Москва +7 (495) 789-36-38 +7 (800) 500-76-44 Ваш город Москва? Да Выбрать филиал в вашем городе
Главная страница/ База знаний/ Статьи/

Экспертиза аффекта: проблемы и возможные пути их решения. Часть 1 – исторический экскурс.

аффект

Судебно-психологическая экспертиза (далее - СПЭ) аффекта – один из самых распространенных видов судебно-психологической экспертизы. Несмотря на востребованность СПЭ аффекта и частоту ее производства,  назрела необходимость повысить эффективности этого способа доказывания.

Эволюция термина «аффект»

Изучение аффектов в уголовном праве исторически изначально требовало межотраслевого подхода. Исследования аффекта, начавшееся в уголовном праве России в XIX в., практически не использовали научного психологического знания, опираясь только на житейское понимание человеческих эмоций.

Несмотря на то, что отечественный уголовный закон не использовал термин «аффект» вплоть до принятия УК РФ 1996 г., в литературе им активно оперировали с XIX в.

Так, при разработке новой редакции Уголовного Уложения России 1903 г. авторы-разработчики и критики спорили о том, как лучше сформулировать юридически значимые признаки аффекта в тексте уголовного закона, в частности, как отграничить аффект от страсти.

Они исходили из необходимости выбрать такую формулировку аффекта, которая бы не требовала в дальнейшем проведения судебной экспертизы аффекта. Как аргумент - экспертное заключение психиатров (психологов) не будет подкреплено точными научными данными, потому что «таковых в действительности не существует».

Текст комментариев к проекту Уложения не содержит информации о том, что при его разработке использовались данные научной психологии или физиологии, как утверждают некоторые авторы.

К примеру, С. Шишков писал, что замена использовавшихся первоначально в Уголовном Уложении России признаков для квалификации аффекта «запальчивость и раздражение» на термин «сильное душевное волнение», появившийся в российском Уголовном Уложении 1903 г., «была во многом обусловлена научными достижениями рубежа XIX - XX в., прежде всего в области психологии и физиологии».

Однако, признаки «запальчивость и раздражение» были удалены из диспозиций статей, предусматривавших привилегированную ответственность за аффектированные преступления, не из-за достижений в психологии и физиологии, а потому что старая формулировка, имевшаяся в уголовном законе, допускала ограничительное понимание аффектов.

Ограничивая легальное проявление аффектов «запальчивостью и раздражительностью», закон оставлял без внимания другие заслуживающие снисхождения случаи аффектов: обусловленные страхом, отчаянием, стыдом и т.д.

Редакционная комиссия сочла, что формулировка «сильное душевное волнение», использовавшаяся уголовными законодательствами Австрии и Венгрии, отвечает задаче закрепления в уголовном законе общих признаков разных по своему происхождению аффектов, а также позволяет их отделить от страстей, «развивающихся продолжительное время и держащихся на относительно незначительном уровне».

Российский эксперт-психиатр А.У. Фрезе характеризовал состояние психологии в период составления и обсуждения проекта Уголовного Уложения как продукт кабинетного, умозрительного мышления, основанный на случайно собранных, отрывочных, поверхностных данных наблюдения или литературных образах, вдобавок еще и субъективно интерпретируемых. Такая психология не могла стать основой для судебной экспертизы.

Русский криминалист Н.С. Таганцев в начале XX в. писал о том, что вопрос о влиянии и значении аффектов в уголовном праве представляется весьма спорным, как со стороны теоретической, так и практической. Это свидетельствовало, в частности, и о том, что дальнейшее изучение уголовно-правовых аффектов требовало дополнительных, предметно ориентированных психологических исследований.

Прежде чем строить правовые конструкции, надо было изучить сам предмет юридического опосредования - психологию аффекта.

Потребность юридической теории и судебно-следственной практики подтолкнули психологическое изучение аффектов.

Традиционно, начиная с Б. Спинозы, в психологии изучалась преимущественно способность аффектов вызывать висцеральные реакции организма, по которым можно судить о степени значимости для человека эмоциогенного события, в т.ч. преступления (В. Вундт, З. Фрейд, А.Р. Лурия и др.). Но одно дело - выявлять причастность человека к преступлению, другое - определять наличие аффекта в момент его совершения.

Данные, полученные в этих исследованиях, стали первым шагом в практической разработке методик экспертизы аффекта - определения наличия аффекта по остаточным аффективным следам в психике человека.

Иной ракурс в изучении аффектов, как отмечал С.Л. Рубинштейн, возник из потребностей судебной и следственной практики.

Так, при квалификации преступления нужно было определить наличие или отсутствие сильного душевного волнения в момент совершения убийства или умышленного причинения тяжких телесных повреждений или менее тяжких телесных повреждений (см., например, признаки составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 144 и 151 УК РСФСР 1922 г.).

Классические определения «аффекта»

Определение аффекта, данное С.Л. Рубинштейном, решало задачу соотнесения юридической категории «сильное душевное волнение» с психологическим понятием «аффект». 

Некоторыми экспертами-психологами в дальнейшем оно было признано классическим. 

По С.Л. Рубинштейну, аффект – «это стремительно и бурно протекающий эмоциональный процесс взрывного характера».

Ученый предлагал также различать понятия «страсть» - сильную, но длительную реакцию и «аффект» - краткосрочную, бурно протекающую реакцию взрывного характера. Это был второй шаг в экспертной психологической диагностике аффекта - отделение его от других сильных эмоций.

К классическим можно отнести и определение аффекта, данное А.Н. Леонтьевым:

«Аффектами называют в современной психологии сильные и относительно кратковременные эмоциональные переживания, сопровождаемые резко выраженными двигательными и висцеральными проявлениями».

В советской психологии уже в 80-е гг. был описан феномен кумулятивного аффекта. Отмечалось, что «повторение ситуаций, вызывающих то или иное отрицательное аффективное состояние, ведет к аккумуляции аффекта, который может разрядиться в бурном неуправляемом аффективном поведении – «аффективном взрыве».

Такой подход стал базой для совершенствования законодательного определения уголовно-правового понятия аффекта при принятии УК РФ в 1996 г.

Источники:

  • Будякова Т.П. Проблемы назначения судебно-психологической экспертизы аффекта
  • Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы, эмоции. М., 1976.
  • Лурия А.Р. Психология в определении следов преступления // Психологическое наследие. М., 2003. С. 107; Лурия А.Р. Экзамен и психика
  • Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1999.
  • Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2007.
  • Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Т. 1. М., 2001.
  • Уголовное уложение. Объяснения к проекту редакционной комиссии. Т. VI. Главы 20 - 27. СПб., 1895.
  • Фрезе А.У. Очерк судебной психологии. Предисловие. Казань, 1874.
  • Шишков С. Установление внезапно возникшего сильного душевного волнения // Законность. 2002. N 11.

    Продолжение Часть №2  

Дата редакции: 27.03.2016




Теги:


Другие статьи


Новости

 

Спецпроекты

Интервью

Мнения




вверх
Система Orphus