Москва +7 (495) 789-36-38
Главная страница/ Новости/ Экспертиза/

Когда речь идёт об ограничении родительских прав подход не должен быть формальным

В одной семье Ставрополя произошел разлад. Муж подал иск к жене в районный суд. Он просил расторгнуть брак и определить место жительства четырёхлетней дочери с ним, аргументировав тем, что у него лучше условия для ребенка. Жена ответила встречным иском. В требовании женщина указала, что после ухода мужа ребёнок остался с ней. Позже он «не выполнял обязанности по содержанию дочери», вместо этого – забрал дочь и не возвращал её.

Дела объединили в одно производство. Однако отец приобщил к иску еще одно требование – о выплате алиментов на ребенка, а еще через несколько месяцев попросил ограничить в родительских правах супругу, так как она не заботится о девочке и вообще, опасна для ребенка.

И снова жена ответила встречным искам – в свою очередь, ограничить в правах отца, так как он еще до вступления в законную силу решения суда (с кем останется девочка) забрал её себе.

Более того – отец, несмотря на согласованный ими график общения, препятствовал встречам с ребенком.

Что решили суды?

Районный суд, рассмотрев все иски (развод, алименты и ограничение родительских прав), удовлетворил требования отца полностью. То есть дочь осталась жить с отцом, а мать ограничили в правах и обязали уплачивать алименты. Апелляция согласилась с решением первой инстанции.

Так дело дошло до Верховного Суда.

Что решил Верховный Суд?

ВС РФ нашел основания отменить решения нижестоящих судов из-за нарушения ими норм материального и процессуального права. Почему?

Во-первых, судьи не учли жилищно-бытовые условия обоих родителей, хотя в деле есть акты обследования жилплощади и матери, и отца. Обе квартиры благоустроенные, в хорошем состоянии. Комната для ребёнка есть в обеих квартирах.

Во-вторых, ВС РФ не согласился с выводами судов об ограничении родительских прав матери на основе экспертизы психологического состояния ребёнка и мнения органов опеки. В ходе разбирательства суд назначил экспертизу. Эксперт проанализировал отношение ребёнка к конфликту и к своим родителям. Экспертный вывод о том, что девочка хочет остаться с отцом, подтвердили и органы опеки.

Оба этих мнения стали базой для решения райсуда: «аморальное поведение матери препятствует выполнению ею родительских обязанностей и должно повлечь ограничение матери в родительских правах». Вот почему суд решил, что в интересах девочки остаться с отцом.

Однако с этим решением не согласился ВС РФ, указав, что подход был слишком формальным, а выводы – абстрактными. Между тем, согласно ст. 73 Семейного кодекса, принять решение об ограничении родительских прав родителей (одного родителя) возможно только если, оставить ребёнка с ними опасно и произошло это по обстоятельствам, от родителей не зависящим: «психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и другие».

Чтобы ограничить в правах одного из родителей следует (и это является юридически значимым) доказать характер и степень опасности, возможные последствия для жизни и здоровья ребенка, если его с ним оставят. Суд обязан был установить обстоятельства опасного для ребёнка поведения родителя. И экспертного заключения о стрессе матери в результате развода и конфликта в суде мало. Тем более, что органы опеки сделали замечание – прекратить конфликт – обоим родителям.

А еще ВС РФ добавил, что районный суд, в нарушение Гражданского процессуального кодекса, не указал в своем решении мотивы, на основании которых он пришел к выводу о виновном и опасном поведении матери, если с ней останется дочь.

В-третьих, местный суд не учел, что экспертное заключение – не исключительное средство доказывание. Выводы эксперта должны оцениваться наравне с другими доказательствами.

Более того, было проведено рецензирование заключения экспертов, и мать просила приобщить рецензию к делу как доказательство. Но суд отказал принять рецензию к сведению, указав на то, что у неё на руках лишь копия, а не оригинал.

ВС РФ указал, что суд по закону должен был помочь сторонам собрать дополнительные доказательства, а если надо, и получить их. Поэтому райсуд был обязан предложить матери представить оригинал. Тем более, что рецензия указывает на существенные недостатки проведенной экспертизы, например, на то, что факты реальной действительности были установлены из текста ходатайства отца. При этом негативная установка отношения ребенка к матери названа необоснованной, так как осознанная готовность ребенка жить с одним из родителей не может сформироваться к четырём годам.

Итог

ВС РФ отменил все решения местных судов, сказав, что их нельзя признать законными и велел пересмотреть дело заново, с учетом своих разъяснений.

См. также:

С кем останется жить ребенок после развода родителей?

Три «кита» развода: дети, алименты и имущество

Папа может: право разведенного родителя на встречи с детьми


11.05.2018


Теги:

:


Новости


Статьи



Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus
Отправить заявку