Цифровая криминалистика: окно в душу

Специалист в области цифровой криминалистики поделился мнением о возрастающей роли этого вида экспертизы. Почему цифровая криминалистика выходит на лидерские позиции в расследовании преступлений? Можно ли назвать цифровую криминалистику ДНК-экспертизой наших дней?

Цифровая криминалистика, как и ДНК, может стать ключом к раскрытию преступлений и установлению объективной правды. Она предлагает свои собственные шаблоны и «коды», которые эксперт может применить в исследовании поступка или пониманию личности человека. Все эти миллионы гаджетов, наполненные персональными данными, – это «ДНК современного мира».

Подобно тому, как экспертиза ДНК произвела революцию в расследованиях в 1990-х годах, цифровая криминалистика в настоящее время захватывает лидерскую позицию и становится мощным оружием в борьбе с преступностью.

Однако есть одно существенное отличие! Оно состоит в том, что стороне обвинения проще продемонстрировать очевидную связь между подозреваемым и его ДНК. С цифровой криминалистической экспертизой не всё так очевидно. В этом случае от убедительности защитника будет зависеть многое.

Криминалисты и юристы спотыкаются о подводный камень этой экспертизы при возникновении ошибок. Неправильный вывод эксперта в сфере цифровой криминалистики – результат, как правило, двух и более ошибок при исследовании.

Автор приводит пример критической ошибки из судебной практики – дела Кейси Энтони. Кейси Энтони обвиняли в убийстве дочери. И у обвинения, и у защиты были свои собственные криминалисты. Они проводили исследования независимо друг от друга, используя одинаковую информацию, однако, пришли к разным выводам.

Адвокат Кейси, Хосе Баэс, дал присяжным то, что им было нужно, то есть другого подозреваемого. Им стал отец – Джордж Энтони. Как показали эксперты защиты, и отец, и мать были дома, когда в Google начали искать информацию по запросам: «хлороформ», «травма груди», «внутреннее кровотечение», «как сделать хлороформ».

Однако была еще одна экспертиза, которая зафиксировала выход в интернет для поиска информации, когда дома были только дочь и мать. И если бы об этом узнали присяжные, то их голоса были бы на стороне обвинителя. В тот период кто-то вводил в поисковике ключевые слова «сломать шею (плюс)» и «удушение». Это исследование было более дорогостоящим из-за детализации и затраченного времени. Поэтому обвинение его пропустило.

Итак, в деле допустили две ошибки. Первая: у прокурора на руках было только одно заключение эксперта. Вторая ошибка: никто из сторон не знал о специальном программном обеспечении, которое задаёт условия поиска при экспертизе. Именно это ПО показало, что второй выход в интернет (когда в доме была только мать) был последним перед убийством, присяжные могли принять на веру версию защиты, то есть осудить отца девочки.

Почему экспертов в цифровой криминалистике становится всё больше?

Изначально «цифровая экспертиза» называлась «компьютерной криминалистикой». Ровно до 1983 года, когда компания Motorola выпустила первый сотовый телефон DynaTAC 8000X (прим. ред. - сертификат FCC телефон получил 21 сентября 1973 года, тогда же произвели первый звонок по мобильному). С того времени в мире появилось и стало стремительно развиваться мобильное сотовое общество. Сегодня на один компьютер покупают около 20 смартфонов. Поэтому цифровая криминалистика стала более точным описанием, нежели компьютерная.

Сейчас люди совершают преступления, имея в кармане гаджет, а, возможно, и не один. Эти гаджеты способны дать больше информации, чем может казаться их владельцам. Тайные любовные встречи можно отследить по сигналам телефонов, а убегающих из дома подростков – по цифровым «хлебным крошкам» их айподов и смарт-часов. Да и сами преступники теперь пользуются глобальной цифровизацией вовсю: уровень киберпреступности растёт с каждым годом. Да, и не забудем так популярные сегодня фитнес-трекеры, которые следят за каждым нашим шагом.

Вот почему роль экспертов в сфере цифровой криминалистики будет повышаться и повышаться. Если несколько лет назад основным объектом для исследования был компьютер, то сегодня эксперты имеют дело в основном со смартфонами и другими гаджетами.

Да и дела стали сложнее. Экспертов в сфере цифровой криминалистики привлекают к сложным делам, связанным с терроризмом или массовыми убийствами. Автор приводит такой пример, когда цифровая экспертиза понадобилась в деле 19-летнего подростка, обвиняемого за сексуальное насилие над ребёнком. Прокурор ходатайствовал о 25 годах заключения. При этом ни защита, ни обвинение не исследовали телефон подростка. Это выяснилось только при рассмотрении дела апелляционной инстанцией. Защитник поставил перед экспертами задачу – выяснить, что за человеком был этот подросток: что он делал в свободное время, каким был его круг общения, привычки и увлечения.

То, что обнаружили эксперты, легло в основу оправдательного приговора три года спустя. Эксперты получили портрет не насильника, а обычного старшеклассника, который посещал церковь, играл в футбол, любил и был любим. Они также смогли найти изображения осужденного, содержащие метаданные, доказывающие, что он не мог быть на месте преступления.

Кроме того, во время повторного судебного разбирательства эксперты узнали больше о главном следователе по этому делу. Он допустил несколько ошибок, но самая важная – за четыре месяца расследования он ни разу не посетил место преступления. Эта ошибка едва не стоила подростку длительного заключения. При этом жертвы точно описывали спальню напавшего на них: большое помещение с рядом футбольных трофеев на полке. Обвиняемый же жил почти в спартанских условиях, а роскошная спальня была всего в двух дверях по коридору.

В мире, где действия говорят громче, чем слова, данные смартфона при правильном к ним подходе экспертов-криминалистов могут установить модель поведения подозреваемого и его характеристику. Эта информация может помочь присяжным понять, кем именно был обвиняемый, соответственно, вынести вердикт – виновен тот или нет.

Как только вы активируете ваш смартфон он начинает жить своей жизнью, становясь частью вас, то есть абсолютно уникальным объектом для экспертизы.

Станет ли цифровая криминалистика ДНК-экспертизой современного мира?

Автор полагает, что это две разные сферы. И отдавать преимущество одной в ущерб другой – неверная стратегия. С одной стороны, ДНК-экспертиза основана на системе научных методов. С другой, исследования проводят люди, а им свойственно ошибаться.

Что касается цифровой криминалистики эксперты исследуют устройства и используют при этом отработанные протоколы и проверенный софт. Поэтому выводы вполне можно назвать точными и сравнивать их с научными.

Что мы точно можем сказать, что цифровая криминалистика стала своеобразным окном в душу человека. Все те персональные данные, которые хранит бездушное устройство, всесторонне характеризует личность его владельца.

Источник: статья Digital Forensics: Window Into the Soul. Перевод с английского выполнен редакцией ИСЭиК.

22.08.2019

Бесплатная консультация


Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.

Заказать звонок

Спасибо, мы скоро свяжемся с вами.