Москва +7 (495) 789 36 38
Главная страница/ Новости/ Экспертиза/

Тонкая грань между дискуссией и оскорблением

В мае 2016 года на сайте «Эхо Москвы» была размещена статья Шевченко М.Л. «Почему фашисты боятся Молотова?». Она была ответом на статью Каннера Ю.И. «Куда приведут нас "Каменные задницы"»?. Авторы обеих статей обсуждали поступок политолога Никонова В.А., вышедшего на акцию «Бессмертный полк» с портретом своего деда Молотова В.М.

В статье Шевченко присутствовал следующий фрагмент (далее  спорное высказывание):

<...>особенно громко в этом либерал-фашистском антимолотовском концерте подал свой голос человек, неоднократно оправдывавший и прославлявший расовую, религиозную, этническую сегрегацию, насильственное изгнание коренного населения с его исконных земель ради заселения этих земель вооруженными мигрантами – глава Российского еврейского конгресса Юрий Каннер.

Каннер Ю.И. обратился в суд с иском к Шевченко М.Л. и «Эхо Москвы» о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда. Каннер указал, что статья Шевченко содержит недостоверные сведения, порочащие честь и достоинство истца.

Что решили суды?

Истец предоставил в суд первой инстанции три заключения экспертов, которые проводили лингвистические исследования статьи «Почему фашисты боятся Молотова?».

По мнению ведущего научного сотрудника Сектора теоретической семантики Института русского языка им. В.В. Виноградова, доктора филологических наук Левонтиной И.Б., автор статьи:

  • негативно высказывается о Каннере, «чье имя помещено в резко отрицательный контекст, в связи с ним многократно говорится о фашизме, зоологической ненависти, звериной сущности и так далее»;
  • высказывается в утвердительной форме о Каннере, как о человеке, «неоднократно оправдывавшем, прославлявшем и пропагандирующим расовую, религиозную, этническую сегрегацию, насильственное изгнание коренного населения с его исконных земель ради заселения этих земель вооруженными мигрантами».

Профессор кафедры русского языка Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, старший научный сотрудник Института лингвистических исследований Российской Академии наук, член Совета по культуре речи при Губернаторе Санкт-Петербурга, доктор филологических наук Дымарский М.Я. в своем заключении говорит о том, что в статье прямо или косвенно содержится негативная информация о Каннере. Хотя литературная форма высказывания не выходит за пределы нормы, его смысл имеет «ярко выраженный оскорбительный характер».

В лингвистическом заключении специалиста НОЧУ ДПО «Институт судебных экспертиз и криминалистики» Щербань Г.Е. указано, что высказывания в статье Шевченко М.Л.:

  • «содержат информацию негативного характера, выраженную в оскорбительной форме, направленную на конкретное лицо – Каннера Ю.И.»;
  • общая смысловая направленность слов и словосочетаний «фашизм», «либерал-фашизм» в контексте статьи является негативной, а сами по себе указанные слова использованы для целенаправленной передачи оскорбительных и (или) унизительных характеристик, отрицательных эмоциональных оценок, негативных установок в отношении Каннера Ю.И.».

Ответчик, в свою очередь, представил суду заключения психолого-лингвистической экспертизы статьи. В соответствии с одним из них, высказывания автора статьи:

  • не несут негативную информацию, выраженную в неприличной форме, направленные на конкретное лицо – Каннера Ю.И.,
  • не являются порочащими его честь и достоинство.

Другой эксперт, Тарасов Е.Ф., заведующий Отделом психолингвистики Института языкознания Российской академии наук, доктор филологических наук, приходит к выводу, что:

  • спорное высказывание является утверждением о факте;
  • это утверждение является правдивым, так как оно доказывается анализом публикаций Юрия Каннера в его блоге;
  • обозначение Юрия Каннера словом «фашист» не является оскорблением, поскольку это слово употреблено в качестве термина, нейтрального по своей природе.

Чем лингвистическая экспертиза отличается от психолого-лингвистической?

Суд первой инстанции указал, что данные экспертные заключения получены не в рамках судебной экспертизы и в удовлетворении иска отказал.

Апелляция согласилась с решением первой инстанции и добавила, что истец не представил доказательств того, что для решения данного спора необходимо назначить судебную экспертизу.

Суды двух инстанций указали, что высказывания, содержащиеся в статье Шевченко, сделаны в рамках политической дискуссии между истцом и ответчиком. Статья не является утверждением о фактах, а представляет собой выражение мнения ответчика относительно сложных и неоднозначных политических событий.

Каннер обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд.

Что решил ВС?

Судебная коллегия не согласилась с выводами нижестоящих судов.

ВС напомнил, что для разрешения данного дела суды должны были установить следующие обстоятельства:

  • факт распространения ответчиком сведений об истце;
  • порочащий характер этих сведений;
  • несоответствие этих сведений действительности.

Если отсутствует хотя бы одно из этих обстоятельств, то иск не может быть удовлетворен.

Что суды должны были сделать и не сделали?

  • Суды должны были установить, является ли спорное высказывание утверждением о фактах, либо оценочным суждением, мнением. На истце лежала обязанность доказать, что данное высказывание является утверждением о фактах. Для этого истец предоставил экспертные заключения. Из представленного ответчиком заключения следует, в частности, что спорное высказывание является утверждением о фактах;
  • Дать оценку представленным доказательствам (заключениям экспертов);
  • Даже в рамках политической дискуссии (к которой суды отнесли спорную статью) участники не могут высказывать утверждения, не соответствующие действительности, и они могут быть опровергнуты заинтересованной стороной.

ВС решения судов отменил, дело отправил на новое рассмотрение в апелляционный суд.

 

Источник: определение ВС РФ от 11 сентября 2018 года № 5-КГ18-173.

09.11.2018


Теги:

:


Новости


Статьи

.

 



Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus
Отправить заявку
Данный сайт использует «cookie» и сторонние интернет-сервисы для сбора информации технического характера и статистической информации. Оставаясь на сайте вы соглашаетесь с Политикой защиты и обработки персональных данных. Ok