Москва +7 (495) 789-36-38 +7 (800) 500-76-44
Главная страница/ Новости/ Экспертиза/

Дело врача-гематолога

В 2013 году врач-гематолог городской клинической больницы №52 г. Москвы Елена Мисюрина провела диагностическую процедуру одному из пациентов. Пациенту было 55 лет, он страдал двумя онкологическими заболеваниями.

Процедура заключалась во взятии образца костного мозга (трепанобиопсия). После процедуры пациент чувствовал себя удовлетворительно. Однако через несколько дней он скончался в частной клинике. Судебно-медицинскую экспертизу провели там же.

По версии следствия, кровотечение, в результате которого скончался мужчина, стало причиной диагностической процедуры, проведённой врачом Мисюриной.

22 января 2018 года суд признал Елену Мисюрину виновной по ст. 238 УК РФ — «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности и повлекших по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека», сообщил «Ъ». Её ждёт два года колонии общего режима.

Как отреагировали медики?

Приговор суда вызвал возмущение у коллег-медиков. Петицию с требованием пересмотреть дело подписало более 64 тысяч человек.

Так, о приговоре и деле высказался вице-мэр Москвы, заслуженный врач России Леонид Печатников. Он заявил, что «по-видимому, произошла чудовищная судебная ошибка». В соцсетях мэр Москвы Сергей Собянин поделился своим мнением о том, что подобные дела необходимо рассматривать «максимально корректно и объективно».

Врачи, которые высказывались в поддержку Елены Мисюриной, поясняли, что трепанобиопсия – это рутинная процедура (прим.: стандартная). Она необходима для правильной оценки состояния больного и подбора соответствующего лечения. Они добавили, что кровотечения у подобных больных бывают спонтанными, без какой-либо механической причины.

Так, заведующая отделением Национального медицинского исследовательского центра гематологии Вера Троицкая сообщила:

Врачу нельзя связывать руки страхом, когда он работает. Мы работаем в гематологии — медицине критических решений, у нас крайне тяжелые больные. Если врач будет бояться за свою свободу, он не будет выполнять свою работу в том объеме, в котором он мог бы ее сделать. Это приведет к снижению эффективности.

Некоторые из врачей опасаются, что дел против врачей становится всё больше. Они считают, что необходимо вносить изменения в законодательство: ответственность медработников в случае с неосторожными формами вины квалифицировать не по УК, а по КоАП.

Как отреагировал Следственный комитет РФ?

Представитель столичного главка СК РФ Юлия Иванова выступила с заявлением «Интерфаксу»:

Были проведены комиссионная и дополнительная комиссионная судебно-медицинские экспертизы, выводы которых позволили установить причинно-следственную связь между действиями обвиняемой и гибелью пациента.

При производстве этой манипуляции (прим.: однократного механического воздействия диагностической иглы) была нарушена методика выполнения. В результате произошло сквозное повреждение крестца, а также повреждение кровеносных сосудов по ходу медицинской манипуляции, что является дефектом оказания медицинской помощи.

Кроме того, виновность врача-гематолога в совершении инкриминируемого преступления подтверждается показаниями независимых экспертов и опытных специалистов в области гематологии различных медицинских учреждений федерального значения, которые подтвердили выводы проведенных по уголовному делу экспертиз.

Как отреагировала Генеральная прокуратура?

31 января Генеральная прокуратура ЮЗАО г. Москвы внесла апелляционное представление на приговор Черемушкинского районного суда г. Москвы в отношении Елены Мисюриной. Она просит отменить состоявшееся судебное решение и вернуть уголовное дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Причина – нарушения, допущенные в ходе следствия.

Какие нарушения? 

  • Выводы суда, изложенные в приговоре, о виновности Мисюриной, не соответствуют установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам.
  • Заключения судебно-медицинских экспертиз противоречат друг другу.
  • Не дана должная оценка показаниям допрошенных свидетелей и экспертов.
  • Собранные и исследованные доказательства не позволяют сделать однозначный вывод о доказанности вины Мисюриной.

 

См. также

Когда и зачем нужна судебно-медицинская экспертиза?

02.02.2018


Теги:

:


Новости


Статьи



Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus