Пациент получил компенсацию морального вреда за ошибочный диагноз

Больница ошибочно поставила пациенту онкодиагноз, определив срок его жизни в один месяц. Однако причина сильных болей в позвоночнике, руках и ногах была в другом заболевании, которое можно вылечить.

Эксперты пришли к выводу об ошибке в диагнозе и не назначенном вовремя лечении от имеющегося заболевания. Суд, опираясь на заключение экспертов, удовлетворил иск о компенсации морального вреда, однако, снизил сумму с первоначальных 500 тысяч до 90 тысяч рублей.

Суть дела

В 2015 году гражданин М. (далее – истец, пациент) обратился с жалобами на состояние здоровья (сильные боли в позвоночнике, руках, ногах) в районную больницу. Его направили на обследование в онкодиспансер. Ему был поставлен онкологический диагноз и определена продолжительность жизни в 1 месяц. Пациент получил инвалидность на 2 года.

О своем диагнозе он узнал не сразу, а когда узнал, стал сильно переживать, в результате чего его состояние еще более ухудшилось.

В 2017 году, через 2 года, он был повторно направлен на обследование для подтверждения инвалидности. По результатам МРТ ему сняли онкодиагноз и поставили другой – остеопороз.

В заключении врача-ревматолога было сказано, что два года назад ему был поставлен ошибочный диагноз. Из-за того, что настоящее заболевание не было диагностировано вовремя, пациент не получал необходимого лечения и это привело к еще большему разрушению костей и переломам позвоночника, и к еще более тяжелой степени инвалидности.

Ведомственная проверка выявила дефекты оказания медпомощи в диспансере. К дисциплинарной ответственности привлекли одного человека.

Страховая компания также заказала экспертизу, которая подтвердила факт оказания некачественной медпомощи: «По результатам экспертиз к медицинским организациям применены финансовые санкции в соответствии с действующим законодательством по обязательному медицинскому страхованию».

И проверка, и экспертиза установили:

  • медперсонал допустил грубые нарушения правил и стандартов оказания медпомощи;
  • пациенту не были назначены обезболивающие препараты;
  • из-за непрофессионализма врачей и не оказанием специализированной медпомощи у пациента ухудшилось состояние здоровья; ему нанесли моральный вред.

Пациент обратился в районный суд о взыскании с диспансера компенсации морального вреда в 500 000 руб.

Что решил суд?

Ответчик (представитель онкодиспансера) не признал заявленные исковые требования и просил в них отказать.

Он пояснил:

  • В 2015 году истец до направления в онкодиспансер был обследован для исключения новообразований, все анализы сделаны. «Поскольку стандарт обследования и лечения при метастазах злокачественной опухоли без первичного очага отсутствует, то в качестве нормативного документа онкологи используют клинические рекомендации, разработанные ассоциацией онкологов России. Пациент был обследован по клиническому протоколу «Метастатическое поражение без первичного очага»»;
  • Диагноз врача-онколога был поставлен по результатам выполненных исследований и анализов, включая пункции костного мозга. Было принято решение: «спецонколечение невозможно, симптоматическая терапия по месту жительства», что означает прием препаратов, облегчающих состояние больного;
  • Пациенту была установлена I группа инвалидности на 2 года, он должен был наблюдаться у врача по месту жительства;
  • С 2015 по 2017 годы пациент к врачу не обращался. В мае 2017 года к врачу обратилась жена пациента с просьбой продлить группу инвалидности. Требовалось повторное обследование, а пациент отказался являться в больницу. Врач-онколог не мог подтвердить ранее поставленный диагноз;
  • Наличие онкозаболевания не исключает у пациента другого заболевания, по поводу которого он должен был наблюдаться по месту жительства;
  • «Те замечания, которые были обнаружены проведенными проверками, не повлияли и не могли отразиться на состоянии здоровья истца. Врачебная ошибка при установлении диагноза пациенту не установлена»;
  • Заявление истца о том, что его состояние здоровья ухудшилось из-за непрофессионализма врачей и несвоевременным оказанием специализированной помощи, не подтверждено доказательствами;
  • В заключение экспертизы не указано на то, что пациенту диагноз установлен неверно, и именно из-за этого наступили негативные последствия для его здоровья. Диагноз второго заболевания был поставлен пациенту еще в 2011 году, но его не лечил.

Чтобы решить вопрос о качестве оказанной истцу медпомощи суд назначил комиссионную комплексную судебно-медицинскую экспертизу с привлечением специалиста – врача-онколога.

К каким выводам пришли эксперты?

  • дифференциальная диагностика заболевания была проведена в полном объеме;
  • диагностика заболевания была затруднена в связи с бесконтрольным и регулярным приемом гормональных препаратов в связи с имеющимся у него заболеванием;
  • в настоящий момент пациенту назначено адекватное лечение в связи с имеющимся у него заболеванием;
  • «большое количество заболеваний, ухудшающих состояние здоровья пациента, длительный прием глюкокортикостероидов не позволяют конкретно установить степень вреда, причиненного его здоровью».

Что пояснил в суде эксперт?

  • По результатам обследований, проведенных в 2015 году, пациенту был поставлен ошибочно онкодиагноз, онкологического заболевания у него не было;
  • Весь комплекс исследований, необходимых при жалобах пациента, онкодиспансер провел верно. Врачи -специалисты онкодиспансера должны были правильно установить диагноз. Почему врач этого сделать не смог – эксперт не может пояснить;
  • Поскольку онкологическое заболевание самостоятельно пройти не могло, и тот факт, что в настоящее время оно отсутствует, говорит об ошибочном диагнозе, поставленном в 2015 году;
  • Комиссия экспертов, в составе которой был врач-онколог, пришла к выводу, что результаты исследований 2015 года не свидетельствуют о наличии онкозаболевания. Эксперты не могут пояснить, почему диагноз был поставлен - по ошибке врача или ввиду его некомпетентности.

При проведении исследования все эксперты единодушно пришли к выводу об ошибке в постановке диагноза. Поскольку на момент обращения в онкодиспансер у пациента имелось заболевание костей, и данный диагноз не был своевременно установлен, лечение не назначалось и не проводилось, то состояние здоровья истца ухудшилось.

«Насколько это ухудшение причинило вред его здоровью, комиссия однозначно ответить не может, т.к. истец, наряду с этим заболеванием, страдает рядом других тяжелых заболеваний».

Виды судебных экспертиз. Часть I: судебно-медицинские и судебно-психиатрические экспертизы

Суд, опираясь на выводы экспертов, считает доказанным факт оказания ненадлежащей медпомощи.

«Между допущенным дефектом оказания медицинской помощи и существующими последствиями имеется причинно-следственная связь».

Ухудшение состояния здоровья из-за дефекта оказания медпомощи, рассматривается как причинение вреда здоровью. При этом, как отметили эксперты, большое количество заболеваний пациента, прием гормонов, не позволяют установить степень причиненного вреда.

Суд отметил, что пациент и до настоящего времени испытывает глубокие нравственные страдания.

«При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает характер и степень моральных страданий и переживаний, продолжительность времени, в течение которого истец и его родственники находились в стрессовой ситуации, от возможности потерять им близкого человека, поскольку было установлено онкологическое заболевание ..., адекватное лечение не назначено, а только обезболивание, что дало основание предположить о неизлечимости заболевания, а также продолжительности времени, в течении которого [пациент] не получал квалифицированного лечения от имеющегося в действительного у него заболевания -..., степень вины причинителя вреда, а также принцип разумности и справедливости, материальное положение истца и ответчика, в том числе организационно-правовую форму ответчика и оказание им медицинских услуг в сфере здравоохранения».

Суд удовлетворил иск пациента, снизив размер компенсации до 90 тысяч руб.

Источник: дело № 2-625/2019.

08.08.2019

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.