«Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении»

ВС рассмотрел дело о компенсации морального вреда в связи со смертью пациента. И напомнил, что отсутствие вины в смерти пациента из-за дефектов медпомощи должна доказать больница, а не родственники пациента. А также, суды должны давать оценку заключениям эксперта в своем решении.

Суть дела:

В 2016 году В. несколько раз вызывала скорую к своей материи, М.
М. находилось под опекой дочери, она являлась инвалидом 1 группы, недееспособной.
«Скорая» приезжала, оказывала помощь на дому, но госпитализировать женщину не предлагала. Через некоторое время состояние М. вновь ухудшилось, и «скорая помощь» увезла ее в больницу. На следующий день в больнице пациентка скончалась.

Проведенная страховой компанией экспертиза качества медпомощи пришла к выводу, что М. была оказана медпомощь ненадлежащего качества.

Следственными органами по факту смерти пациентки были проведены две комиссионные судебно-медицинские экспертизы. Первичная экспертиза пришла к выводу, что между некачественным оказанием медпомощи и смертью М. нет прямой причинно-следственной связи. Дополнительная экспертиза пришла к заключению о том, что врачи больницы допустили ряд дефектов в оказании медпомощи. Однако и эта экспертиза не установила причинно-следственную связь между допущенными дефектами оказания медпомощи и смертью пациентки. Эксперты пришли к выводу, что поскольку М. длительное время страдала тяжелым заболеванием, то последствия, приведшие к смерти, развились самостоятельно, без участия врачей. Более того, ее смерть могла наступить даже и при оказании своевременной и адекватной медпомощи.
Следствие не стало возбуждать уголовные дела в отношении врачей больницы в связи с отсутствием в их действиях составов преступлений.

В. обратилась в суд с иском к больнице о взыскании компенсации морального вреда в размере 500 тыс рублей и расходов на погребение.

Что решили суды:

Суды двух инстанций отказали В. в удовлетворении иска. Они мотивировали решение тем, что экспертиза не установила причинно-следственную связь между действиями/бездействием врачей и смертью М. То есть, нет доказательств того, что действиями врачей причинен В. моральный вред из-за некачественно оказанной медпомощи. Значит, отсутствуют основания для удовлетворения иска о компенсации морального вреда.

В. обратилась с жалобой в ВС.

Что решил ВС:

ВС не согласился с выводами судов. Суд указал:

  • В данном случае больница должна была доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда В. в связи со смертью ее матери, которой была оказана некачественная медпомощь.
  • Тем не менее, суды возложили на истца бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания медпомощи, и причинно-следственной связи между действиями врачей и смертью ее матери. При этом, больница не представила доказательств отсутствия своей вины в том, что диагноз был поставлен неправильно, были отказы в госпитализации при вызове скорой помощи. То есть, больница не представила доказательств того, что порядок и стандарты оказания медпомощи были соблюдены.

В связи с этим, выводы судов об отсутствии причинно-следственной связи между «недостатками (дефектами) медицинской помощи, оказанной М., и наступившими последствиями в виде ухудшения ее здоровья и смерти нельзя признать правомерным».

ВС указал и на нарушения судами процессуальных норм о доказательствах и доказывании. ВС напомнил, что заключение эксперта и другие доказательства должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами. Оценка заключения эксперта должна быть отражена в решении.

«При этом суду следует указывать, на чём основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ. Если экспертиза поручена нескольким экспертам, давшим отдельные заключения, мотивы согласия или несогласия с ними должны быть приведены в судебном решении отдельно по каждому заключению (п. 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении»).»


ВС отметил, что в данном деле суды должны были:

  • выяснить, повлияли ли дефекты оказанной медпомощи на правильность постановки М. диагноза, назначения соответствующего лечения и на развитие летального исхода.
  • определить степень «нравственных страданий В. с учётом фактических обстоятельств причинения ей морального вреда и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесённых ею переживаний» из-за некачественного оказания ее матери медпомощи и ее последующей смерти.

В заключениях судебно-медицинских экспертиз, в том числе проведенной страховой компанией, были отмечены дефекты оказания медпомощи. При этом, суды не исследовали вопрос о том, все ли меры были предприняты врачами для своевременного и квалифицированного обследования пациента, чтобы правильно поставить диагноз.

ВС отменил решения судов, дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Источник: определение ВС № 34-КГ20-2 от 13.04. 2020 

17.08.2020

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.