листок» С. Михайлову, которого признали виновным в клевете на губернатора Республики Алтай. В статье «Фигура умолчания» А. Бердников был назван «алкоголиком» (текст статьи доступен по ссылке: http://www.listock.ru/insulted-and-slandered-by-the-governor-berdnikov). В декабре Верховный суд Республики Алтай отменил обвинительный приговор в связи с декриминализацией ст.129 УК РФ.

В июле 2012г. произошла повторная криминализация клеветы. Первым делом, возбужденным по ст.128.1 (ч.2 – клевета в СМИ), стало дело в отношении М. Аншакова о клевете в отношении фонда храма Христа Спасителя. В марте 2013г. был вынесен обвинительный приговор Аншакову, который в сентябре 2012г. дал интервью Е. Масюк. Оно было опубликовано на сайте «Новой газеты» под заголовком «Изделие освящено. Обмену и возврату не подлежит». Потерпевший В. Поддевалин посчитал, что сведения о том, что в храме Христа Спасителя функционирует бизнес-центр, расположены офисы 15 коммерческих фирм, автомойка, автосервис, шиномонтаж, автостоянка на 305 машиномест, прачечная, столовая, павильоны, торгующие ювелирными изделиями, сувенирами, являются порочащими.

В числе последних случаев применения ст. 128.1 УК РФ следующий. В апреле 2014г. А. Навальный был признан виновным в клевете на муниципального депутата А. Лисовского. Поводом для уголовного дела в отношении оппозиционера стала публикация в Твиттере, где Навальный назвал Лисовского «наркоманом». Клевета имеет формальный состав и считается оконченной с момента сообщения сведений, независимо от того, стали они известны оклеветанному или нет. Сообщение таких сведений непосредственно самому лицу, которого они касаются, не образует состав рассматриваемого преступления. Преступное действие представляет собой активное общественно опасное поведение. Оно является волевым, т.е. контролируются сознанием и волей субъекта. Ответственность при клевете наступает только в тех случаях, когда лицо должно было и могло воздержаться от распространения клеветнических сведений. Это означает, что необходимо установить фактическую возможность не совершать преступное действие.

Уголовные дела по клевете встречаются реже, чем гражданские дела о защите чести, достоинства и деловой репутации. Это связано со сложностями доказывания состава преступления. Например, журналист М. Афанасьев в статье «Вы лжец, полковник Злотников», размещенной в интернет-журнале «Новый фокус» (Хакасия) в своем оценочном суждении опирался на факты, содержащиеся в выводах суда: «Суд пришел к выводу, что «Афанасьев не совершал следующих действий, а именно: прыгал на капот автомобиля, пытался учинить драку, стучал в окна автомобиля, суд находит логичными и не нашедшего своего подтверждения». То есть, полицейские лгали в своих рапортах и в суде и о прыжках на капот, о драке и т.д. Причем, давали в суде подписку об административной ответственности за заведомо ложные показания». В сентябре 2013г. суд вынес оправдательный приговор в связи с отсутствием состава преступления (материалы доступны по ссылке: http://www.media-pravo.info/case/980).

В случае клеветы субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что он распространяет ложные, порочащие честь и достоинство другого лица или подрывающие его репутацию сведения и желает распространять их. Если лицо, распространяя порочащие сведения, добросовестно заблуждалось относительно их правдивости, то в содеянном отсутствует состав клеветы. Мотивы и цели клеветы могут быть различными и на его квалификацию не влияют.

Статьи о клевете нечасто применяются на практике в связи с трудностями доказывания умысла. Сложности в применении данной статьи обусловили случаи необоснованного обвинения в клевете. Ярким примером сказанному служит дело с участием ставропольского журналиста Василия Красули (материалы дела доступны по ссылке: Рубрика «Победа в Страсбурге»).

Уголовные дела о клевете нередко прекращаются в связи с отсутствием умысла в действиях человека. В таких случаях обиженная сторона вправе защищать свои интересы гражданско-правовыми средствами. Например, в октябре 2013г. было возбуждено уголовное дело по ст.128.1 УК РФ в связи с публикацией уральским инфорагенством Ura.ru статьи «Прокурора Орджоникидзевского района Екатеринбурга отправят в отставку» (текст доступен по ссылке: http://ura.ru/content/sluhi/31-05-2013/articles/1036259670.html). В ней шла речь о том, что прокурор подозревается в коррупции и взяточничестве, кроме того, он был назван «беспредельщиком» Ранее прокурор И. Минеев подал к Ura.ru иск о защите чести и достоинства. В ходе разбирательства было достигнуто мировое соглашение.

В заключение правового анализа следует обратить внимание на то, что сегодня исследователи справедливо отмечают, что «составы преступлений против чести и достоинства насыщены оценочными признаками, что вызывает проблемы при квалификации, единообразном применении уголовного закона» (Омельченко С.С. Уголовно-правовая оценка клеветы и оскорбления. Автореферат дис. на соискание ученой степени к.ю.н. М., 2008. С.4).

Судебная лингвистическая экспертиза речевых произведений по делам о клевете

При производстве судебных лингвистических экспертиз по уголовным делам о клевете используется методика аналогичная используемой по гражданским делам о защите чести, достоинства и деловой репутации. Вопросы, которые ставятся при назначении судебных лингвистических экспертиз по уголовным делам о клевете, касаются формы и содержания речевого произведения.

Вопросы по содержанию речевого произведения имеют отношение к предмету речи: Какие события, действия гражданина N. являются предметом речи в следующем высказывании «…»? Идет ли в следующем высказывании «…» речь о том, что гражданин N. не совершал/не совершил каких-либо действий? То есть лингвисту необходимо провести смысловой анализ текста и определить, о каких действиях, событиях идет речь в произведении. При этом эксперт-лингвист не может давать оценку (правовую или морально-этическую) данным действиям или событиям.

Недопустимы ситуации, когда эксперт-лингвист осуществляет правовую квалификацию действий, о которых идет речь в тексте. Например, судебная лингвистическая экспертиза была проведена в рамках уголовного дела в отношении А. Сорокина (возбуждено в августе 2010г.), опубликовавшего на своей странице в «Живом Журнале» статью «Латиноамериканщина по-российски…» о А.Г. Тулееве (текст доступен по ссылке: http://www.anticompromat.org/tuleev/sorokin.html).

Эксперт пришел к выводу: «В предложении «Представляю, какой начался бы цирк, если бы кому-то пришло в голову разобраться, скажем, с рейдерским перераспределением крупной собственности на территории Кемеровской области и ролью в этих операциях лично Тулеева», входящем в текст публикации «Латиноамериканщина по-российски…», сообщается о том, что Губернатор Кемеровской области А.Г. Тулеев имеет прямое или косвенное отношение к перераспределению крупной собственности на территории Кемеровской области, осуществляемому путем агрессивной скупки контрольного пакета акций компаний.

Данная информация является сведениями о фактах и событиях, которые могут быть проверены на предмет соответствия действительности. Проверяемым является факт прямой или косвенной причастности А.Г. Тулеева к перераспределению крупной собственности на территории Кемеровской области, осуществляемому путем агрессивной скупки контрольного пакета акций компании. Данные сведения направлены на подрыв репутации Губернатора Кемеровской области А.Г. Тулеева, поскольку в публикации сообщается о неправильной деятельности А.Г. Тулеева как губернатора, государственного служащего, участвующего в коммерческих отношениях». То есть фактически эксперт делает вывод о том, что информация выражена в форме утверждения о факте (причастности Тулеева к перераспределению собственности), верифицируемости данного факта, направленности сведений на подрыв репутации.

Между тем, правовая оценка, вывод о верифицируемости факта, его направленности на подрыв ситуации лежат вне компетенции лингвиста. После того, как в результате смыслового анализа выявлен предмет речи (действия, совершенные или не совершенные гражданином N.), эксперту необходимо ответить на вопрос о форме речевого произведения: Выражено ли высказывание «…» в форме утверждения о факте? Если эксперт приходит к выводу о том, что анализируемое высказывание не выражено в форме утверждения о факте, то он определяет, чем по форме является данное высказывание (мнением, предположением или оценочным суждением).

Валерия Макашова,
Доцент Университета печати, к.ф.н., магистр юриспруденции

03.03.2015


Теги:

:


Новости


Статьи

 



Экспертиза почерка
от 8 000 рублей
за один объект
исследования
от 3 до 5
рабочих дней

Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus