Три истории об экспертизе в Древнем Риме

Историю современной судебной медэкспертизы принято отсчитывать с начала XIX века (всем интересующимся историей экспертной деятельности: 12 ключевых вех истории криминалистики и судмедэкспертизы). Однако еще граждане Древнего Рима использовали методы расследования преступлений, которые мы бы могли назвать современными. Более того, они имеют существенные сходства с той техникой, которую сегодня используют криминалисты.

Основы современной судебной экспертизы заложила эпоха Просвещения. В век рационализма криминалисты расширили свои познания в области токсикологии, дактилоскопии и даже баллистики. Во второй половине XIX века эти наработки использовали при расследовании громких дел вроде убийств Джека Потрошителя в Уайтчепел (Лондон) или дела о расчленении профессора Паркера его коллегой Джоном Вебстером в Бостоне (США). Именно тогда закрепился и сам термин – судебная медицина (прим. ред. – в оригинале forensic), своей этимологией отсылающий нас к латинскому forum, площадь, на которой в том числе римляне публично зачитывали обвинения тому или иному лицу.

Древние римляне не имели конкретного термина обозначения судебно-медицинской науки, не было и четкого понимания методов уголовного расследования. Однако есть исторические примеры использования таких современных методов, как поиск преступников по отпечаткам рук, следам, в том числе волочения тела, или даже по слепкам зубов. Перейдём к этим примерам.

Пример первый: Кровавые отпечатки рук и как их интерпретировать. Совет от Квинтилиана

Прецедент с расследованием убийства, когда преступника нашли по кровавому отпечатку рук «кочует» из учебника в учебник. А впервые он описан римским ритором Марком Фабием Квинтилианом (ок. 35 — ок. 96), который неоднократно выступал в суде как адвокат.

Римский ритор Марк Фабий Квинтилиан

Прецедент имеет своё название: дело о стене с отпечатками рук (Paries Palmatus). Суть: слепого сына, который желал получить наследство, обвиняли в убийстве спящего отца. Предположительно, молодой человек глубокой ночью, взяв меч, вошел в спальню своего отца и мачехи и ударил отца. Убил он его с первого удара, даже не разбудив мачеху. На сына указывал кровавый след от рук, который вёл в его комнату. При этом, орудие убийство – окровавленный меч – никто так и не нашел.

Квинтилиан выступил адвокатом слепого молодого человека. Он строил свою защиту на обвинении мачехи и её мотивации убить мужа. По мнению Квинтилиана, именно ей была выгодна смерть мужчины, иначе наследство оказалось бы в руках его сына, а она осталась ни с чем. Виноват был не слепой мальчик, а ослеплённая жаждой наживы женщина, которая продумала всё, вплоть до кровавого следа на стене.

Это была мачеха, да, мачеха, которая проделала всё это с её отличным зрением; это была она, которая своей правой рукой оставила кровавый след на стене! Стена несёт отпечатки одной ладони, с промежутками, с определенным пустым пространством посередине, и везде отпечаток ладони цел; в то время, как слепой человек держался бы за стену непрерывно, как бы тащил обе руки вдоль поверхности.

(Псевдо-Квинтилиан, «Большие декламации», 1.11-12)

Современный анализ образцов крови в криминалистике датируется концом XIX века. В 1895 году д-р Эдуард Пиотровский из Института судебной медицины в Польше опубликовал статью о форме и направлении пятен крови после ранения головы. Правда, свои научные теории Пиотровский подтверждал экспериментами…на кроликах. Перекинем логический мостик от кроликов к Квинтилиану.

То, что описывал Квинтилиан, теперь называется «переносным пятном», которое возникает в результате контакта предмета или части тела со свежей кровью, а затем оставляет отпечаток в другом месте.

Квинтилиан аргументировал свою позицию тем, что мачеха, убивавшая отца, обхватывала рукоять меча всей ладонью. Соответственно, центральная часть поверхности ладони осталась не запачкана кровью. Это то самое пустое пространство на кровавом отпечатке, которое обнаружили на стене. Аргументация Квинтилиана вполне может использоваться в суде и в наши дни.

То есть, несмотря на отсутствие современного понимания свойств и классификации крови, римляне, по-видимому, были компетентны в анализе и реконструкции появления отпечатка крови на предмете или поверхности.

Пример второй: След от волочения тела как основное доказательство. Совет от Тацита

В следующем прецеденте след от волочения тела помог императору Тиберию убедиться в том, кто же виновен в смерти одного из супругов. Описал дело и рассуждения один из самых известных писателей античности, автор двух больших исторических трудов Публий Корнелий Тацит (середина 50-х — ок. 120 года):

<...> претор Плавтий Сильван (прим. ред. – в оригинале Plautius Silvanus) по непонятным причинам выбросил свою жену Апронию из окна. Отец убитой Луций Апроний вызвал на место преступления для выяснения причин и виновных императора Тиберия. Плавтий путано объяснил присутствующим, что спал крепко, ничего не знает, в том числе, почему его жена решила покончить с собой. Тиберий без промедления подошел к дому и осмотрел комнату, где были видны следы борьбы и волочения тела. Он сообщил об этом в Сенат. Как только по делу назначили судьи, Урулгания, бабка Плавтия Сильвана, послала ему кинжал. Это было ничем иным, как намёком от императора (он и Урулгания были близки). Обвиняемый вскрыл себе вены. Вскоре после этого Нумантину, его бывшую жену, обвинили в том, что она вызвала безумие мужа магическими заклинаниями и зельями, правда, затем её оправдали.

(Тацит, Анналы, 4.22)

Хотя в истории Тацита нет примера судебно-медицинской экспертизы, как в предыдущем с кровавыми отпечатками, она содержит элемент криминалистического сопоставления с образцом или распознавания образца, который иногда используется сегодня. Например, сравнение следов ног, укусов и шин в случае убийства выполняется путем сопоставления с образцом.

Древнеримский историк Публий Корнелий Тацит

Сопоставление с образцом и сегодня имеет недостатки. Следование стандартам сопоставления с образцом (например, волосы) и интерпретация результатов как исключительно точных может приводить к вынесению ошибочных приговоров. По оценкам американского проекта Innocence, около 45% неправомерных обвинительных приговоров в США связаны с ошибками при проведении экспертиз, в том числе с сопоставлением образцов. А в 2015 году ФБР признало, что надежность экспертизы волос переоценена. В 2016 году в докладе совета при президенте были озвучены рекомендации к проведению дополнительных экспертных исследований для надежности и обоснованности, особенно в области сопоставления с образцом.

Третий пример: Узнать конкурентку по зубам. Совет Агриппины

И последний пример древнеримской криминалистики связан с императорской семьей, а именно – с прекрасной Лоллией Паулиной (около 15 — 49 год), которая полгода была третьей женой Калигулы. После смерти Калигулы новый император Клавдий начал ухаживать за Паулиной, но отдал предпочтение Агриппине, сестре Калигулы.

Третья жена Калигулы Лоллия Паулина

Агриппина не была заинтересована иметь рядом с собой такую соперницу как Лоллия Паулина, даже несмотря на то, что именно она стала женой Клавдия и императрицей. Потому-то она и задумала выставить Поулину в плохом свете, даже в очень плохом, обвинив красивую конкурентку в колдовстве.

Паулина не предстала перед судом, однако, её имущество конфисковали, а саму изгнали из Италии. Увы, этим беды Паулины не закончились, позже её вынудили покончить жизнь самоубийством.

Эту историю поведал римский консул и историй греческого происхождения Кассий Дион (между 155 и 164 годами н. э.):

Действительно, [Агриппина] уничтожила из ревности несколько выдающихся женщин; таким образом, она убила Лоллию Паулину, потому что она была женой Калигулы и лелеяла надежду стать женой Клавдия. Поскольку [Агриппина] не узнала голову женщины, когда ее принесли в доказательство, она открыла рот и осмотрела зубы, которые имели определенные особенности.

(Луций Клавдий Кассий Дион Кокцеан, Римская история, книга LX, 32.4)

Исследование следов зубов для идентификации человека – еще один современный метод криминалистики, который, правда, сегодня сильно критикуется. Однако, несмотря на критику, судебная стоматология имеет более твердые научные основания.

Зубной аппарат каждого человека относительно постоянен и довольно уникален. Исследование зубов и их отпечатков позволяют идентифицировать личность человека.

В Древнем Риме уже существовала стоматологическая практика. Она была простейшей, стоматологи в основном удаляли больные зубы. Однако, есть причины полагать, что римляне практиковали и зубные протезы. Мы не можем утверждать, что Агриппина, зная особенности зубов Лоллии Паулины, осматривала их исключительно ради идентификации, но этот «осмотр» явно помог ей успокоиться, да настолько, что она никого не убила в течение последующих пяти лет.

 

Автор: археолог, писатель Кристина Килгроув.

Источник: статья These Three Forensic Science Techniques From Ancient Rome Reveal Shocking Gaps In Modern Methods в журнале Forbes от 28 ноября 2018. Перевод выполнен сотрудниками Института судебных экспертиз и криминалистики.

07.12.2018

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.