Позитивные результаты принесёт только тесное взаимодействие экспертов и правоприменителей

Светлана Аркадьевна Смирнова, директор Российского федерального центра судебной экспертизы при Минюсте, рассказала журналу «Закон» о развитии экспертного законодательства, о проблеме добросовестности и достоверности экспертизы, о независимости эксперта и его ответственности. Приводим тезисы интервью.

Светлана Аркадьевна Смирнова

О сложном пути нового закона о судебно-экспертной деятельности

Закон о судебной деятельности, который действует сейчас, был принят в 2001 г. и позволяет работать негосударственным экспертам как свободным художникам. И качество их заключений подчас вызывает много вопросов.

Конечно, среди них есть и бывшие государственные судебные эксперты, которые знают все законы, все правила исследований и запросов вещественных доказательств, направления ходатайств в правоприменительные органы.

Есть и негосударственные судебно-экспертные организации, которые пользуются заслуженным доверием со стороны заказчиков проведения экспертных исследований. Но их доля по сравнению с числом малопрофессиональных специалистов, называющих себя экспертами, очень незначительна.

Законопроект (прим.: Проект федерального закона № 306504-6 «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации») прошел первое чтение, можно сказать, на ура, потому что эксперты различных ведомств — Минюста России, Экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ) МВД, Института криминалистики ФСБ, структур МЧС, Минобороны, Минздрава — были в этом крайне заинтересованы.

Разногласия начались перед вторым чтением. Многие были не согласны с тем, что государственных судебных экспертов придется также сертифицировать. Даже Следственный комитет, который ждал принятия закона, легализующего их экспертную службу, работа которой была у них практически налажена под эгидой Главного управления криминалистики, был не согласен. В результате большинство ведомств в ходе работы по подготовке законопроекта ко второму чтению высказали позицию о том, что новый закон не нужен, что Закон 2001 г. и так все учитывает и т.п. Хотите, мол, создавайте регулирование только для негосударственных экспертов. Поэтому законопроект дальше первого чтения так и не продвинулся.

Но… в 2018 г. что-то, видимо, изменилось. Возможно, что кто-то из наших руководителей сам столкнулся с результатами деятельности негосударственных судебных экспертов. И началась новая волна, Президент дал поручение Минюсту урегулировать все межведомственные разногласия. Сейчас департаментом по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Минюста России совместно с нашим центром подготовлен проект поправок, которые, надеемся, удовлетворят всех заинтересованных лиц.

А если этого закона не будет <...>, не видать нам побед на мировом уровне.

О компромиссах при рассмотрении законопроекта

Очень сложно, с одной стороны, включать в законопроект инновации, которые жизненно необходимы для дальнейшего развития судебной экспертизы и которые могли бы стать регуляторными драйверами для ее совершенствования и приближения к мировым стандартам, и, с другой стороны, сделать это так, чтобы учесть и совместить в принимаемых решениях мнения всех заинтересованных лиц.

Нужно сказать, что от многих положений первоначальной редакции законопроекта, принятого в первом чтении, нам пришлось отказаться. Например, это касается валидации методик, которую предлагалось сделать обязательной, что соответствовало бы общепринятым международным практикам. Ряд других моментов нам пришлось откорректировать в поисках компромиссов, но это неизбежно ввиду ведомственного характера судебно-экспертной деятельности, который окончательно оформился на сегодняшний день в России.

Но, самое главное, все согласились с тем, что во главу угла нужно ставить развитие единого научно-методического подхода и стремиться к сертификации методического обеспечения.

О сертификации негосударственных экспертов

В настоящий момент процессуальное законодательство позволяет привлекать к производству судебной экспертизы любых лиц, обладающих специальными знаниями. В связи с этим в проекте поправок применяется конструкция добровольной сертификации.

И, наверное, это правильно, так как в ряде случаев есть специалисты, знания которых являются уникальными, но которые занимаются другой работой, и производство судебных экспертиз не является для них основным видом деятельности. Но мы предусмотрели обязательное включение в государственный реестр судебных экспертов тех, кто прошел сертификацию.

О государственном реестре судебных экспертов

Это будет открытый реестр, ориентированный на правоприменителей. То есть судьи и следователи будут знать, кто прошел сертификацию и к кому можно обратиться за проведением тех или иных судебных экспертиз.

О валидации экспертных методик

Методики должны быть валидированы, т.е. оценена их пригодность использования в экспертной практике. Но, к сожалению, даже в наших государственных судебно-экспертных учреждениях методики не всегда одинаковые и порядок их апробации и внедрения разнообразный.

Например, наши баллисты работают по одним методикам, баллисты ЭКЦ МВД по другим, и мы иногда приходим к различным результатам. То же самое относится к автотехнической, пожарно-технической, биологической экспертизам, криминалистической экспертизе материалов, веществ и изделий.

Существуют направления, по которым методики пока не разработаны. Например, есть определенные сложности с установлением давности изготовления документов.

Сейчас появляются разработанные негосударственными экспертами методики, которые, по мнению разработчиков, научно обоснованы и перспективны.

Адвокаты часто спрашивают: а они утверждены Российским федеральным центром судебной экспертизы (РФЦСЭ) или МВД России? Ответ, как правило, отрицательный.

Нам очень важно понять, как та или иная методика работает, чтобы мы с уверенностью могли сказать о возможностях и условиях ее применения.

Наши методики наиболее эффективны тогда, когда суд или следствие направляет нам такие материалы, на основе исследования которых эта методика позволяет нам дать конкретный ответ: либо четкое «нет», либо уверенное «да».

Здесь очень важно то, насколько грамотно собраны и сохранены объекты для исследования и насколько правильно уже в ходе исследования определена совокупность признаков, необходимая для формулирования обоснованного и достоверного вывода.

О формулировках вопросов экспертам

Во-первых, мы стараемся информировать судей и следователей на проводимых для них методических занятиях, а во-вторых, консультируем стороны. А вот что касается уголовных дел, то здесь мы не общаемся со сторонами и можем только проконсультировать следователя на предмет того, что нужно для решения тех или иных вопросов.

О том, как рождается эксперт

Подготовка судебных экспертов осуществляется в форме специалитета в рамках стандарта высшего профессионального стандарта «Судебная экспертиза». Этот стандарт реализуется в вузах МВД, а также в ряде других, самым известным из которых является Университет имени О.Е. Кутафина. Для нашей системы судебно-экспертных учреждений (СЭУ) Минюста России характерна такая форма подготовки, как дополнительное профессиональное образование.

Для того чтобы человек, имеющий высшее профильное образование, стал экспертом, нужно учить его около девяти месяцев — как ребенка родить, так сказать.

Он должен под руководством наставника:

  • изучить базовые курсы по основам криминалистики и судебной экспертизы,
  • освоить профессиональные компетенции конкретной экспертной специальности,
  • подготовить свои заключения, на которые мы получаем рецензии старших, ведущих и главных экспертов,
  • затем сдать экзамен по итогам получения дополнительного профессионального образования и только тогда получить диплом и свидетельство на право самостоятельного производства экспертиз.

Об отборе материалов для экспертизы

Отбором материала для экспертного исследования должны заниматься профессионалы. А профессионалы должны быть где-то обучены, иметь представление хотя бы о каких-то экспертных понятиях, терминах и определениях.

Здесь я даже не говорю уже о неукоснительном соблюдении процессуальных требований при обращении с вещественными доказательствами. Давайте помечтаем: если бы в Следственном комитете была служба, отвечающая за подготовку материалов к производству экспертизы, и к нам всегда поступали бы качественные объекты экспертизы, то сроки нашей работы сократились бы в разы.

О разнице между знаниями экспертов и специалистов

К сожалению, четких критериев, отличающих профессиональных экспертов от лиц, обладающих специальными знаниями, нет ни в процессуальных законах, ни в Законе о судебно-экспертной деятельности.

В любом случае компетентность экспертов проверяет суд или другие лица, назначившие производство судебной экспертизы.

Но ясно, что, если вы просто сведущее в той или иной отрасли науки, техники, искусства или ремесла лицо, то это еще не делает вас судебным экспертом.

Для того чтобы понять, заключение эксперта лежит перед вами или нет, нужно ответить на массу вопросов:

соответствуют ли выводы поставленному вопросу?

проведено ли исследование с теми объектами, которые представлены на экспертизу?

не видоизменены ли они или это вообще другие объекты?

Кроме того, обязательно должны быть проведены все мероприятия, необходимые согласно теории и практике судебно-экспертной деятельности.

О привлечении эксперта к ответственности за дачу ложного заключения

Привлечь к ответственности эксперта очень сложно.

На практике это единичные случаи. Эксперт может сказать, что это его мнение, — и всё. Попробуй докажи, что была какая-то подтасовка результатов, присутствовал умысел. Не привлекают даже в одиозных случаях.

О рецензировании экспертных заключений

Прежде всего важно понимать, что это не процессуальная категория. Здесь все зависит от судьи — его личности, знаний, профессионализма. Если он захочет — он примет такое мнение, закон позволяет это сделать. Но по сути — это опосредованное мнение о проведенной экспертизе.

Когда человек рецензирует то или иное заключение, он видит не исходные данные и не объект экспертизы, а только текст, в котором написано, что было предоставлено эксперту, что он измерял, исследовал и нашел.

О будущем судебной экспертизы в России

Современное судопроизводство, как никогда ранее, нуждается в появлении инновационных форм обеспечения судебно-экспертной деятельности, а также в таких прогрессивных механизмах достижения указанных целей, как стандартизация судебно-экспертной деятельности и формирование системы менеджмента качества в области судебной экспертизы. Будущее — именно за такой моделью судебно-экспертной деятельности.

Только тесное взаимодействие экспертов и правоприменителей в плане эффективного использования специальных знаний в сфере судопроизводства принесет нам позитивные результаты.

 

Источник: «Все эксперты должны работать по единым правилам» // Интервью со Светланой Смирновой, zakon.ru.

Фото: Eng.rudn.ru

01.11.2019

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.