Договорные отношения между пациентом и клиникой подпадают под действие Закона о защите прав потребителей

Москвич обратился в ФГБУ «НМХЦ им. Н.И. Пирогова» (далее – больница) для протезирования. Он заключил договор на оказание платных услуг: лечение зубов и установкой имплантов. За подготовку к имплантации и консультацию хирурга-стоматолога пациент заплатил 60 тыс. руб.

Впоследствии врачи отказались от проведения операции в связи с тем, что у пациента было выявлено заболевание – хронический пародонтит. Это заболевание является противопоказанием для установки дентальных имплантов.

Истец обратился с иском в суд. Он считал, что ему была оказана ненадлежащая медицинская помощь: его не предупредили, что имплантация невозможна без предварительного лечения пародонтита. Вместо этого врач готовил его к операции и взял за это деньги.

Что решили суды?

Больница-ответчик с требованиями истца не согласилась: все процедуры были проведены надлежащим образом, вред здоровью не причинен.

Районный суд иск пациента не удовлетворил: вина ответчика в оказании некачественной медицинской помощи и причинении вреда здоровью не установлена. Апелляционная инстанция согласилась с этим решением. Сославшись на ст. 779 ГК РФ, суд указал, что помощь истцу оказана надлежащего качества, истец дал добровольное согласие на оказание платных медицинских услуг.

Суды двух инстанций опирались на выводы экспертизы о том, что оказанная медпомощь соответствует стандартам и нормам оказания стоматологической помощи, никаких дефектов эксперты не установили.

Истец ходатайствовал о назначении повторной медэкспертизы. Основание:

  • Заключение эксперта было неполным (он не стал оценивать возможность проведения имплантации);
  • Эксперт является зависимым по отношению к больнице лицом.

Суды не приняли во внимание эти доводы, указав, что проводивший лечение врач не состоит в штате экспертной организации. В проведении повторной экспертизы истцу было отказано.

Тогда пациент обратился с жалобой в ВС.

Что решил ВС?

ВС с решениями судов не согласились, т.к. суд первой инстанции не учел, что на взаимоотношения пациента и больницы распространяются нормы Закона о защите прав потребителей.

На что указали судьи:

  • Больница обладает специальной компетенцией, т.к. занимается профессиональной медицинской деятельностью. Суд, согласно Закону о защите прав потребителей, должен был возложить на больницу обязанность доказать отсутствие ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств. Вместо этого, суд возложил это бремя на истца, который не обладает специальными знаниями в сфере медицины;
  • Исполнитель должен своевременно предоставить потребителю всю необходимую и достоверную информацию об услугах, чтобы потребитель мог сделать компетентный выбор. Для разрешения данного спора важно было выяснить, «была ли предоставлена истцу надлежащая информация о характере медицинской помощи, наличии противопоказаний для неё, о степени вероятности достижения желаемого результата и о риске неблагоприятных последствий».

ВС также обратил внимание на то, что:

  • Пациенту сделали операцию, которая являлась подготовкой к установке имплантов. Затем врач выявил у него заболевание, которое не позволило сделать протезирование;
  • В материалах дела есть выводы экспертов, которые подтверждают: лечащий врач должен учесть наличие заболеваний (хронический генерализированный пародонтит и частичное отсутствие зубов) при планировании и подготовке к операции по установке имплантов. Однако, суды не ставили и не обсуждали вопрос: мог ли и должен ли был ответчик до заключения договора и получения денег с клиента установить наличие таких противопоказаний и предупредить о возможности последствий?
  • Больница должна была в суде доказать, что до проведения лечения пациент был предупрежден о невозможности в дальнейшем установить импланты либо что на этапе подготовки невозможно было установить наличие противопоказаний для установки имплантов.

Что касается отказа судов в назначении повторной экспертизы по ходатайству истца, то ВС отметил:

  • Судьи не приняли во внимание документы, которые предоставил истец. Из документов следует, что эксперты, проводившие исследование, «состояли либо состоят в служебных отношениях с заведующим отделением челюстно-лицевой хирургии» больницы.
  • Суды не дали оценку доводам истца о том, что судебно-медицинская экспертиза проведена без первичных медицинских документов и бумаг, подтверждающих квалификацию экспертов.

ВС решения судов отменил, дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Источник: РАПСИ.

 

По теме

Видео с экспертом: Когда и зачем нужна судебно-медицинская экспертиза?

Стоматолог должен знать физику

Сложнее всего судьям было определить, был ли вред и кто должен доказывать вину врача

22.08.2018

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.